Русский пенсионер застрелил смотрящего. Теперь он ждет двойного приговора: от суда и от братвы

1,6 т.
Русский пенсионер застрелил смотрящего. Теперь он ждет двойного приговора: от суда и от братвы

В Костроме пенсионер застрелил смотрящего. Как могло случиться такое в криминальной России, где воровской авторитет всегда являлся непререкаемым для простых смертных?

По словам Светланы, жены Китаева, у них с Вадимом была прямо-таки романтическая любовь.

Фото: автора

Кто такой есть смотрящий по городу - нашему человеку, воспитанному на блатных песнях, фильмах и детективах, пояснять было бы глупо. А для зарубежных читателей расскажу.

Это что-то вроде вашего мэра, шерифа и налогового инспектора в одном лице. Это человек, обязательно прошедший тюремные университеты и по уголовным понятиям наиболее умный, интеллигентный, достойный, нравственный.

Видео дня

 Смотрящий по городу руководит сетью смотрящих за районами, микрорайонами. Те контролируют городской бизнес, начиная от мелких лавочников, держателей игровых автоматов и до крупных предприятий, собирая налог в воровскую казну - общак.

В Комсомольске-на-Амуре, например, смотрящих поставили даже в школах собирать дань со школяров («КП» от 6 июля сего года). Не исключено, что в иных городах и весях смотрящие собирают оброк с детсадовцев и ясельников. Воспитание юного поколения по воровским понятиям также одна из главных задач смотрящего.

Деньги из общака идут на развитие криминальной индустрии, на подкуп работников правоохранительных органов, на пенсии ветеранам тюрем, на «подогрев» зон, то есть на посылки для осужденных. Смотрящий решает споры между предпринимателями и бандитами. Наказывает зарвавшихся и поощряет прилежных.

В отличие, скажем, от мэра города смотрящий выбирается не всенародным голосованием, а на сходняке (собрании) воровских авторитетов. И это правильно. Во-первых, независимость от продажной прессы, огромная экономия на рекламной кампании. Во-вторых, нельзя столь серьезное дело доверять темным массам. Смотрящий за городом подчиняется областному иль краевому смотрящему и еще выше по иерархии - окружным, федеральным «ворам в законе».

Убитый пенсионером смотрящий за Костромой Вадим Китаев по кличке Беда шел к столь высокой должности с семнадцати годов через четыре отсидки в зонах. Три раза он отбывал за воровство, а четвертый за нанесение тяжких телесных. В неволе провел почти двадцать лет и освободился в последний раз два с половиной года назад. Роковой выстрел сразил его на сорок третьем году жизни. Могила Китаева поражает обилием дорогих венков с траурными лентами: «От Костромского СИЗО», «От сусанинской братвы», «От порядочных преступников», «От шарьинских пацанов», «От ярославской братвы», «От вора Огонька» и т. д. и т. п.

Они оба жили тихо

Что же случилось в тот роковой день? На этот вопрос я искал ответа в следственных органах. Но костромская милиция и прокуратура уж которую неделю пребывают в ступоре от случившегося и никаких пояснений не выдают. Пенсионера Толкунова (имена и фамилии участников драмы изменены), стрельнувшего в Китаева, они отпустили под подписку о невыезде и где-то тщательно прячут вместе с супругой от бандитов и прессы. «Если мы укажем вам адрес Толкунова, получится, что мы симпатизируем подследственному и работаем необъективно!» - пояснили прокурор города и его подчиненные. 

Даже адвокат Толкунова не выдал мне адреса подзащитного - а вдруг я переодетый гангстер?

Последние два года Китаев - Беда, не имевший собственного жилья, проживал у своей гражданской жены Светланы на седьмом этаже в старом панельном доме. По словам пятерых опрошенных мною соседей по подъезду, жил он тихо и скромно. Пенсионер Толкунов - бывший зам. главного инженера военного предприятия и полковник запаса - жил также тихо и скромно со своею супругой этажом ниже. Не пил и с соседями был приветлив.

Светлана, вдова Вадима Китаева, пустила меня в маленькую, давно не ремонтированную квартиру и рассказала, как все случилось. Насколько была она откровенна - судить не берусь, но глаза ее то и дело застилали неподдельные слезы.

- В последнее время у нас было туго с деньгами, и мы с Вадимом собирались переехать к его маме, а эту квартиру сдавать, - удивила меня Светлана.

- Простите, но при его-то должности?!

- Вадик был очень ограничен в средствах. В туалете у нас протекали трубы, и мы вызвали сантехников, чтобы перед сдачей квартиры починить протечку. (Надо заметить: в туалете с давних времен нет электричества и вокруг унитаза стоят парафиновые свечи. - Н. В.). Сантехники оказались халтурщиками, после их работы трубы прорвало так, что мы затопили себя и туалет тети Капы, соседки снизу.

Для сантехников нет авторитетов

- Что потом стало с несчастными сантехниками? - задал я тревожный вопрос.

Могила Китаева с последними дарами от братвы.

- А что с них возьмешь, с алкоголиков? Вадим нашел других слесарей, и те починили. А тете Капе мы обещали заплатить деньги, как только будут. ...В тот день у меня с утра появилось какое-то дурное предчувствие, все валилось из рук. А Вадик, наоборот, в отличном был настроении, необычайно учтив и нежен. Вообще все два года нашей с ним жизни у меня был сплошной медовый месяц, но день последний выдался в нашей любви особенным! Я моложе его на шестнадцать лет, от первого брака есть сын, которого Вадик очень любил и считал своим. Мне было с Вадиком интересно рассуждать по ночам и спорить об устройстве мироздания, о смысле жизни. Вадик имел особую философию: миром правит малая кучка людей - короли, президенты, шахи, а все остальные невольники жизни, каждый на своем уровне. Он часто просил меня почитать Ахматову, Цветаеву, Мандельштама и сам читал мне стихи: «Я пишу тебе, голубоглазая, может быть, последнее письмо. Никому его ты не показывай, из тюрьмы написано оно...»

Я, поверьте, тоже не глупая, вот вам моя зачетка с одними пятерками даже по философии. Окончу техникум с красным дипломом! ...И вот в тот день мы с утра гуляли по парку. Вадик всегда стеснялся целоваться на людях, а тут вдруг его прорвало. И, несмотря на мое дурное предчувствие, весь день прошел в каком-то розовом тумане. Вечером мы пошли в кафе. Народу там было мало, музыканты скучали, но, увидев у Вадика татуировки, грянули «Владимирский централ». Вадик всегда стеснялся танцевать на людях - он на сантиметр ниже меня, - а тут взял и пригласил. Потом заплатил музыкантам сто рублей, и те сыграли еще «А белый лебедь на пруду качает павшую звезду...». После Вадим заказал немного водки и предложил рюмку мне, чего никогда раньше не позволял - все рассчитывал на мою беременность, но, увы... это отдельная тема. Примерно за час-полтора до смерти Вадим вдруг снимает с себя вот это (она показывает красивый, похоже, с драгоценными камушками крест) и надевает мне на шею: «Милая моя девочка, этот крест всю жизнь охранял меня, а с этого дня пусть он хранит тебя!» Я испугалась, пыталась вернуть подарок, но это было уже невозможно. ...Потом он предложил взять из дому сынишку и погулять втроем. Погуляли немного, стали возвращаться домой, было одиннадцать вечера, и тут Вадик вспомнил, что недавно затопили тетю Капу. В тот день у него были деньги, и он говорит: «Пойдем соседке заплатим!» Постучали в дверь тете Капе, ее дома не оказалось, а из соседней квартиры тот пьяный пенсионер давай кричать, матюгаться. Вадик мой никогда не ругался матом и попросил соседа не выражаться, тем более при ребенке. Тогда тот отворил железную дверь и выстрелил из газового пистолета. Я потеряла сознание и упала. Очнулась минут через десять, слышу, Вадик кричит: «Что ж ты наделал, гад!» В этот момент дверь опять открывается, высовывается ствол ружья - выстрел!..

Соседи подтверждают: первый выстрел (из газового) грянул часов в одиннадцать, второй (из ружья) - минут через десять. Заряд попал прямо в горло Китаеву, и тот умер мгновенно.

Что наша жизнь?

Вот вам и весь сказ о смысле российской жизни. Ежели даже судьба городского смотрящего напрямую зависит от пьяных сантехников, никогда не читавших ни Гете, ни Мандельштама и потому затопивших в невежестве туалет тети Капы, от потревоженного пенсионера, то что уже говорить о нас, простых обывателях? Нашу жизнь может запросто оборвать всякая букашка. Меня, например, в мае прямо в центре города Кирова аккурат в черепную коробку укусил энцефалитный клещ. И если б не прокурор области Павел Павлович Кукушкин, лично добывший вашему автору лекарство и доктора, не печалиться б вам сейчас от сих горьких раздумий!

* * *

- Вы, пресса, хотите сделать из этого уголовника Беды Робин Гуда! - возмущались в прокуратуре и особенно начальник отделения информации и общественных связей УВД Костромской области Вячеслав Бедов.

- Так вы дайте мне адрес стрелявшего пенсионера, я готов выслушать и привести его версию.

- Нет!

- Почему?!

И тогда Вячеслав Бедов, наверное, понимая всю нелепость начальственной установки, но поставленный защищать систему от непонятливых журналистов, зудящих о праве на информацию, выдал вашему автору такой замечательный перл.

- Потому что ваша статья будет влиять на решение суда!

- Однако! Во-первых, статья все равно будет, пусть и однобокая, во-вторых, ни одна газета, даже «Комсомольская правда», не может руководить судом, - поделился я знаниями. И тут он срезал!

- Из-за статьи в «Комсомольской правде» в Воронеже суд присяжных оправдал преступника, убившего сотрудника ГИБДД! Думаю, то был заказ воровского общака! А после редакция «Комсомолки» дала задание своим журналистам: идите в подъезд к оправданному, ждите, когда менты придут и его завалят. Мы будем первыми, кто снимет и напишет о том!

Чтобы отвадить подобный бред от моей газеты, я задался целью услышать другую версию. Иначе у костромской милиции будут все основания обвинить меня в пособничестве ворам.

Был ли убитый нравственным человеком?

Один из работников юстиции, заручившись неразглашением его имени, выдал следующее. Насколько оно правдиво, опять же судить не берусь.

- Следствие установило, что гражданин Китаев Вадим действительно два года проживал у своей гражданской жены Светланы, где ранее жил и ее брат. Брата Китаев избил и прогнал из квартиры. Неоднократно наносил побои самой Светлане. Однажды ломился в ее закрытую дверь с помощью ящика из-под картошки, да так, что весь подъезд ходуном ходил! Тогда вмешался пенсионер Толкунов, но Китаев ему пригрозил: «Уйди, мужик, зашибу!» Толкунов вызвал милицию, на что Китаев пообещал пенсионеру нелегкую жизнь. На квартире Светланы устраивались шумные вечеринки, гости Китаева почему-то часто путали их жилище с квартирой пенсионера Толкунова. Стучались и досаждали. В детском садике, куда ходит сынишка Светланы, все дети изображают своих отцов: шатаются, падают, блюют понарошку и ругаются матом. Светин сын не шатается, не матерится, но играет в крутого авторитета...

Вот за такой обшарпанной дверью, рядом с которой замызганный ящик для картошки, и проживал человек, который «смотрел» за целым городом.

В ночь убийства, 11 июня, Китаев и с ним неизвестный мужчина ломились в дверь Толкуновых и угрожали. На сей счет в милицию с телефона пенсионеров поступили три звонка. Два звонка стерты, а один остался записан. На пленке перепуганный голос супруги пенсионера: «Помогите! Нашу дверь вышибают бандиты! Угрожают убить!» Милиция не приехала (здесь надо бы возмутиться, но не будем смешить читателя - по нынешним временам никого этим фактом не удивишь). Перепуганный пенсионер приоткрыл дверь и шмальнул из газового пистолета, но обратно на крепкий запор закрыть не сумел, только на малую щеколду, и налетчики вот-вот должны были ее вырвать. Тогда-то перепуганный Толкунов и схватил ружье, пальнул в щель, не глядя, да случайно попал в Китаева... Присутствие там и в тот час Светланы под большим сомнением.

Правда это или неправда - в условиях скрытности правоохранительных органов Костромы установить невозможно. Повторю, что пять опрошенных мною соседей отзываются о Китаеве, как о тихом соседе. «Они пребывают в страхе», - пояснил собеседник. Может, и так? Настораживает то, что Светлана не знает (?), где живет ее родной брат, почему-то выбывший из квартиры. 

В ожидании двух приговоров

Для чего я все это пишу? С тихой надеждой предотвратить бы еще одно убийство. Возможно, пенсионер виноват, и суд отправит его на нары. Тогда любой тюремный срок станет для Толкунова приговором к высшей мере. Не секрет, что согласно уголовным понятиям за убийство «вора в законе» на зоне карают смертью. Это знает любой судья, любой прокурор. Как сказали опытные опера: «За пенсионером сейчас будет охотиться всякая уголовная «перхоть», как на воле, так и в тюрьме, чтобы тем самым заслужить себе какой-то авторитет в среде блатоты». В России, где воровская власть необычайно сильна при слабости власти официальной, защитить Толкунова чрезвычайно сложно. Как будет решать костромской суд эту проблему, загадывать не берусь. Одно интересно: если официальная власть практически закрывает глаза на присутствие власти воровской, делит с нею бразды правления в каждом городе и районе, то простит ли суд пенсионеру его деяние и накажет только условно? Впрочем, какая разница, если последнее слово в его приговоре все равно за воровским миром. Непросто выжить в стране, где царит двоевластие. Офицеры костромской милиции упредили вашего автора, что писать про мир уголовный следует аккуратно, иначе они опасаются за меня. Сам понимаю. В сталинские времена боялись ночных «воронков», теперь боимся в подъезд входить. В плане страха с 30-х годов и по сей день ничего не изменилось. Как ранее, так и теперь, противление властям смерти подобно...

Николай ВАРСЕГОВ

 КП