Борис Тарасюк: «Шоковый эксперимент» относительно Киева может негативно повлиять на Европу

Борис Тарасюк: «Шоковый эксперимент» относительно Киева может негативно повлиять на Европу

Сегодня в Брюсселе состоится очередное заседание Комиссии Украина — НАТО и Совета Евроатлантического партнерства на уровне руководителей внешнеполитических ведомств. Украинскую делегацию будет возглавлять министр иностранных дел Борис Тарасюк. Согласно официальным сообщениям он ознакомит членов Комиссии с социально-экономической ситуацией в Украине, ходом демократических реформ и внешнеполитическими приоритетами государства. Также участники встречи оценят результаты выполнения Плана действий Украина — НАТО, в частности, ежегодного Целевого плана Украина — НАТО. Обсудят также проект соответствующего документа на следующий год.

Видео дня

На эту встречу в свое время возлагались большие надежды. Были даже надежды, что Украина сможет повысить свои отношения с Альянсом до уровня выполнения Плана действий относительно членства в НАТО. Похоже, что с этим придется подождать. Причин этому много, и они заключаются скорее всего в неуверенности членов Альянса во внешнеполитической последовательности Киева. А именно, не состоится ли поворот в приоритетах Украины после парламентских выборов. До них, очевидно, Украине не следует рассчитывать на существенное продвижение на своем пути евроатлантической интеграции. Однако это не означает, что руководство должно сидеть, сложив руки. Собственно, от действий власти и будет зависеть, кому достанется голос на выборах. «Натовский» путь Украины, действительно, усложнен многими факторами: и внутриполитическими, и внешнеполитическими. Россия, несмотря на официальное невозражение вступления Киева в Альянс, своими действиями доказывает, скорее, противоположное. От усилий и готовности к этим усилиям украинской власти для решения всех интеграционных барьеров зависит многое. Накануне брюссельского визита «День» обратился с рядом вопросов на тему евроатлантического движения к министру иностранных дел Борису ТАРАСЮКУ.

— На какие результаты можно рассчитывать после вашего визита в Брюссель?

— Мой визит в штаб-квартиру НАТО будет состоять из двух основных элементов: заседание Комиссии Украина — НАТО и заседание Совета евроатлантического партнерства на уровне министров иностранных дел.

Предполагается, что в рамках заседания Комиссии Украина — НАТО будут обсуждаться перспективы развития отношений между Украиной и НАТО в контексте реализации Интенсифицированного диалога по вопросам членства и соответствующих реформ, начатого в апреле этого года в Вильнюсе. Будут также рассмотрены результаты выполнения Плана действий Украина — НАТО в 2005 году. Кроме того, планируется обсудить вклад Украины в поддержание мира и стабильности в евроатлантическом пространстве.

Особое внимание с нашей стороны предоставляется подготовке проекта Целевого плана Украина — НАТО на 2006 год, в рамках которого будут проводиться общие мероприятия в поддержку демократических реформ в нашем государстве. В следующем году этот документ по своей философии и структуре будет приближен к Плану действий относительно членства в НАТО. В проекте Целевого плана на 2006 год учтены рекомендации НАТО, высказанные во время консультаций в рамках Интенсифицированного диалога, относительно достижения Украиной критериев членства в Альянсе.

Что касается второй составляющей моего визита — заседания Совета евроатлантического партнерства, то мы ожидаем, что в центре внимания министров иностранных дел стран-участниц СЕАП будут вопросы общих ценностей партнерства, соблюдение прав и свобод человека в евроатлантическом пространстве. Украинская сторона считает, что соблюдение прав и свобод человека, решение правовыми методами всех спорных вопросов будет способствовать упрочению безопасности на европейском континенте и реализации целей евроатлантического партнерства. Рассмотрение этих вопросов главами внешнеполитических ведомств стран-участниц Совета является важным шагом в направлении поиска взаимоприемлемых путей решения проблем на пути демократии, являющейся общечеловеческим достижением.

— Будет ли подниматься вопрос повышения уровня отношений Украины и НАТО?

— На необходимости повышения уровня отношений акцентировал внимание Президент Украины Виктор Ющенко еще в феврале этого года во время саммита Комиссии Украина — НАТО. Соответственно, в апреле во время заседания Комиссии в Вильнюсе было принято решение относительно начала Интенсифицированного диалога по вопросам членства и соответствующих реформ. Мы положительно оцениваем результаты нашего сотрудничества с НАТО в рамках Интенсифицированного диалога. Вместе с этим мы считаем Интенсифицированный диалог важным, но промежуточным этапом в отношениях Украины с НАТО. На наш взгляд, период Интенсифицированного диалога должен быть относительно коротким с учетом того, что мы сотрудничаем с НАТО с 1994 года в рамках Программы «Партнерство ради мира», с 1997 года (после Мадридского саммита) — в рамках Хартии об особом партнерстве, а с 2002 года (после Пражского саммита) — в рамках Плана действий Украина — НАТО. Все упомянутые программы сотрудничества с НАТО направлены на достижение критериев членства в НАТО. По итогам заседания будет, я надеюсь, принято Общее заявление, которое даст четкий сигнал относительно дальнейшего повышения уровня отношений.

— Как вы оцениваете выполнение Киевом Плана действий Украина — НАТО?

— За три года имплементации Плана действий Украина — НАТО сделано многое. Вместе с тем, следует отметить, что некоторые шаги принципиального характера удалось реализовать исключительно благодаря политической воле нового руководства государства.

Например, идея внедрения «единого окна» на таможнях была заложена еще в Целевом плане Украина—НАТО на 2003 год, но только благодаря личной принципиальности Виктора Ющенко реальные результаты имеем в нынешнем году. Такая же ситуация относительно превращения наших пограничных войск в подразделения правоохранительных органов по европейскому образцу. Эта трансформация крайне необходима, учитывая то, что, по оценкам экспертов НАТО, нелегальная миграция в Украине сейчас на уровне, который в 20—25 раз выше, чем средний показатель по странам ЕС.

Что касается Плана действий «Вопросы безопасности и обороны и военные вопросы», то он в основном посвящен реформированию Вооруженных Сил Украины. В нынешнем году принято решение о начале инспекции всего сектора безопасности по примеру проведенной оборонной инспекции.

Вместе с тем, есть вещи, предписанные Планом действий, выполнение которых еще продолжается. Мы, например, до сих пор продолжаем реализовывать обязательства, взятые Украиной при вступлении в Совет Европы в 1995 году. Несмотря на то, что уже подписаны и ратифицированы почти все международно-правовые документы и выполнено большинство обязательств, касающихся реформирования законодательства Украины и практики его применения, невыполненными остаются такие шаги, как: принятие нового Криминально-процессуального кодекса; реформирование органов прокуратуры; ратификация европейской социальной хартии; передача в Минюст пенитенциарной системы, а также ответственности за регистрацию людей, прибывающих в страну или отъезжающих из нее. Впрочем, это не испортит общего положительного тона обсуждения дальнейших отношений между Украиной и НАТО. Перемены в нашем государстве настолько поразительны, что их не замечать просто невозможно.

— Какой была реакция со стороны НАТО на нератификацию 2 ноября Верховной Радой Украины Меморандума о взаимопонимании между Украиной и НАТО относительно использования стратегической транспортной авиации Украины в операциях и учениях НАТО? Отразится ли этот факт на использовании Альянсом украинской транспортной авиации?

— Обсуждение в Верховной Раде 2 ноября вопроса ратификации Меморандума относительно использования стратегической транспортной авиации Украины в операциях и учениях НАТО является ярким примером попытки определенных политических сил накануне выборов использовать проблематику отношений Украины с Альянсом в собственных конъюнктурных целях.

Решение этого вопроса блокировалось вполне сознательно теми политиками, которые хорошо понимают выгоды от применения соглашения, в частности, в виде обеспечения работой сотрудников нашей транспортной авиации, финансовых поступлений в Государственный бюджет Украины. В конце концов, речь идет о перспективе украинской авиации, обеспечении будущих рынков для украинского военно-промышленного комплекса. Политические последствия такого решения для Украины негативны. Нератификация этого соглашения не способствует авторитету Украины как активного субъекта международного сотрудничества в сфере безопасности, ставит под сомнение наш настрой следовать взятым на себя международным обязательствам.

К сожалению, в этот раз государственные интересы были принесены в жертву политическим. О том, что это соглашение отвечает нашим интересам, свидетельствует тот факт, что его поддержали три правительства Украины — в 2004 году правительство В. Януковича уполномочило Е. Марчука, министра обороны Украины на то время, подписать этот Меморандум; правительство Ю. Тимошенко внесло этот документ на рассмотрение парламента, правительство Ю. Еханурова поддержало это соглашение в ходе ратификации в ноябре этого года. Хотел бы напомнить, что другое соглашение между Украиной и НАТО — Меморандум относительно поддержки операций НАТО со стороны Украины, подписанный в 2002 году правительством В. Януковича — было ратифицировано нынешним составом парламента в 2004 году.

Такая непоследовательность вызывает сожаление. Надеюсь, что в этом вопросе победит здравый смысл, и это соглашение, которое нужно в первую очередь Украине, будет ратифицировано.

— Какие приоритеты в сотрудничестве Украины и НАТО вы бы определили на следующий год?

— Это, в первую очередь, проведение внутриполитических демократических преобразований. Этой цели подчинен Целевой план Украина-НАТО на 2006 год. Вместе с тем, среди приоритетов такие конкретные вопросы, как проведение осмотра сектора безопасности, продолжающаяся реформа ВСУ, программы переквалификации и адаптации военнослужащих, уволенных в запас; а также обезвреживание опасных избыточных вооружений и смесей ракетного топлива; инициатива оценки влияния военной деятельности на экологическую безопасность и так далее.

Другой, чрезвычайно важной задачей является донесение правдивой информации о НАТО обществу. К большому сожалению, стереотипы относительно «агрессивного блока НАТО» все еще воспринимаются на веру. А на самом деле наши граждане очень мало информированы о том, что НАТО сегодня — это, в первую очередь, политическая организация самых развитых демократических стран Европы и Северной Америки, цель которой — коллективная защита от новых опасностей и угроз, которые несет глобализация, прежде всего от терроризма. Министерство иностранных дел активно работает над тем, чтобы донести гражданам Украины объективную информацию о НАТО.

— Не кажется ли вам, что Россия начала на практике реагировать на движение Украины в сторону Запада — в ЕС и НАТО? В частности, не могут ли об этом свидетельствовать намерения Москвы повысить цену на газ и прекратить военно-техническое сотрудничество?

— Мы считаем, что распространение демократических ценностей, обеспечение верховенства права, защиты прав человека, свободы слова, повышение благосостояния наших граждан и упрочение региональной и мировой безопасности являются основными задачами нашего государства. И в этом контексте вступление в ЕС и НАТО не является для нас самоцелью. Мы рассматриваем получение полноправного членства в этих организациях как инструмент реализации поставленных целей.

В то же время, этот стратегический курс не направлен против кого-либо, тем более против наших ближайших соседей, с которыми мы стремимся строить конструктивные деловые отношения. То, что Украина хочет жить в «общем европейском доме», не должно мешать ей развивать сотрудничество с Россией, которая бесспорно является одним из наших самых мощных партнеров.

Так, Украина хочет быть членом НАТО, а Россия — нет. Но это не мешает последней вести углубленный и предметный диалог по широкому спектру вопросов. С 1991 года Альянс и Россия совместно работают над разными вопросами безопасности и обороны. Подписав в мае 1997 года «Основополагающий акт НАТО — Россия о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности» (кстати, Хартия об особом партнерстве между Украиной и НАТО была заключена позже), НАТО и Россия официально оформили свои отношения партнерства. Они обязались развивать эти отношения на основе общих интересов и для достижения этой цели создали новый форум: Постоянный общий совет НАТО — Россия.

После подписания Римской декларации о создании Совета Россия — НАТО президент В. Путин, в частности, заявил: «Хоть взгляды Кремля и НАТО не всегда совпадают, Россию и Североатлантический Альянс объединяет намного больше факторов, чем разделяет». Россия активно сотрудничает в ключевых вопросах современной безопасности — борьба с терроризмом, антикризисное регулирование, противоракетная оборона театра военных действий, военная реформа, управление использованием воздушного пространства, гражданское чрезвычайное планирование, научное сотрудничество и экологическая безопасность и тому подобное. При этом при рассмотрении этих вопросов и выработке решений имеет статус де-факто члена НАТО. Кроме этого, президент России в интервью голландскому телевидению в конце октября заявил, что Россия «стандартизирует некоторые вещи под натовские образцы, так удобнее работать на внешних рынках вооружений».

Или пример контекста — предоставление авиатранспортных услуг для потребностей Альянса. С отказом Верховной Рады Украины от возможностей, которые открывает упомянутый уже Меморандум, эту «нишу» может быстро заполнить третья сторона, например, та же таки российская компания «Волга-Днепр», которая довольно успешно предоставляет транспортные услуги НАТО.

Вступление в НАТО не обусловливает автоматический переход на образцы вооружений, которые есть у государств-членов Североатлантического Альянса, на чем также спекулируют украинские политики. Единственным условием для вооруженных сил государства-члена НАТО является совместимость выделенных сил и средств для выполнения общих операций. И Россия в этом направлении также конструктивно сотрудничает с Альянсом.

В частности, на неформальной встрече министров обороны государств-членов и партнеров НАТО в Вильнюсе в апреле этого года Россия подписала Соглашение о правовом статусе вооруженных сил стран НАТО и государств-участниц программы «Партнерство ради мира», которая, по определению главы российского внешнеполитического ведомства, «повысит оперативную совместимость войск России и НАТО,.. а также закрепит правовые возможности для общих действий с Альянсом».

Представители российского руководства не раз подчеркивали, что партнерство Россия — НАТО стало весомым фактором европейской стабильности, и также выступают за то, чтобы это сотрудничество не зависело от колебаний политической конъюнктуры.

Что касается нефтегазового вопроса, то, хотел бы отметить, что государство не может быть независимым в политике, если оно зависимо в экономике. С этого нужно исходить при решении вопроса диверсификации источников энергоснабжения. Сегодня по вопросам поставки газа Украина ведет переговоры с Российской Федерацией, которая предложила с 2006 года увеличить цену за природный газ более чем в три раза. Позиция Украины заключается в том, что наше государство готово перейти от бартерных схем к денежным расчетам, но это необходимо делать поэтапно и согласованно, тем более, что существуют и соответствующие долгосрочные двухсторонние договоренности и международные нормы. Бесспорно, что, учитывая определенную взаимозависимость, повышение цен на энергоносители в Украине не может не отразиться и на России.

Хотелось бы верить, что озвученные намерения — это только средство повышения собственной позиции на переговорах, а не принятые решения. Потому что, на мой взгляд, и в Украине, и в России понимают, что от создания проблем никто не выиграет, это может только негативно влиять как в прямом, так и в обратном направлении. Поэтому необходимо проводить переговоры, воздерживаясь от поспешных решений и резких односторонних шагов. Я думаю, что урегулирование вопросов в сфере газового ценообразования и военного сотрудничества будет в ближайшее время решено на двухстороннем уровне с учетом ситуации в евразийском пространстве в целом.

Хотел бы также подчеркнуть, что ситуацию отслеживает Европейский Союз, который осознает, что попытки «шокового эксперимента» (со стороны России. — Ред. ) относительно Украины могут иметь негативные последствия для безопасности всего Европейского континента.

Сергей СОЛОДКИЙ, «День»

www.day.kiev.ua