Заморскике рабыни страсти затягивают с обращением в милицию, боясь огласки

1,0 т.
Заморскике рабыни страсти затягивают с обращением в милицию, боясь огласки

В конце марта сего года при милицейском главке Киевской области был создан отдел по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми. Каковы первые итоги работы?

Геннадий Карпюк, ЦОС ГУ МВД Украины в Киевской области

За первые три месяца оператив­никами было заведено двенад­цать уголовных дел по фактам торговли живым товаром, сооб­щил «Ведомостям» сотрудник отдела Иван Максимчук. Также за это время сотрудники отдела осуществили 32 рейда по Окруж­ной дороге и поставили на учет в аналитическо-поисковую базу «Атлас» 72 жриц любви. А в ходе операции «Фирма» задокументи­ровали факт мошенничества со стороны директора одной из ту­ристических фирм Белой Церк­ви, который незаконно трудо­устраивал наших граждан на Кипре.

Видео дня

МОСКВА СЛЕЗАМ РЕДКО ВЕРИТ

Куда же переправляют укра­инок в секс-рабство? — Мы сейчас проверяем факты о существовании канала поставок молоденьких девушек из сел Киевщины в Москву, — поведал Иван Максимчук. — Есть показания нескольких быв­ших рабынь, которые убежали из борделей и после долгих разду­мий все же обратились к нам за помощью. Невольниц, правда, в Москве так запугали, что даже опытным оперативникам было сложно их разговорить. Поэтому «раскрутка» этого трафика про­двигается не так быстро, как хо­телось бы.

Все началось с того, что Алина (так зовут фигурантку дела, упо­мянутого нашим визави) лет пять назад уехала в российскую сто­лицу на заработки. Сменив не­сколько мест работы официант­кой, девушка поняла, что един­ственный способ заработать большие и легкие деньги — идти на панель. Секс-бизнес у Алины пошел с размахом. Иногда она приезжала домой отдохнуть от столичной суеты и почти еже­дневных оргий. Разгуливала по родному селу в красивых нарядах и «лепила басни» восторженным подружкам о крутой работе в московском офисе, куда она со­вершенно случайно попала пря­миком из-за барной стойки. Со­знаться в истинных причинах своего благополучия не реша­лась: родители Алины слыли рев­нителями морали. Через пару лет, прибарахлившись и поум­нев, путана решила завязывать с выходами на панель и стать «ма­дам». Тут и умение вешать лапшу на уши пригодилось. Убаюкивая сказками о прелестях сытого и безбедного жития-бытия в Пер­вопрестольной, она вербовала своих землячек уже в собствен­норучно созданную схему.

Эта история — еще одно под­тверждение известной истине: лучшими вербовщиками и суте­нерами всегда считались те, кто сам успел побывать в роли жертв работорговцев. Одни меняют квалификацию по доброй воле, как Алина, других вынуждают: мол, или становишься вербов­щиком и периодически наведы­ваешься домой за «товаром», или закончишь жизнь на помойке.

Вот и выкручиваются, кто как может. К слову, чтобы выжить, вербовщик должен в совершенстве владеть искусством манипу­ляции, знать психологию. Впро­чем, некоторых потенциальных рабынь долго уговаривать не приходится. Ведь нередко девча­та сами настойчиво ищут выхо­ды на людей, которые устроили бы их проститутками где-нибудь у парадного входа «Интуриста».

А вот еще одно московское дельце, находящееся на контро­ле у милицейского главка Киев­щины. Молодые парни ездили по сельским дискотекам, барам, вычисляя незакомплексованных красоток. А уж если выяснялось, что у барышни как раз нет бо­лее-менее приличного заработ­ка, сразу же принимались ее «об­рабатывать». Нередко вербовщи­кам помогали некие подружки, якобы нашедшие с помощью этой «фирмы» хорошо оплачива­емое местечко в Москве. К сло­ву, в среднем посредники, помо­гающие вербовщикам, получают за каждую девушку 200—300 дол­ларов. Работа следующих звеньев значительно удорожается.

В российской столице сагити­рованных девушек привозили в двухкомнатную квартиру, где уже находились другие приоде­тые и напомаженные «заробитчанки» из Украины, Молдовы и соседнего Подмосковья, уже вкусившие прелести коммерче­ского секса. Отсюда их вывозили на работу на трассы, в сауны, на вечеринки, в гостиничные номе­ра, дачи, квартиры. Пути назад у девушек не было: по прибытии «работодатели» отбирали у них документы, а тем, кто пытался сопротивляться, угрожали рас­сказать правду об их московской жизни всем односельчанам, а еще — физической расправой над самими рабынями и даже их родственниками.

По информации международ­ной организации по миграции (MOM), самыми опасными и не­уловимыми являются одинокие торговцы живым товаром — их еще называют «брокеры». Имея фальшивые паспорта и имена, они могут сегодня находится в Киеве, а завтра — уже в Турции. А чтобы замести следы, арендуют квартиры не более чем на 2—3 дня и больше там не показываются.

КОНСПИРАЦИЯ ПО-ЯПОНСКИ

Чаще всего, по словам Ивана Максимчука, наших девушек вывозят (или они сами туда едут) в арабские государства — ОАЭ, Египет, Турцию и страны быв­шей Югославии.

— На опыте наших девочек можно сказать, что особенно тяжело вырваться из Эмиратов, — признал Иван Максимчук. — В свое время молодая семейная пара организовала семейный бизнес на вывозе девушек в ОАЭ. Так вот многие из тех барышень уже стали гражданами этой страны и даже завели де­тишек. Так что вытянуть их от­туда теперь весьма проблема­тично, а кое-кто и сам не хочет уезжать.

В производстве милиции Киевщины есть и два уголовных дела о вывозе жительниц Белой Церкви в Македонию. Фигурантки одно­го из них оказались землячками. 40-летняя Лидия купилась на уговоры своей соседки — 39-лет­ней Ольги устроить ее в Македо­нию официанткой кафе. Это бы­ло еще в 2002 году. Для убеди­тельности даже был составлен фиктивный трудовой договор на шесть месяцев. Однако вместо барной стойки Лидия очутилась в борделе. И хотя статистика сви­детельствует, что в сексуальное рабство вовлекают в основном девушек 15—25 лет, в Македо­нии, как оказалось, в ходу и жри­цы любви постарше.

Но наиболее законспириро­ванным считается японский тра­фик. Славянские девушки име­ют там бешеный успех — в пер­вую очередь, благодаря своей поразительной непритязатель­ности. Оперативники отдела — коллеги нашего собеседника — очень намучились, когда при­шлось разрабатывать один такой канал. Дело в том, что к нашим соотечественницам в Японии... сравнительно неплохо относи­лись. При этом жрицы продаж­ной любви реально заколачива­ли большие деньги, так что осо­бого желания сотрудничать с украинскими правоохранителя­ми не проявляли. В конечном итоге оперативная информация по этому трафику так и осталась в разработке.

ПОПРОБУЙ ДОКАЖИ!

Еще одна проблема, меша­ющая правоохранителям рас­крывать преступления, связан­ные с торговлей «живым това­ром» — сложности с документи­рованием. Ведь, чтобы все было по закону, нужно задержать проститутку, как говорится, на горячем, причем ее клиент дол­жен согласиться дать правдивые показания, которые выведут оперативников на сутенера и торговца в Украине. Такие со­знательные любители платной любви встречаются милиционе­рам ох как редко.

Процветанию нелегального трафика способствует и корруп­ция. Ну как, скажите, объяснить тот факт, что 15-летняя девчонка попадает в бордель солнечной Анталии, имея при этом легаль­ный паспорт и открытую визу? Проворачивать подобные аферы и получать необходимые сред­ства для легализации или маски­ровки преступных намерений возможно только при наличии связей в соответствующих уч­реждениях и ведомствах. Вот только доказать факт чьей-то коррупции и мздоимства неимо­верно сложно. Кроме того, кри­минальные структуры одновре­менно действуют на территории нескольких стран, их даже «крышуют» местные стражи правопо­рядка. Например, в молдавском издании «Glasul natiunii» прошла информация, что сами полицей­ские являются постоянными клиентами борделей Приштины, Скопья, Тираны или Стамбула.

Цена невольниц на мировом рынке колеблется от $200 до бо­лее $20 000 — в зависимости от «качества товара», страны экс­плуатации и состоятельности клиентов. Да и по уровню при­быльности этот вид бизнеса сто­ит сразу после торговли нарко­тиками и оружием, отмечают эксперты ООН. На недавнем круглом столе, прошедшем в Украине при участии специаль­ного представителя главы ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми Хельги Конрад, а также нацио­нальных координаторов, зани­мающихся этой проблемой, из Боснии и Герцеговины, Голлан­дии, Польши, Сербии и Черно­гории, Турции, Хорватии, укра­инских экспертов. Главной те­мой встречи стала перспектива организации соответствующего национального координиру­ющего центра в Украине. Мо­жет, всеобщими усилиями и удастся решить проблему тор­говли людьми в нашей стране?

«Киевские Ведомости»