Борис Березовский: Вместе с Зинченко мы работали на телеканале «Интер»

976
Борис Березовский: Вместе с Зинченко мы работали на телеканале «Интер»

Активизация Бориса Березовского «на украинском направлении» вызвала широкий резонанс и ответные действия

Майор Мельниченко обратился с заявлением к главе СБУ с пре­дупреждением о «преступном плане международной группы лиц под руководством Бориса Абрамовича Березовского», ко­торый «несет угрозу националь­ной безопасности Украины». А замгоссекретаря Маркиян Лубкивский публично сообщил, что «упоминание имени госсекрета­ря Александра Зинченко в ин­тервью главы Фонда граждан­ских свобод (фонд Березовско­го) Александра Гольдфарба рас­сматривает как целенаправлен­ную провокацию». «Газета...» об­ратилась за комментарием к са­мому Борису Березовскому.

Видео дня

-Борис Абрамович, вам уже известно, что Мельниченко за­явление главе СБУ направил?

- Да, я читал это заявление, но комментировать его не буду. Это очень непростая история, и когда настанет время, я много чего интересного расскажу.

- А когда настанет время?

- Скоро, я думаю, очень ско­ро. События сейчас будут разви­ваться очень быстро. В самом этом заявлении, которое, понят­но, написано под чью-то диктов­ку, тоже есть много положитель­ного. Потому что наша задача и состояла в том, чтобы поднять общественный интерес,- и он поднят. Это очень сложно теперь спустить на тормозах.

- В вашем первом интервью «Газете...» впервые в связи с за­писями Мельниченко резонанс­но прозвучало имя Путина. Была ли гласная или негласная реак­ция Кремля на это заявление?

- Мне неизвестно ни о какой реакции. Я думаю, они находятся в сложной ситуации, потому что речь о вещах, задокументирован­ных в записи.

- Зато есть реакция украин­ских политиков на действия представителей вашего Фонда гражданских свобод, в частнос­ти на упоминание имени госсе­кретаря Александра Зинченко в контексте дела Гонгадзе...

- Поймите, я не хочу, чтобы создалось впечатление, что мы пытаемся играть в какую-то свою особую игру. Задача Фонда со­стоит не в том, чтобы посадить или не посадить Кучму, насолить кому-то из чиновников, а в том, чтобы лицо власти было доступ­но избирателям. Мы не делаем никаких скидок - Кучма это или кто-то из действующей власти. Более того, мой собственный горький опыт с Ельциным показал: прошлое отбросить просто нельзя, нужно подвести итог. И как бы это ни было печально, не­которые действующие украин­ские политики так же хорошо уживались с Кучмой и точно так же перед ним прогибались. Пока эта власть не подведет черту под старым - а это не значит забыть, а наоборот, дать оценку - и пра­вовую, и моральную,- без этого власть не сможет продвигаться вперед. Она будет всегда обре­менена преступлениями прежне­го режима. Это могут быть и уго­ловные преступления, и мораль­ные преступления. У меня в Ук­раине очень много друзей. Я же господина Зинченко очень хоро­шо знаю, мы вместе работали на канале «Интер» и лично против него я ничего не имею - я видел его все время на Майдане, как он поддерживал революцию – но что от этого-то? Ведь прошлое перечеркнуть невозможно! Если мы пойдем по пути: о друзьях молчим, а о врагах говорим - то это опять та же самая старая иг­ра. Поэтому я отлично понимаю озабоченность украинских поли­тиков, но еще раз повторяю, что задачей Фонда является преда­ние гласности всего-того, что де­лал прошлый режим.

- То есть им придется сми­риться с тем, что будут опубли­кованы все записи?

- Безусловно. Все имеющие­ся в нашем распоряжении запи­си будут опубликованы. Мы ду­маем не только про интернет, мы думаем об издании отдельной книги, которая будет распростра­няться в Украине, России, на За­паде. Другое дело, что на англий­ский перевести это мычание президента очень сложно, пото­му что там слова на 50% матер­ные, а английский язык ими не так богат. Ну вот такое быдлячье лицо власти, что сделаешь!

Нам не хочется, чтобы это ис­пользовалось для сведения сче­тов внутри украинской власти. Ющенко дал обещание Майдану расследовать до конца дело убийства журналиста Гонгадзе. Но дальше-то последовали ка­кие-то странные события. Ну, во-первых, странное самоубийство Кравченко... Вы знаете, я связы­вался с экспертами - они ни ра­зу не слышали в своей практике, чтобы человек два раза стрелял себе в голову. Вы представляете себе моральное потрясение по­сле первого выстрела? Я не гово­рю уже о физическом! Второе. В заявлении заместителя госсекре­таря есть потрясающее утверждение: «Президент Ющенко решил поставить точку». Да какая точ­ка! Президент решил поставить точку, но до точки-то - ого-го сколько! А кому-то уже сейчас выгодно поставить точку.

Мне стало интересно: это что, действительная позиция нынеш­ней власти? В этом деле уже можно ставить точку? Что, новая демократическая власть боится получить ответы на вопросы, ко­торые она обещала дать?

- Не изменятся ли задачи филиала Фонда, который пред­полагается открыть в Киеве? Ведь он должен был, по идее, помогать Мельниченко довести до суда криминальные эпизоды, зафиксированные в записях...

- Филиал Фонда в Украине будет помогать не Мельниченко, а всем тем, кто заинтересован в выявлении истины. Если Мельни­ченко на каком-то этапе помогал этому - мы поддерживали его. Если Мельниченко сейчас будет помогать скрывать факты - мы будем идти своим путем.

Наша задача заключается в том, чтобы помочь Президенту Ющенко выполнить его обеща­ние. И чтобы Украина реально состоялась как демократическое государство. Мне это выгодно, потому что если это произойдет, режим Путина рассыплется быс­трее. Если Ющенко потерпит по­ражение, у Путина будет возра­жение: ну, видите, что дает демо­кратическая власть? Вот что зна­чит оранжевая революция!..

Беседовал Леонид ШВЕЦ, «Газета по-киевски»