В поисках элексира бессмертия - на пороге вечной жизни

1,2 т.
В поисках элексира бессмертия - на пороге вечной жизни

Недавно ученый генетик из Кембриджского университета Обри де Грей заявил, что в самом недалеком будущем люди будут жить более тысячи лет, а в перспективе – могут обрести физическое бессмертие. Чтобы понять, на чем зиждется оптимизм де Грея и оправдан ли он, нам придется окунуться в историю проблемы

Каков же век человеческий?

Говорят, что в прошлые века средняя продолжительность жизни была значительно меньше. Но это вовсе не значит, что homo sapiens как вид стал жить дольше. Цифры изменились за счет сокращения детской смертности и победы над рядом заболеваний.

Сколько все-таки лет отмерено человеку природой? Статистика говорит: от 65 до 80. Но она не всегда точно отражает действительное положение вещей. Ведь если умрет столетний старец и младенец нескольких дней от роду, в статистических данных они оба проживут по пятидесяти лет.

На основании сопоставления графиков выживания людей в разных странах и в разные времена профессор Калифорнийского университета Леонард Хайфлик вывел теоретическую кривую с верхним пределом в 115 лет.

Один из основоположников иммунологии, сравнительной патологии, эволюционной эмбриологии и геронтологии, лауреат Нобелевской премии академик Илья Ильич Мечников и его последователь академик Александр Александрович Богомолец считали этот предел равным 150–160 годам.

Великий средневековый врач и естествоиспытатель Парацельс был убежден, что человек может дожить до шестисот лет.

Надежда – наш компас земной

Некоторые перспективы, наметившиеся в процессе поисков бессмертия, выглядят весьма обнадеживающими. В первую очередь это относится к работам генетиков.

Доктору Стивену Гельфанду из Коннектикутского медицинского центра удалось увеличить среднюю продолжительность жизни мухдрозофил с мутацией в гене, который он сокращенно называет «ИНДИ» – по первым буквам слов в английской фразе «я еще не умер», до 71 дня по сравнению с обычными 37 днями. У человека имеется тот же самый ген «ИНДИ». Что касается млекопитающих, то в роли подопытных пионерами здесь выступают мыши.

Создан специальный призовой фонд «Мыши Мафусаила», размер которого перевалил уже за миллион долларов. Его получит исследователь, создавший мышкудолгожителя, чей возраст будет сопоставим со 150-летним человеком. Разрешены любые методы воздействия – генная терапия и инженерия, биотехнологии и т.д. Ставится лишь одно условие – у «пациента» не должно ухудшаться умственное и физиологическое состояние.

Пока официальный рекорд жизни лабораторной мыши составляет 1819 дней. Это почти пять лет. Нормальный же срок жизни таких мышей – чуть больше двух лет.

Кстати, учредителем «мышиного приза» является некоммерческий «Фонд Мафусаила». А руководит им тот самый Обри де Грей, с рассказа о заявлении которого мы начали.

Вторая космическая скорость де Грея

Обри де Грей – отнюдь не чудаковатый профессор-одиночка. Его взгляды разделяет большая группа ученых, работающая в проекте «Стратегия для проектируемого незначительного старения» (Strategies for Engineered Negligible Senescence – SENS). Главная идея проекта – собрать, систематизировать, проанализировать и развить все мыслимые технологии и знания, которые могут пригодиться в борьбе со старостью и естественной смертью.

Это не только идея, но и детальный план, описывающий, как можно восстановить те или иные типы молекулярного и клеточного повреждений. Все методы и технологии уже работают в клинических испытаниях. Осталось только объединить их.

«Конечно, мы все еще будем умирать, – говорит де Грей, – но только от невнимательного пересечения дороги, укусов змей или нового типа гриппа. И не тем «затянутым» способом, которым большинство из нас умирает в настоящее время».

Свою концепцию, основанную на том, что терапии совершенствуются быстрее, чем накапливаются повреждения в организме, де Грей называет «второй космической скоростью». Суть ее в том, что как только станет доступно первое поколение терапий, мы получим 20–30 дополнительных лет здоровой жизни. А за это время, выигранное нами с помощью «второй космической скорости», прогресс науки еще более убыстрится. Так, постепенно отвоевывая «по кусочку» годы у смерти, мы и достигнем бесконечной жизни.