Нардеп Михаил Ратушный: «В политике все просто, как в Библии»

1,4 т.
Нардеп Михаил Ратушный: «В политике все просто, как в Библии»

Приход в парламент народного депутата Михаила Ратушного весной этого года не остался незамеченным. За довольно провокационные заявления от имени фракции Украинской народной партии по поводу совместителей и перспектив президентской партии его уже нарекли вторым Нестором Шуфричем.

Так как, очевидно, то, что не может сказать Виктор Медведчук, озвучит Нестор Иванович, а за Юрия Костенко теперь, похоже, ответит Михаил Ратушный. Итак, УНП получила не только еще один депутатский голос, а и опытного оратора в парламенте.

Жаль только, что номер 78 стал для Михаила Ратушного выигрышным только этой весной , хотя блок “Наша Украина”, в списке которого он состоит, прошел в парламент еще три года назад. Впрочем, Михаил Ярославович хоть и знает, но не сознается, кто заставил его, известного юриста и парламентария двух созывов - ждать депутатского мандата.

Пополнив ряды фракции УНП, он вдобавок занял еще и кабинет своего бывшего однопартийца и соратника по Конгрессу украинских националистов – Романа Зварыча в парламентском комитете по вопросам евроинтеграции. И хотя комитет до сих пор без председательствующего, Михаил Ратушный не претендует на эту должность, скромно отмечая, что это квота “Нашей Украины”. Демонстрируя фото на стенах кабинета, он улыбается, так как даже в этом соблюден паритет – отдельно изображения Президента, отдельно – премьера и общее фото нынешнего руководства страны. Наверное, потому, что до сих пор верит в единство майдановской команды.

“Мы строим партийную работу так, чтобы в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств, идти самостоятельно на выборы”

- Михаил Ярославович, как случилось, что вы – народный депутат двух созывов, человек авторитетный в блоке “Наша Украина” – получили только 78 номер в списке и лишь сейчас прошли в парламент?

- Это вопросы не ко мне.

- И все-таки, почему?

- Хотя, я знаю, почему ... Была ночь. В штабе исчез свет. Под утро появился свет и новый список...

Однако, есть другая сторона этого вопроса: три года вне парламента, без депутатского мандата меня многому научили. По крайней мере, не меньше, чем за 8 лет пребывания до того в Верховной Раде. Известно, что власть - сладкая вещь, и многие люди воспринимают чуть ли не как катастрофу потерю мандата или руководствующего кресла. И для меня это был очень хороший перерыв, который не позволил утратить ощущение реальности, как это обычно бывает со многими парламентерами. Когда-то в украинском законодательстве была норма, что депутатом можно быть только два созыва. Долгое пребывание во власти притупляет восприятие реального положения вещей.

- Есть ли у вас собственная стратегия работы в парламенте, что как народный депутат вы хотите сделать до конца каденции этого состава ВР?

- В политике все просто, как в Библии, есть два хороших слова “да” и “нет”, все остальное – от лукавого. Политика считается кулуарной, коридорной игрой, и если ты публичный политик, парламентарий, который отстаивает интересы избирателей, то нужно четко отвечать на те вопросы, которые ставит общество. Возможно, это и диссонирует с политикой полутонов, но мой опыт последних трех лет показал, что надо четко и однозначно говорить о своей позиции и показывать пути и методы достижения ее. Это касается как индивидуума, так и политической силы. Майдан только усилил эти вещи. Поэтому я стараюсь быть последовательным и отстаивать принципы Майдана, так как этот дух начинает выветриваться. Кое-кто себя даже ведет так, мол, “Ребята, забудьте, это был хороший сон. Но всего лишь сон. Расслабьтесь...”

- То есть вопреки всей демонстрации публичных договоренностей власти в парламенте до сих пор ведется кулуарная политика?

- Да. Она всегда существовала, существует и будет существовать. Договариваться и вести переговоры – это и есть политика, но когда ты выходишь к избирателю - ты должен быть четким и понятным. Так как 10 лет правления Леонида Кучмы показали, что политика двойных стандартов, сколько бы не тянулась, в конце концов, приведет к кризису власти с тяжелыми последствиями.

- В тех же парламентских кулуарах ходит информация о том, что якобы в случае поддержки “Нашей Украиной” Юрия Костенко на должность вице-спикера фракция УНП вернется к фракции “НУ”. Имели ли место такие договоренности и ведутся ли такие переговоры сейчас?

- Знаете, вернувшись в Верховную Раду после трехлетнего перерыва, я понял, что жизнь не стоит на месте. Я всегда считал, что люди из УНП и из “Нашей Украины” – это одна команда, у которой общие интересы, где все помогают друг другу. Но ощутил, что что-то изменилось в отношениях этих людей между собой.

- А что касается Юрия Ивановича?

- Я считаю, что если бы Юрия Костенко поддержали на должность первого заместителя председателя Верховной Рады, меньше бы возникало вопросов по ВТО. Не было бы такого, как во вторник, когда встречался премьер-министр с народными депутатами по поводу того, что до окончания сессии ВР осталось две недели, поэтому срочно нужно принять пакет экономических документов для вступления Украины в ВТО. При всем уважении к Адаму Мартынюку, он представляет политическую силу, которая не придерживается евроинтеграционных устремлений, а Владимир Литвин не всегда присутствует на сессии, поэтому Юрий Иванович мог бы курировать этот законодательный участок работы парламента.

Во-вторых, я не понимаю логики до конца, почему фракция “Наша Украина” не поддержала Юрия Костенко. Возможно, не стоял вопрос, вернуться во фракцию или нет, но, во всяком случае, моральные обязательства члены Украинской народной партии имели бы большие перед “Нашей Украиной”, чем после того, что произошло, когда нам не хватало этой сотни голосов “нашеукраинцев”. Мы так и не услышали до конца аргументацию, почему фракция не приняла участие в голосовании. Вопрос даже не в том, будет избран Костенко или нет, проблемным является то, что от этого страдает парламент, который не принимает необходимые евроинтеграционные законы и относительно вступления в ВТО.

- Вы считаете, что избрание Костенко содействовало бы прохождению этих законопроектов?

- Разве нет? Фактически, из-за парламента эффективно не реализуется программа Виктора Ющенко и правительственная программа, о чем свидетельствовала встреча депутатов с премьер-министром и членами правительства. К этому добавляется проблема совместителей, среди которых есть председатели ответственных комитетов. В частности, на сегодня фактически парализована работа комитета по вопросам евроинтеграции, где есть только исполняющий обязанности, да и депутаты от оппозиции – члены комитета не ходят на его заседания, я их несколько месяцев не видел. Тот же бюджетный комитет. Практически, парализована работа парламента. Кто от этого выиграет? Конечно, не команда, пришедшая к власти, так как много вещей может быть реализовано лишь через парламент. И когда поднимается вопрос кандидатуры вице-спикера и глав комитетов, сразу начинаются разговора, мол, это можно, а этого нельзя говорить, так как это наш человек. Но ведь мы выходили на Майдан не для того, чтобы сейчас придерживаться законов по принципу “наш/не наш”. А у нас возникает рудимент эпохи кучмизма: здесь мы принципиальные, а там - уже нет. Как говорил мой знакомый, нужно оставаться принципиальным даже тогда, когда это принципиально невыгодно, если ты хочешь быть понятным.

- Своими действиями НСНУ фактически подталкивает Украинскую народную партию к сотрудничеству с другими политическими силами накануне парламентских выборов. Если проходной барьер будет увеличен до 5%, УНП будет блокироваться с Блоком Юлии Тимошенко?

- УНП всегда выступала за консолидацию национал-демократических сил. Напомню, что мы были идеологами объединения с Рухом, инициировали идею создания украинской правицы, объединились со значительной частью Демократической партии, подписали документы с УРП “Собор” и Блоком Юлии Тимошенко, в конце концов, стали ощутимой составляющей блока “Наша Украина”. То есть, партия готова к объединению...

- Готова к объединению с кем именно?

- С политическими силами, исповедующими те же идеи, что и мы. Я ни в коем случае не хочу осуждать политиков-бизнесменов, но есть люди, которые не имели времени создавать акционерные банки, и т.п.. Они с 1988-89 года четко и последовательно, возможно, до надоедливости отстаивали принципы: Украина должна быть независимой, в ней может быть демократия, Украина должна быть в Европе, государственный язык должен быть один, церковь не должна быть инструментом влияния соседнего государства. Мы знаем, что есть избиратель, который исповедует эти же принципы, есть идеология, так как мы едва ли не единая партия на правом крыле и центре, которая имеет четкую идеологическую программу.

Думаю, что ситуация относительно объединения не так плоха, как кое-кто выдает. Я понимаю, кто-то считает, что приватизировал себе место возле Президента и делает все, чтобы ограничить каналы доступа другого мнения и другой позиции. Мы это проходили во времена Кучмы, думаю, что Виктор Ющенко достаточно мудрый человек, он понимает, что чем более широкой будет коалиция на будущие парламентские выборы разных идеологических концептуальных подходов, тем ощутимее будет победа. Я могу заверить, высказывая свою личную позицию, что как народный депутат и член УНП я за то, чтобы мы и в дальнейшем оставались в команде Виктора Ющенко, идя общей коалицией, как бы нас не отталкивали.

- Итак, если народные депутаты обеих фракций настроены работать вместе, то конфликт переносится в плоскость личностных отношений Ющенко и Костенко? Можно ли объяснить то, что в распределении должностей УНП была обделена именно потому, что Юрий Иванович не имел доступа к Президенту, чтобы своевременно договориться? Сейчас они встречаются?

- Я, например, знаю, что недавно при подписании меморандума между правительством и руководителями фракций, состоялся короткий разговор Президента с Костенко.

- О чем они говорили?

- Президент приглашал нашего председателя фракции, удивлялся, почему он давно не заходил. Относительно распределения должностей, то во время встречи с премьером я слышал, как социалисты роптали, что им выделили недостаточно мест. Дело в том, и мы можем об этом откровенно говорить, что у нас есть много специалистов, которые бы более профессионально представляли те или иные позиции в органах исполнительной власти.

- Вы имеете в виду Кабинет Министров?

- И региональные представительства тоже. Об этом говорит и Президент, что кое-кому показалось, что причастность к Майдану дает ему индульгенцию непрофессионально решать некоторые спешные вопросы. В частности, мы заявляли о создании новых рабочих мест да и под большим знаком вопроса стоит вступление в ВТО, как и многие другие вещи. Партия не считает себя обделенной, наоборот, мы лишь подтверждаем, что у нас есть достаточно специалистов, которые профессионально могут и в Киеве, и в правительстве, и в региональной власти работать на выполнение президентской программы. Если Президент увидит в этом необходимость, то, я еще раз говорю, партия не отделяет себя от команды Виктора Ющенко. Мы были в его команде и остаемся. Так же, я думаю, и премьер-министр, и БЮТ, они наши союзники, тем более, что подписанные с ними соглашения никто не денонсировал. Мы единая команда.

- Сейчас декларируете как единую команду. А если ситуация изменится, и Юлия Тимошенко пойдет самостоятельным блоком на парламентские выборы, с кем тогда будет УНП?

- Я не хочу допускать такой возможности, так как есть четкая позиция Президента. Относительно УНП, то организационно-кадровая и пропагандистская позиция партии состоит в том, чтобы работать и быть готовыми пройти 3 или 5% барьер самостоятельно. И при этом мы не будем раскольниками, мы готовы идти в коалиции, но с таким ресурсом, чтобы занять там достойное место. Наши структуры одни из наилучших среди политических партий Украины, у нас серьезное представительство на всех региональных уровнях. В частности, во время выборов наших представителей от кандидата в Президенты Виктора Ющенко было более всего на низовом и среднем звене. А практика показывает, что именно там решается судьба выборов, поэтому члены нашей партии до сих пор востребованы.

- То есть, если перед парламентскими выборами возникнет политическая коллизия и Тимошенко не пойдет в одном блоке с Ющенко, то УНП, чтобы избежать конфликта, пойдет самостоятельной силой?

- Мы строим партийную работу так, чтобы в случае каких-то форс-мажорных обстоятельств, идти самостоятельно. На сегодня партия имеет 120 000 членов, которые могут сагитировать до 5 человек своей семьи, ведь мы спокойно самостоятельно преодолеваем 3% барьер. Это не является самоцелью, но мы имеем необходимый ресурс. Вместе с тем, мы открыты к коалиции, и кто бы сейчас как ни рисовал ее формат, я убежден, что осенью конфигурация этих блоков будет другой. Я уверен, что мы будем в этой коалиции, так как не замечать силу, которая не раз подтверждала на выборах свой ресурс и возможности, идеологически показывала свою близость, политически безграмотно.

- На каких условиях УНП может войти в коалицию с НСНУ? На сколько мест вы претендуете?

- Конечно, на партнерских условиях, адекватных нашему ресурсу.

- Придя в парламент, вы активно начали провозглашать позицию фракции УНП, став ее «рупором». Но во время президентской кампании, да и сейчас, некоторые заявления Юрия Костенко были выгодными именно БЮТ. Будет ли сейчас УНП озвучивать позиции Блока Юлии Тимошенко?

- Бесспорно, Юлия Владимировна очень привлекательный политический партнер. Мы должны быть цепным псом ценностей Майдана. Таким образом, мы будем полезны и для Президента, и для премьера, и самое главное, для избирателей. Если эта позиция в определенное время совпадает со взглядами СДПУ(о), в частности, относительно противозаконности совместителей, это не наша вина. Конституция же писалась не специально для СДПУ(о) или УНП. Если мы заявляем что-то, что не нравится определенной команде из окружения Президента, но ближе блоку Тимошенко. Что ж – такова реальность. Но думать, что он сказал это, чтобы понравиться Тимошенко, а там, мол, заигрывают с эсдеками. Это уже стереотип эпохи кучмизма. Но человек говорит так, потому что это его позиция. Представители Украинской народной партии более 10 лет в политике, и сохранились потому, что во времена и Кравчука, и Кучмы всегда имели свою позицию. Это наше политическое лицо. Сегодня мы тоже имеем свою позицию, и если она созвучна с премьерской, то так и должно быть, так как сейчас мы выполняем те же задачи.

Но мы с тревогой смотрим на существование каких-то передергиваний, перетягиваний в команде Президента. Оно не идет на пользу, закулисных подножек не должно быть, так как задачи очень большие стоят перед нами и нет времени тратить его на борьбу за место под солнцем. Дай Бог нам выполнить хотя бы 90 % того, что мы обещали на Майдане.

Я не хотел бы быть пророком, напомню лишь один случай из истории Индонезии. Когда вице-премьер-министром, а потом Президентом в Индонезии стала женщина, Мегавати Сукарнопутри - представительница демократических сил, за нее проголосовали более 90% избирателей, но через 4 года она не прошла и 4% барьера. Уровень доверия был такой высокий, такие ожидания, но все производство настолько низко упало, что она не прошла проходной барьер. Кто больше пообещал и на того больше возложено, с того большая и ответственность.

- И если у нас более всего наобещал Президент, то соответственно, не оправдав ожиданий народа, негатив получит президентская партия НСНУ. А, учитывая возрастание рейтинга Юлии Тимошенко, БЮТ может спокойно пойти самостоятельной коалицией. Как в таком случае поступит УНП?

- Как реальный политик, я могу прогнозировать все возможное, но не хочу допускать мысли, что команда Ющенко-Тимошенко, которая вместе была на Майдане, пойдет отдельно на парламентские выборы. Это приведет только к одному: не будет получено достаточно голосов в парламенте, чтобы решать важные вопросы. Я за то, чтобы быть в одном кулаке.

Хотя опыт показывает, что возможно более эффективным был бы результат, чтобы в президентской коалиции идти несколькими колоннами – правая, центристская, либералы, левоцентристы... Конфигурация очертится осенью. И она должна быть такой, чтобы мы более успешно победили на парламентских выборах, так как надвигается необходимость принятия некоторых законов, которые требуют конституционного большинства. Наша победа не должна быть 30% или 40%, а ощутимая. Я считаю, что за такой короткий промежуток между президентскими выборами и парламентскими огромное преступление перед людьми растратить их доверие.

“Если в ВТО первой будет Россия, то Украина там не будет никогда”

- Господин Ратушный, вы являетесь членом парламентского комитета по вопросам евроинтеграции и принимали участие во встрече премьер-министра с парламентариями, на которой, в частности, речь шла о том, чтобы до конца этой сессии принять в пакете необходимые законопроекты по вступлению Украины в ВТО. Учитывая то, что в парламенте не нашли поддержки ни законопроект об уменьшении таможенной пошлины на мясо, ни о защите интеллектуальной собственности, народные депутаты проголосуют за этот “ВТОвский” пакет?

- Большинство народных депутатов настроены на то, что необходимо голосовать, но часть говорит, что в режиме цейтнота, такой поспешности они не готовы голосовать.

Позиция УНП и моя личная: Украина должна быть в ВТО. Но мне кажется, что правительство, даже после победы Виктора Ющенко на президентских выборах, очень серьезно не доработало в этом плане. В частности, наш комитет по евроинтеграции – один из ключевых, кто ведет этот вопрос. К сожалению, именно мы проявляли инициативу, чтобы как можно быстрее подавали эти законы, чтобы принять их. Сам факт встречи с премьер-министром положительный, но на самом деле это нужно было делать чуточку раньше. Сегодня я не могу дать гарантии, что все будет так, как предложил премьер-министр, так как на встрече даже те политические силы, которые демонстрируют поддержку правительства и Президенту, не имели однозначной позиции относительно голосования в пакете.

Звучали очень важные замечания, что народным депутатам до сих пор не объяснили, что дает нам ВТО в сегментарном разрезе, по конкретным областям. Некоторые государства создавали механизм переходных периодов, разбивая все эти вещи по частям. Лично моя позиция: мы еще вчера должны были быть в ВТО. Если мы не примем эти законы, то не вступим и завтра. А Россия работает более системно по этому вопросу, известна практика, что каждое государство вступая в ВТО должно подписывать протоколы со всеми членами ВТО. Я не хочу нагонять ужас, но если там первой будет Россия, то Украина там не будет никогда.

- Вице-премьер Николай Томенко в “Украинской правде” заявил, что ответственность за непринятие законов по ВТО несет парламент. Вы согласны с этим?

- Мне кажется некорректным перебрасывать ответственность с представителей правительства на парламент, что не принимаются законы. Но ведь системная работа с комитетами, фракциями не ведется. Притом, что сейчас в правительстве работают бывшие народные депутаты, которые знают эти механизмы сотрудничества, систему убеждения.

Недавно мы встречались с литовским парламентарием, который представляет оппозицию, но он, как и партия власти, выступал за вступление в ЕС. А у нас ситуация другая: нам нужно говорить даже с теми, кто должен убеждать и оппозицию, и общество, что вступать в ВТО – это правильно и необходимо. Я рад, что такая встреча, в конце концов, состоялась, но работать на решение этой проблемы в режиме кавалерийского наскока неправильно. Говорить, что осталось две недели, потом все разойдутся на каникулы, кто не поддержит ВТО, тот не поддержит Президента, тот работает против европейского выбора... Мне кажется, эта недостаточно солидная работа, и если она будет такими рывками, то это показывает отсутствие системности, которое мы видим у россиян или балтийцев.

- Так у нас есть шансы вступить в ВТО в этом году?

- Шанс еще есть... Надо понимать, что ВТО нужна в первую очередь нам, а не мы ВТО. Но если взять каждый конкретный закон, они рассматриваются по десятому разу. В частности, из-за того, что мы не придерживаемся соглашения о защите интеллектуальной собственности, наши химическая, металлургическая, перерабатывающая отрасли теряют миллиарды гривень. Мы несем убытки из-за одного предприятия, которое занимается этими лазерными дисками, но понятно, что за этим стоит серьезная лоббистская группа. Взять вопрос о внесении изменений в закон о вывозной экспортной таможенной пошлине на кожаный скот и кожаное сырье, я помню, принят еще при председательстве Александра Ткаченко. Ну, кто, скажите, ограничивает свой собственный экспорт? Почему существует до сих пор этот закон, который ограничивает наше вступление в ВТО?

Если брать по конкретным позициям и профессионально рассказать, дать конкретную аргументацию, какие там плюсы и что теряется, какая мотивация, я думаю, что парламент уже давно бы проголосовал за них.

- Эту разъяснительную работу должно было бы сделать правительство?

- Конечно.

- Значит, народные депутаты не голосуют за законопроекты относительно ВТО только в силу недостаточной осведомленности?

- Да, есть неосведомленность, есть определенные стереотипы, есть и лоббистские группы. Но если, так как во вторник, начались разговоры с руководителями фракций, идти и говорить по пунктам, то за 120 дней, которые работает правительство, этот вопрос можно было бы снять. Этих проектов было бы намного меньше, и уже реализовывалось бы заявление Ющенко о том, что мы вступим в ВТО до конца года. Поэтому я бы не обвинял в этом лишь парламент, так как здесь нехватка именно профессиональной системной работы с двух сторон.

Галина Каплюк

http://glavred.info/