"Агата Кристи": "Наши клипы были запрещены к показу на телевидении "за негативное влияние на психику зрителя"

902
'Агата Кристи': 'Наши клипы были запрещены к показу на телевидении 'за негативное влияние на психику зрителя'

Известный рок-коллектив записывает новый альбом и готовится к грандиозному концертному туру

20 февраля 1988 года выяснилось: "Агату Кристи" можно не только читать, но слушать и даже подпевать ей. За семнадцать с гаком лет, которые минули с первого концерта, братья Самойловы, олицетворяющие собою брэнд "АК", окончательно спелись. И не только на сцене. Глеб и Вадим интервью тоже предпочитают раскладывать на два голоса (журналист - не в счет, ему достается партия бэк-вокала).

- Если верить поисковым сайтам Интернета, по количеству упоминаний в Сети вы уже заткнули за пояс английскую однофамилицу. Осталось выяснить: то ли в России стали меньше читать детективы, то ли возлюбили рок.

Видео дня

Вадим: - В отличие от нашей группы, Кристи никогда не пользовалась особой популярностью в России. Мне так кажется...

Глеб: - Во всяком случае, она не соперник куда более раскрученному Конан Дойлу.

- Все в том же Интернете нашел датированное 89-м годом ваше интервью журналу "Комсомольская жизнь", в котором на полном серьезе доказываете, будто назвали группу в честь любимой писательницы.

Вадим: - Публикация - наш первый опыт работы с журналистом. Потом долго еще удивлялись, зачем он столько соврал? Кто же знал, что подобное практикуется у представителей вашей профессии...

Глеб: - Кроме "Агаты Кристи", нам почему-то приписывали глубокую симпатию к ансамблю Надежды Бабкиной. Вот уж загадка! "Русскую песню" вообще не слушали...

- А книжки, значит, все-таки читали?

Глеб: - Попал в больницу с почками, лежал долго, делать было нечего, и бывшая жена, спасая от скуки, стала носить мне в палату Кристи. В итоге перетаскала двадцатитомник!

Вадим: - Я благополучно избежал длительных госпитализаций... Впрочем, с беллетристикой у меня всегда была напряженка. Глеб с детства книжки глотал, а я так и не смог себя приучить, о чем теперь сожалею.

Глеб: - Не стоит сокрушаться из-за Кристи. Эта литература действует депрессивно. Там же сплошные убийства, на мелкие преступления леди не разменивалась...

- Сегодня актуально звучала бы группа с названием "Эраст Фандорин" или "Дарья Донцова". Не всем же пиарить западных звезд типа Умы Турман!

Глеб: - Если только в качестве маркетинговой услуги... Исходя из личных симпатий, предпочел бы носить имя отца Брауна. Среди детективщиков Честертон выше всех. Литература без поблажек!

- К слову, о маркетинге. Песня "В интересах революции" из вашего последнего альбома легла, что называется, в масть, вы славно удружили ею Майдану и прочим митингующим площадям.

Глеб: - Вообще-то мы записали композицию позапрошлым летом. До розового Тбилиси, оранжевого Киева и... забыл, какого цвета Бишкека.

Вадим: - Обидно, что находят политическую конъюнктуру там, где ее нет. Это сужает границы задуманного.

- И что же вы замыслили, братья?

Вадим: - Глеб увлекся литературой леворадикального толка, песня, по сути, развивала то, что он почерпнул из книг.

- Нельзя ли с этого места подробнее?

Глеб: - Нужен список первоисточников? Рекомендую для начала "Отсос" Стюарда Хоума и "Дневник Тернера" Эндрю Макдональда... Такие подрывные книженции очень к месту в России, наконец-то разочаровавшейся в буржуазных ценностях. Они находят отклик в сердцах продвинутой молодежи.

- Симпатизирующей лимоновским нацболам?

Глеб: - Народ всегда на стороне тех, кто в меньшинстве и кого бьют.

- Вы с народом?

Глеб: - Непременно! Правда, пока затеи лимоновцев выглядят театрально и достаточно безобидно. В том числе, для власти.

- И все же: неужели никто не попытался использовать вашу революционную песню в корыстных целях?

Вадим: - НТВ умоляло именно с ней сняться в соловьевской программе к 7 ноября.

Глеб: - Задумка канала состояла в том, чтобы вложить в песню антиреволюционный пафос, посмеяться над "совком". Контекст создали соответствующий.

Вадим: - А мы взяли и спели вторым номером "Порвали мечту"... Эффект получился обратный. В итоге нас вырезали из эфира.

- Вам не привыкать.

Глеб: - Да, когда-то клип "Моряк" запретили к показу на ОРТ и НТВ. С дурацкой формулировкой "за негативное влияние на психику зрителя". С "Дорогой паука" была похожая история.

- Ну а Майдан? Туда вас "в интересах революции" позвали?

Глеб: - В обязательном порядке. Предложили агитировать за Ющенко. Мы отказались, даже не обсуждая. И людям Януковича сказали бы то же самое. В незнакомой стране легко попасть в историю как кур в ощип.

- Но и дома вляпаться можно.

Глеб: - В политику особо не лезем. В 96-м участвовали в ельцинском туре "Голосуй и победишь!", через три года - в думской кампании блока "Отечество - Вся Россия". Ездили с агитпоездом по стране. Тогда еще оставались иллюзии, будто от нас что-то зависит.

Вадим: - Во всяком случае, согласились не из-за денег. Получали стандартный гонорар, как на обычном концерте.

- А рок-музыканты, пришедшие на встречу с Вячеславом Сурковым (замглавы администрации президента России), копейки не заработали. Зато сколько шороху!

Вадим: - Нас там не было.

- О том и речь: ваши, Вадим, особые отношения с господином из Кремля не есть секрет.

Вадим: - Слава Богу, общаюсь не с высокопоставленным чиновником, а с талантливым, тонким поэтом. Последние пару лет нас связывают общие творческие интересы. Что до разговоров в администрации президента, то, уверен, его значение сильно преувеличено. Обошлось без политики, давления, социальных заказов. Есть проблемы, которые лучше решать сообща. Удастся создать условия для развития интеллектуальной среды - замечательно, нет - разбежимся в разные стороны. Сурков - в одну, мы - в другую. Пока встреча большого эффекта не дала, что логично: люди только познакомились. И не надо изображать ситуацию так, будто Кремль купил рокеров. Каждый из участников встречи понимал: главное - не запятнать творческую репутацию.

- Человеческую тоже. Имея влиятельных знакомых трудно удержаться от соблазна "порешать вопросы".

Вадим: - Типа "ты - мне, я - тебе"? Меняем убеждения на жилплощадь в Москве? Могу успокоить: никто из нас на Рублевку не переехал, у Глеба по-прежнему даже прописки столичной нет... Дело не в пошлом сговоре или подкупе. Власть, похоже, поняла: нужна альтернатива глобальной "фабрике звезд", которая успешно отупляет народ.

- Разве не она, власть, поставила музыкальный ширпотреб на конвейер?

Вадим: - Тут нет идеологии, это лишь плоды банальной коммерциализации искусства. Шоу-бизнес во всей красе: что продается, то и предлагается.

Глеб: - Но далеко не все подсели на "фабричный" товар. Молодежь все чаще игнорирует ТВ, слушает другую музыку, читает иные книги. А кое-кто идет жечь макдональдсы и прочие фаст-фуды.

- Вы могли бы присоединиться?

Глеб: - Несколько лет назад вопрос стоял примерно так. Правда, в более широком смысле. Но я понял, что профессионально умею делать совершенно иное. Музыка держит меня крепко, не отпускает.

- И в 2001 году так было? После смерти Александра Козлова, с которым начинали "Агату".

Вадим: - Шок пережили жестокий. На время выпали из нормальной жизни, однако сомнений, что снова заиграем, не возникало.

- Арсений Тарковский как-то написал: "Слово - только оболочка, пленка жребиев людских, на тебя любая строчка точит нож в стихах твоих".

Вадим: - Хорошо сказано, но... это вы к чему?

- Не слишком ли часто "Агата" поминала в песнях "старуху с косой"? Вот и накликали...

Глеб: - Саша был светлым и веселым человеком. На свете полно мизантропов, пессимистов и мистиков, доживающих до глубокой старости. Это не показатель... Конечно, все совершают глупости, мы не исключение, но в отличие от многих нам приходится постоянно давать публичный отчет о содеянном. Песни - форма саморазоблачения, душевного стриптиза...

Вадим: - Жизнь полна провокаций. Сегодня мастерски научились все извращать, выворачивать наизнанку.

Глеб: - На презентацию альбома группы "Ва-банк" я пришел на костылях. Этого хватило, чтобы тут же написали о наркотиках, вымывающих кальций из костей, еще Бог знает о чем. Хоть бы кто-нибудь из журналистов поинтересовался, что в действительности случилось?

- Что?

Глеб: - Асептический некроз сустава. Звучит устрашающе, но это весьма распространенное заболевание, связанное с нарушением кровоснабжения. У меня все пошло наперекосяк после перелома ноги года четыре назад. Понадобилась операция. Сейчас уже прыгаю, бегаю, пляшу, а народ продолжает помнить ту публикацию. Наши люди верят каждому слову, если оно напечатано или сказано с телеэкрана... Кстати, читаю любопытную книжку, случайно купил в аэропорту. "Времена лжи с Владимиром Познером". Автор - Смирнов. Детальный разбор того, как ведущий манипулирует аудиторией. Супер! Обязательно добавьте к списку, который называл раньше.

- Значит, никому верить нельзя, а вам можно? Как штурмбанфюреру Мюллеру из "Семнадцати мгновений весны"?

Глеб: - Это уже другой писатель. Юлиан Семенов. А мы все-таки об "Агате Кристи" говорили. В кавычках...

Андрей ВАНДЕНКО, "ФАКТЫ"