После побоев в милиции 33-летний хирург потерял зрение на 60 процентов

2,1 т.
После побоев в милиции 33-летний хирург потерял зрение на 60 процентов

Позже была установлена абсолютная невиновность врача в предъявленном ему обвинении

Дикую историю, произошедшую с жителем Малина Житомирской области, по нынешним временам можно считать обыденной. Для нас давно перестало быть новостью, что, попав в милицию, человек может вернуться домой избитым. А то и не вернуться вовсе - это как кому повезет. Генерал милиции задушил журналиста, начальник РОВД покалечил врача. Дожили.

"Бери деньги, иди к потерпевшей, и чтобы там решил этот вопрос!"

Видео дня

В редакцию "ФАКТОВ" пришел молодой человек. Представился: "Иван Франко, врач, по специальности - хирург", - и рассказал о том, что произошло с ним за последний год.

- Мои злоключения начались 25 июня прошлого года, - вспоминает Иван Франко. - Во время приема больных в поликлинике Малинской центральной районной больницы ко мне в кабинет вошла девушка, почти ребенок. Посидев молча пару минут, она нервно воскликнула: "А я вас знаю!" - и выбежала из кабинета. Я мысленно пожал плечами: мог видеть девочку во время школьного медосмотра, но, конечно, не запомнил. На всякий случай выглянул в коридор - и увидел, как юная посетительница удаляется в сопровождении милиционера из Малинского РОВД.

После работы мне захотелось зайти в милицию - узнать, что же означал этот странный визит. Вместе с женой Натальей и маленьким сынишкой (вечером они зашли за мной в поликлинику) мы отправились домой. Возле РОВД я попросил Наташу подождать пару минут. Кто мог предположить, что женщине с четырехмесячным малышом в коляске придется простоять у крыльца четыре часа!

В кабинете заместителя начальника РОВД находились районный прокурор и начальник РОВД. Увидев меня, они вместо объяснений тут же забрали у меня мобилку, вынули все, что было в карманах. Потом заявили, что я изнасиловал девушку, и теперь меня закроют, а в тюрьме "сделают Наташей". Угрожали, что сейчас вывезут в лес, "сдерут шкуру и живым закопают". Обзывали "бендеровской сволочью" - я сам родом со Львовщины. На мои попытки что-то спросить рявкали: "Закрой, падла, рот!" В конце концов заместитель начальника РОВД заявил: "Бери деньги, иди к потерпевшей, и чтобы там решил этот вопрос!" Когда я возразил, что никуда идти и никому платить не собираюсь, он многозначительно повертел в руках окурок, вынутый из пепельницы: "А куда ты денешься? Вот эту улику найдут на месте происшествия. Пиши лучше явку с повинной!" Захлебнувшись от такой наглости, я обратился к начальнику РОВД - его лицо показалось мне более интеллигентным, чем у остальных. Но и он потребовал, чтобы я написал "письменное признание в содеянном". А когда я опять отказался, подполковник подошел ко мне поближе и с размаху ударил ребром ладони по затылку - да так, что искры из глаз посыпались. Потом еще раз...

Отпустили меня поздно вечером - когда выяснилось, что в райотдел пришла моя теща вместе с адвокатом. На улице было темно. С трудом, на подгибающихся ногах, я доплелся до машины, где меня вывернуло наизнанку. Дома стало совсем плохо. Тошнило, нестерпимо болела голова, подскочило давление. Жена - она тоже медик по профессии - откачивала меня всю ночь, наутро я пошел в поликлинику. Коллеги поставили диагноз: "сотрясение головного мозга, кровоизлияние в глазное дно, отслоение сетчатки в правом глазу".

Сотрудники РОВД то и дело являлись к калитке врача с очередными угрозами

На следующий день, наведя справки в милиции, адвокат выяснил обстоятельства преступления, в котором подозревался молодой врач. Выяснилось, что за четыре дня до описанных событий, то есть 21 июня 2004 года, на улице Чкалова в Малине (это по соседству с домом Франко) незнакомый мужчина принудил к противоестественному половому сношению несовершеннолетнюю девушку. Дело происходило в первом часу ночи. Насильник был пьян. Из его особых примет девушка заметила и запомнила только большую родинку на щеке.

У Ивана Франко тоже есть родинка - возле носа, размером с копеечную монетку. Видимо, из-за нее подозрения и пали на ни в чем не повинного доктора.

- Я доказывал, что никаким образом не могу быть причастным к этому преступлению. 21 июня я дежурил в больнице, поздно вечером ассистировал на хирургической операции по поводу аппендицита. Об этом есть запись в протоколе операции. Затем на "скорой" меня подвезли домой - это также записано у водителя микроавтобуса в путевом листе. Дома принял душ, помог жене укачать малыша и лег спать. То есть ни разу за этот вечер не оставался без свидетелей. Но в милиции мне заявили, что жена считаться свидетелем не может и что я, вернувшись после операции к калитке собственного дома, помчался на соседнюю улицу насиловать какую-то девчонку!

После побоев в милиции доктору с каждым днем становилось все хуже. По настоянию окулиста Франко пришлось лечь в больницу. Зрение стремительно падало, на пострадавшем глазу осталось лишь 0,4. Промаявшись на больничной койке два месяца, Иван договорился об операции в столичном Центре микрохирургии глаза.

- Все это время милиция не оставляла мою семью в покое - угрожали, давили морально, даже обыск устроили, - продолжает свой рассказ врач. - Когда я вернулся домой после операции, от меня потребовали явиться в милицию для дачи показаний. Но, зная, каким способом малинские милиционеры ведут допрос, я боялся заходить в РОВД.

- Наши милиционеры хотели взять у Вани анализы для проведения экспертизы, - добавила теща Ивана Зоя Будник, приехавшая к нам вместе с зятем. В критической ситуации эта женщина заступилась за парня не хуже родной матери. - Но он, помня слова об окурках, отказывался. Ведь что им стоило, получив образец, потом нанести капельку материала на белье этой девушки? Поэтому мы настаивали, чтобы сначала закончили экспертизу одежды потерпевшей. Но с этим-то малинские "правоохранители" как раз и не спешили.

Ситуация стала напоминать замкнутый круг. Иван боялся выйти из дому. Сотрудники РОВД то и дело являлись к калитке с очередными угрозами. Между тем молодая семья отчаянно нуждалась в деньгах - Иван уже несколько месяцев не работал, а лечение и операция потребовали много средств. Семья из четырех человек (включая 10-летнего сына) жила на Наташино пособие по уходу за ребенком... В конце концов Ивану ничего не оставалось, как уехать на Львовщину к матери. Спустя пару месяцев туда отправилась и жена с малышом.

Малинский РОВД объявил уехавшего из города врача Ивана Франко в розыск. Впрочем, если бы его по-настоящему хотели найти, то это было бы нетрудно. Он жил по месту своей прописки в селе Дубляны Самборского района (точный адрес имелся на месте его прежней работы, в отделе кадров Малинской центральной районной больницы), устроился на ставку онколога в местной больнице. Тем не менее полгода "беглеца" никто не трогал.

- Жить в подвешенном состоянии было очень тяжело, - вздохнул Иван. - Я, хоть и понимал, что правда на моей стороне, тем не менее дергался от каждого стука в дверь. Да и по селу поползли неприятные слухи. Наконец 4 апреля нынешнего года в Дублянах появился следователь из Малина. Я знал, что это случится рано или поздно, но сердце все равно схватило. В Малин меня доставили в таком состоянии (с приступом тахикардии, "зашкаливающим" давлением), что были вынуждены сразу положить в больницу. Две недели, проведенные в медицинском учреждении, где я раньше работал, были похожи на ад: я лежал в палате-клетке, прикованный наручниками к кровати. Коллеги, следуя указаниям милиции, не смели передать мне продуктовую передачу от родных. Милиционеры думали, что теща специально подмешивает в суп повышающие давление таблетки. Анализы - кровь и слюну - пришлось-таки сдать. Пять человек меня скрутили, в рот сунули металлический шкворень... Я просто побоялся, что сломают зубы, ну и плюнул им в эту пробирку. К счастью, оказалось, что результат экспертизы белья потерпевшей уже имелся в деле. Но тогда я этого не знал. Иван Франко намерен подать в суд на Малинский РОВД

Из больницы меня перевели в одиночную камеру Радомышльского СИЗО, а затем - в Житомирскую тюрьму Ь 8.

- Как к вам отнеслись в камере? Попавших "за изнасилование" в тюрьме не любят...

- Поначалу настороженно. Попав в камеру, я понял, что соседи по нарам знают о моем деле чуть ли не больше, чем я сам. Но после того, как я помог арестанту, сломавшему ногу, - наложил лангету и посоветовал нужные лекарства, - заключенные поняли, что я могу быть им полезен. Звали с собой чай пить. Передачи мне по-прежнему не разрешались. А тюремная еда... городская собака такого есть не станет. Я механически продолжал жить - ел, спал, ходил на прогулки. Кстати, во время одной из них видел Оноприенко. Он стоял у стены в оранжевой робе, как все "пожизненники", - в тюрьме их называют "пыжиками". Но главным в моей тюремной жизни стало ожидание результатов экспертизы.

Спустя месяц и неделю после ареста судебная коллегия Житомирского апелляционного суда отменила содержание Франко под стражей. Судьи учли, что 33-летний врач - человек ранее не судимый, имеет семью, двух малолетних детей, постоянное место проживания, работу. К тому же страдает рядом хронических заболеваний.

Шестого мая, по постановлению суда, Ивана выпустили из тюрьмы, а 10 мая в следственное управление УМВД Украины в Житомирской области (туда перевели "малинское" дело) подоспели и результаты экспертизы. "Анализ следов спермы, обнаруженной на плавках потерпевшей, и слюны на окурках сигарет, найденных на месте происшествия, исключил их происхождение от И. Франко, - говорится в заключении экспертов.- Слюна и сперма принадлежат неизвестному лицу мужского пола".

Уголовное дело, возбужденное против молодого врача, тут же закрыли. А "неизвестное лицо мужского пола", июньской ночью изнасиловавшее юную малинчанку, так и гуляет на свободе. Теперь, по прошествии года, впустую потраченного следствием, найти преступника вряд ли удастся.

- Думаю, что Ивану Петровичу Франко стоит подать в суд на Малинский РОВД, - прокомментировала ситуацию известная правозащитница Татьяна Яблонская. - В результате избиения человек чуть не потерял зрение, два месяца лежал в больнице. Пережил моральный стресс, вынужден был уволиться с работы и уехать из города, боясь очередных "допросов".

Иван признался корреспонденту "ФАКТОВ", что намерен последовать совету правозащитницы.

P.S. Два с половиной года назад "ФАКТЫ" уже писали о "подвигах" сотрудников Малинского РОВД. Тогда заместитель начальника РОВД майор Николай Корнейчук, участвуя в рейде по проверке досуга молодежи, в центре села Любовичи Малинского района открыл автоматный огонь по удиравшим от автомобиля ГАИ белым "Жигулям", в которых находились перепуганные беспричинной погоней подростки. Первая пуля ранила 20-летнего водителя, еще несколько попали в легкие и позвоночник сжавшейся на заднем сиденьи 13-летней восьмиклассницы. В результате снайперских упражнений майора девочка, перенеся четыре сложнейшие операции, осталась инвалидом. Коростышевский районный суд приговорил незадачливого блюстителя порядка к пяти годам лишения свободы - за превышение служебных полномочий. Однако, как стало известно "ФАКТАМ" из проверенных источников, "снайпер" уже гуляет на свободе.

Мария ВАСИЛЬ, "ФАКТЫ"