Дмитрий Певцов: «Бог даст - и у нас с Ольгой дети будут!»

1,1 т.
Дмитрий Певцов: «Бог даст - и у нас с Ольгой дети будут!»

Артист, спортсмен и просто обая­тельный мужчина Дмитрий Певцов рассказал корреспонденту «Комсо­молки» об автогонках. О том, как он чувствовал себя, впервые выходя на сцену в мюзикле «Юнона» и «Авось», заменяя попавшего в аварию Николая Караченцова. И, конечно, о своей лю­бимой жене Ольге Дроздовой.

«Не копирую Караченцова, работаю, как умею»

- В этом сезоне вы ввелисс на роль графа Резанова в «Юноне» и «Авось», которую более 20 лет без дублера играл Николай Караченцов. По этому поводу было много разговоров и публикаций...

- А я себя и позиционирую как дуб­лер. Тем более речь о вводе дублеров шла давно. Марк Захаров с Николаем Петровичем об этом говорили и при­шли к соглашению, что это надо сде­лать. Года два назад Саша Лазарев дол­жен был вводиться, уже сшили костю­мы, все отрепетировали. Тогда этого не произошло. А когда в этом сезоне заключали контракты, Марк Анатоль­евич принял решение, что вводиться буду я. Это было до того, как Николай Петрович попал в аварию. Поскольку «Юнона» и «Авось» - визитная карточ­ка «Лейкома», то спектакль нельзя бы­ло терять.

Видео дня

- Вы стали первым, кто вышел на сцену в роли Резанова после Караченцова. Как ощущаете себя и насколько сложно было остаться в этой ситуации Певцо­вым?

- Было дико волнительно. Ведь и внутри театра была масса противни­ков. Почему-то считали, что это амо­рально, хотя я так не ду­маю. Но я понимал всю ответственность, кото­рая лежала на мне. Ведь Караченцов - та­кая же легендарная фигура в «Юноне», как и сам спек­такль. Я не пытал­ся копировать Ни­колая Петровича, а старался работать, как умею. Ведь от момента, когда Заха­ров сказал мне о вво­де, и до первого спекта­кля со мной прсшо всего три недели. Так что некогда было «страдать» ерундой - надо бы­ло делом заниматься.

«Мотоцикл украли, но я простил»

- У вас колоссальная загрузка в те­атре, кино, опять же - мюзикл. Когда вы успеваешь еще и участвовать в ав­тогонках?

- Сами гонки не отнимают много времени. Они проходят, как прави­ло, в уик-энд, а тренировки - за три дня до гонок. К сожалению, на тренировки практически нет времени, что жалко, потому что прогрессирую не так быстро, как мог бы.

- Почему для хобби вы выбрал такой экс­тремальный вид спор­та, как автогонки? Вам не хватает в про­фессии экстрима?

- Меня позвали стать лицом нового Кубка. Я до этого никогда не интере­совался автоспор­том. Но когда по­пробовал пройти первую гонку, по­нял, что хочу это­му учиться. Так же было и с вокалом: попробовал запи­сать одну песню в студии и понял, что мне нужно этому учиться. А по поводу экстри­ма? Ничего экс­тремального в ав­тоспорте нет - это просто расхожее мнение. Хотя скоро­сти там бешеные. Ко­нечно, это довольно тя­желая физическая работа, нужно умение чувствовать автомобиль, иметь стратегиче­ски-тактическое мышление. Разуме­ется, там есть эмоции и волнение на старте и перед стартом, во время борь­бы на трассе. Но для меня это совсем другой вид деятельности, в процессе которого я абсолютно отвлекаюсь от профессии.

- Чем закончилась исто­рия с угоном вашего мото­роллера «Ямаха»?

- Его нашли. Ук­рали его молодые па­цаны, которые хоте­ли заработать на нем долларов по сто. Но нашла его не милиция, а муж­чина, у которого уг­нали такой же мото­роллер. Ему пыта­лись продать мой мо­тоцикл, он знал, что у меня угнали такой же, вы­шел на меня через театр. Бла­годаря ему мальчишек поймали. Но я не стал требовать «крови». У одного было условно-досрочное освобожде­ние, и ему грозил конкретный срок. Я написал заявление о том, что снимаю все свои претензии - чтобы их не осу­дили по полной программе.

«Новый член семьи - собака»

- Вы с Ольгой Дроздовой играете в од­ном спектакле «Адриенна, или Браво, мадемуазель Лекуврер!». Сложно быть на одной сцене с женой?

- Нам приятно играть вместе, пото­му что это лишний повод увидеться. Ведь даже если мы с Олей в Москве, у нас настолько не совпадает график, что мы встречаемся только по ночам. Я мотаюсь по всей стране, потому что у меня гонки, концерты, мюзикл, «Ленком». Ольга тоже загружена в теа­тре и на съемках.

- Дима, в прошлом году вы с Ольгой наконец-то переехали в новую кварти­ру...

- Это было 1 января 2005 года. Но­вый год мы встретили с моими родите­лями, а потом решили поехать перено­чевать в новую квартиру. И не смогли больше оттуда уехать. Хотя мы до сих пор полностью не переехали.

- Говорят, у вас появился новый член семьи?

- Да, дворняга, но очень симпатич­ная, хитрая, обаяния такого, что слов нет! Мы назвали ее Тина.

- Кто же с ней гуляет и кормит, когда вас нет?

- Мы редко с Ольгой уезжаем вме­сте, но у нас есть гениальный води­тель, который обожает собак. Тина -его лучший друг, и он ее забирает к се­бе, когда нас нет в Москве.

- У вас в детстве были собаки?

- Нет. Но Оля давно мечтала о соба­ке, мы тогда жили в однокомнатной квартире, и не было никакой возмож­ности привести туда даже крошечного щенка. А когда мы переехали, она ме­ня уговорила завести собаку. Когда Тина была еще щенком, хотя сейчас ей всего год, это было сплошное умиле­ние. Они с Ольгой с первого взгляда влюбились друг в друга.

- Извините, а о детях вы не подумыва­ете?

- Это не ко мне. Тут как Бог даст.

- Со своим сыном Данилой часто об­щаетесь?

- По мере моих возможностей ви­димся. Все нормально в этом плане.

Елена ГРАНИШЕВСКАЯ, «Комсомольская Правда»

www.kp.kiev.ua