Тележурналист Владимир Арьев: "В 1991 году я писал листовки шариковой ручкой!"

3,0 т.
Тележурналист Владимир Арьев: 'В 1991 году я писал листовки шариковой ручкой!'

В Киеве состоялся закрытый показ документального фильма Владимира Арьева „Последняя смена”. Эта лента о малоизвестных деталях переломного момента для бывшего СССР – она о пионерах, которые последними отдыхали в знаменитом советском пионерлагере «Артек» и вернулись из него в иную жизнь и в другие страны. Это история артекововцев последней советской смены августа 1991-го. Накануне премьеры, которая состоится завтра в отечественных кинотеатрах, корреспондент «Комсомолки» побеседовал с продюсером этой неоднозначной ленты – известным тележурналистом, отцом «Закрытой зоны» Владимиром АРЬЕВЫМ.

- Владимир, почему вы взялись за тему «Артека» времен путча? Не связано ли это с вами как-то лично?

- Со мной уж точно нет! В августе 91-го мне было 16 лет, и я гостил у бабушки в городе Миллерово Ростовской области. Там меня и „накрыло” ГКЧП со своими заявлениями по центральному телевидению. А поскольку мама мне привила политическую активность в более раннем возрасте (мои родители - диссиденты, моей матери в СССР запрещали в школе преподавать историю, хотя это ее профессия), я выдирал листы из школьных тетрадей в клеточку, писал листовки печатными буквами и приклеивал их на столбах – призывал к неповиновению путчистам. Бабушка тога страшно переживала, а если бы узнала еще и о моей «подпольной» деятельности…

Видео дня

- Кстати, а сами-то вы были пионером?

- А как же! Только вылетел оттуда раньше времени. Спорил с классным руководителем по поводу руководящей и направляющей КПСС и в последние пионерские годы не носил галстук. В комсомоле уже побывать не довелось.

- Что было самым трудным в проекте «Последняя смена»?

- Не сорваться на банальности. Охаивать СССР в нынешние времена стало так же привычно, как и «агрессивный блок НАТО» во времена СССР. Но какое-то теплое чувство, наверное, должно было с тех времен остаться. Об ужасах канувшей в прошлое страны тоже нельзя забывать – такое никогда не должно повториться. Вот эти противоречия мы и попытались объединить в фильме, и не скажу, что это оказалось легко сделать. Очень трудно было найти артековцев советского времени – вся документальная база «Артека» с адресами детей теперь уничтожена.

- Этот фильм одинаково интересен всем странам бывшего СССР – уже есть предложения о покупке этого фильма другими государствами СНГ или Балтии?

- Пока еще мало знают о нем. Грузинские каналы, например, заинтересовались. А в России этого фильма боятся. И не только из-за того, что режиссер «Последней смены» Василий Береза перед этим снял запрещенный к показу в РФ фильм о Путине «Товарищ Президент». Просто идеология нашего фильма противоречит навязываемым в путинской России идеалам. Мы за то, чтобы проститься с СССР и сохранить из связей бывших республик только хорошее.

- Готовы ли вы просто подарить этот фильм телеканалам, скажем, России в том случае, если они его не захотят покупать за деньги?

- Пусть берут, кто не боится. Там наших коллег за это по голове не погладят. У них сейчас там то же самое, что на украинском ТВ было до ноября-2004: цензура.

- Шкурный вопрос: каков бюджет фильма? Ведь не секрет, что славная украинская кинодокументалистика почила в бозе именно из-за нехватки средств.

- Еще окончательный бюджет не посчитали. Но что-то около 100 тысяч условных единиц.

- Если не секрет – каков ваш личный гонорар за этот фильм? Вопрос не столь праздный, сколь исследовательский, поскольку бытует мнение, что документальное кино в Украине не дает возможности нормального заработка своим создателям.

- Мой – ноль. Этот фильм был, помимо прочего, полигоном для команды, которая объединилась в продакшн-студию. В ней работают такие журналисты, как Лида Таран (Пятый канал) и Наталка Фицич, Виктор Заблоцкий, Игорь Скляревский и Федор Сидорук (все когда-то работали на «1+1»). «Последняя смена» стала для нас первым испытанием, которое мы вместе прошли без потерь.

- Вы создали прецедент выхода отечественного документального кино на широкий экран – на ваш взгляд, этот почин будет подхвачен или все останется по-прежнему?

- Если государство снизит налоговый пресс на спонсоров и меценатов – будет и отечественный продукт. Пока для тех, кто жертвует на искусство, любовь к прекрасному, оборачивается дополнительным налогообложением. Вот люди и не особо стремятся делиться. Вот так и получается – ни налогов, ни кино. Пусть правительство думает, что делать. Нас не надо дотировать, давайте создадим взаимовыгодные условия – и для производителей документального кино, и для государства. Но то что украинские фильмы должны появляться на широком экране – у меня сомнений практически нет.

- Намерены ли вы и дальше выступать в роли продюсера-застрельщика документального кино?

- Стрелять не люблю. Но почин заделать – мне не привыкать. «Закрытую зону» на Пятом канале сделали. Это была первая передача в своем роде. Судя по рейтингам, довольно успешная. Почему бы не стать пионером в чем-то еще?..

СПРАВКА КП

Владимир АРЬЕВ. Родился 31 марта 1975 года в Киеве. Окончил физико-математический лицей №145 и после выпускных стал автоматически студентом физического факультета КГУ им. Шевченко. Понял, что физика «не его», и поступил в Институт журналистики (там же), который и окончил. Женат. Супруга – Наталка Фицич, журналист. Дочь Ярина – 5 лет.

О ЧЕМ ФИЛЬМ

Место действия фильма „Артек” современный. Герои «Последней смены» - молодые люди 25-30 лет из Грузии, Казахстана, Литвы, Молдовы, России и Украины, для которых на протяжении фильма время возвращается на 15 лет назад. Они снова переживают свое детство и юность. Иногда комически, иногда трагически - но всегда честно - рассказывают о пионерии и советской идеологии, перестройке, о путче, войнах и национальных конфликтах. У них разные судьбы, разные идеалы и мечты, но есть одна, общая для всех, мечта сбывшаяся: „Артек” - вожделенное место для каждого советского ребенка.

«Последняя смена» собиралась по крупицам: перерывались архивы самого «Артека», изучались фильмофонды. Благодаря скрупулезности авторов в фильме есть уникальные кадры. Один из них, когда на пионерском слете 1987 года демонстрируются кадры Чернобыльской аварии, затем хроника путча и события в Тбилиси, штурм телецентра в Литве…

Андрей СОКОЛОВСКИЙ, "Комсомольская Правда"

www.kp.kiev.ua