Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

Анархия – мать порядка

194Читать материал на украинском

А раз они есть, то и политическая жизнь как-то незаметно за 15 лет структурировалась, всё стало понятно: и их приёмчики, и объяснения. Кто - за что и почему, и куда кому метаться, например, с процентами этими – проходным барьером. А мне не важно: 3%, или была бы какая-то другая цифра. Мне важно, что в этом кипящем полит-технологическом котле выросла чуть-чуть лучшая страна. И вот уже едут к нам, пересекая кордоны, разные спецы-ходоки перенимать наш политический опыт. Всё вынюхивают и выспрашивают: как вам такое удалось? А мы щёки надуваем и гордо улыбаемся: уметь надо!

А вот по вопросам нашего экономического чуда к нам не ездят. Плюются. Более того, это мы в тщедушной Словакии на уровне премьера с удивлением расспрашиваем: как им, словакам удалось из нищеты выскользнуть, и за 5 лет зарплату людям довести до $500. Это у них, в Польшах есть умницы-Бальцеровичи, которых мы всё время изучаем и цитируем. А к нам, хоть плачь, никто не ездит и спецов наших экономических никто, увы, не цитирует. Интересно – почему? Да потому что их нет.

У нас в стране полит-технологи есть, а бизнес-технологов нет. Вообще нет! Потому что если бы у нас были бизнес-технологи, то они бы не удовольствовались аморфными надоевшими словами типа «концепция» и «стратегия». Они не допустили бы того, что судьбоносную программу роста экономики страны президент называет каким-то архаичным термином «дорожная карта». Какая-такая дорожная карта? Кто присоветовал это слово применять – Юрий Витальевич, окончательно устав от ГАИ, или Евгений Альфредович, вдохновляясь мировыми гоночными трассами? Ну, не сам же!

Так вот, если бы в стране были настоящие бизнес-технологи, они бы назвали этот документ профессионально точно: БИЗНЕС-ПЛАН. Потому что бизнес-план пишет каждый руководитель – то ли фирмы, то ли страны, перед тем, как начать руководить вверенным ему делом. Он пишет такой бизнес-план, в котором ясны ответы на главные вопросы: что-кто-как-где-когда и сколько это стоит. Как на телевидении: продюсер канала отбирает те программы, которые сделают его канал рейтинговым.

О, если бы у нас были бизнес-технологи национального масштаба! Тогда бы сразу стало ясно, что бизнес не только нельзя отделять от власти, а его надо насильно к ней присоединять. Потому что там, где они оба действуют вместе, там – удача.

Примеры? Пожалуйста. Как только Ющенко всей мощью нашей государственной машины подставил плечо ИСД (Индустриальному Союзу Донбасса), нам удалось заполучить в Польше металлургический завод, хотя по отдельности им этого не удавалось. Как только предыдущего президента вынудили «объединиться» с малым бизнесом, им «вместе» удалось продавить закон об упрощенной системе налогообложения, после чего миллионы людей свободно вздохнули, а ВВП пополнился миллиардами. Три года нашу «Мрію» держали под арестом, считая, что это дело – спор бизнес-субъектов. Но как только объединились власть и бизнес в едином порыве и освободили заложницу, акции наших «Мрій» тут же взлетели вверх. И чем плохо?

Возьмём бюджет. Задолбали с этим бюджетом! То его принимают, то не принимают, то дефицит, то профицит, то делят, то прячут, то голосуют, то большой палец вниз. Подумаешь – цаца, этот бюджет! И чего ему столько внимания, почему с экранов телека не слазит эта минорная тема бюджета, да ещё с людьми, вокруг него вертящимися? Ведь он занимает всего лишь 30% всей нашей экономики. И то – светлой её части, умалчиваю о тёмной. Ну, допустим, от этого бюджета кормятся работники бюджетной и социальной сферы. А остальные граждане – что ли, не люди? А где остальные 70% нашей экономики? Вы представляете, если бы полит-технологи устраивали полемику только вокруг единственной фракции, скажем, коммунистов, доказывая с пеной у рта – в чём она права, в чём не права, и игнорировали всех других? Отражало бы это политическое устройство всей страны?

О, если бы у нас были бизнес-технологи! Тогда они бы впились со всей силой в ВВП, в то, как развивать нам нашу «основную» экономику, а не только её «распределительную, бюджетную» третью часть. Ведь если вся страна занимается дерибаном бюджета (кто его делит, кто – вовлекается в одобрение или в неодобрение), то остальные 70% экономики (реальной, настоящей, продуктивной) – находятся на правах падчерицы. Её, настоящую экономику, пинают, игнорируют, изгоняют, недодают, обеззаконивают, обделяют и, в конце концов, обдирают. А потом с недоуменным видом спрашивают: где деньги?

О, если бы у нас были бизнес-технологи! Они бы, такие разные, в один голос, в унисон, загалдели: дело вовсе не в реформах. Они бы сказали, что ситуация с реформами без бизнес-плана похожа на сюжет из сказки: «иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Считается (и справедливо), что они назрели, эти реформы: налоговая, судебная, административная, регуляторная и другие. А, извините, подо что? Сначала же надо какую-то цель внятно произнести. Не методом же «тыка» продолжать позориться. Нельзя же покупать просто ткань, не зная, что шить – вечернее платье или купальник. Потому и вступление в ВТО, и статус рыночной экономики, и отмена поправки Джексона-Веника – это никакие не цели. Это помощь нам в том, чтобы мы достигли зарплат в $500-1000 и ВВП $200-300 млрд. Для начала. Чтобы мы под эти цифры составляли не бюджеты потребления, а бизнес-планы переформатирования экономики. Ведь недостаточно лишь устать от нечестных судов, двусмысленных законов, наследственно разбухшего чиновничьего аппарата и непосильно высоких налогов.

И вот, вместо того, чтобы жаловаться на все эти национальные негоразды, я набираю в лёгкие побольше воздуха, чтобы произнести ужасную мысль. Начинать надо не просто с перечня всех наших неподъёмных забот, а только тех национальных проектов, цена вопроса которых... от 10 миллиардов гривен. Это те главные проекты, которые дадут долгожданный экономический прорыв. Какие это проекты, спросите вы?

О, если бы у нас были бизнес-технологи! Они бы ответили, что самое модное в мире сейчас – бренды. Что мировое разделение труда базируется исключительно на брендах, и что нам просто необходимо вцепиться когтями в «свои» сегменты мирового рынка, толкая туда свои бренды. Потому что нет других современных технологий для прорыва, особенно после нашего годового надрыва. Португалия лелеет и толкает свои бренды (корабли, пробку, портвейн), Мексика – свои (текилу, сомбреро и гамак). Бразилия свои (кофе, Амазонку, футбол). Словакия, не имея своих сильных национальных брендов, даже пошла на хитрость, решив заимствовать чужие бренды, провозгласив, что теперь она – европейский «Детройт» (по изготовлению автомобилей) и европейский «Гонконг» (как глобальный транспортный узел). И ведь сработало. Теперь живут-поживают, добра наживают.

Бренды правят миром и в крупной промышленности, и в малом бизнесе. Никому неизвестный венгерский инженер Рубик так и остался бы неприкаянным изобретателем своего «кубика» для домашнего пользования, пополнив ряды местного малого бизнеса. Однако венгерское правительство не пожалело сил и средств на такую мелочь, как патентование «кубика Рубика» в десятках стран. Почему? Потому что правительство вдохновилось ценой вопроса: было продано триста миллионов кубиков по пять долларов каждый. На то время это дало стране 2% ВВП. Когда выяснилось, что группа «Beattles» начала давать 1,5% великобританского ВВП, английский премьер-министр Гарольд Вильсон объявил их группу национальным достоянием со множеством привилегий, лишь бы они и далее пополняли и без того нехилый английский ВВП.

Ну, про мировую экспансию корейской чудо-техники, про тысячу египетских пятизвездочных отелей, построенных в пустыне, я мог бы писать тома. Тридцать лет назад египетский президент, окинув взглядом горизонт и доставшуюся ему, как фараону, беспросветную пустыню, по которой беспомощно передвигались голодные бедуины, задался вопросом: «где взять 100 миллиардов?» И тут же, под освоение курортов Красного моря, под будущую Хургаду, «продавил» законы и по налогам, и по концессиям, лишь бы обогатить этот бренд. В 21-м веке страны второго и третьего эшелона имеют теперь единственную возможность быстро вырваться вперед: только за счет резвого выпячивания наружу своих брендов. И последующего наслаивания вокруг них деловой и бытовой инфраструктуры.

А что у нас на этом фронте? Есть ли бренды? И какие-такие национальные проекты способны сдвинуть глыбу нашей замёрзшей экономики? И тут я опять набираю полные лёгкие воздуха, понимая, что мне за это будет (!), и даю индикатор того, где у нас будет прорыв. Прорыв надо сделать там, где цена вопроса для страны 10 миллиардов грн. Это проходной балл, такой же, как 3%-й барьер для партий на выборах.

Как только такие проекты будут предъявлены, государственная машина навалится на них всей мощью своих специальных протекционистских законов, политических ресурсов, народной поддержки, международного промоушна и медийной пропаганды. О, если бы у нас были бизнес-технологи! Они бы объяснили, что это и есть та самая главная государственная функция, которая помогает стране из 10 миллиардов сделать 20, на радость своим гражданам. И получить свою долю архи-прибыли в виде пополняющегося, как пивной живот, бюджета. И тогда бы они удовлетворенно потирали руки, спрашивая: «теперь вам понятно, подо что надо крапать законы? Вам теперь понятно, в чём национальный интерес?»

Вы спросите, а что делать тем, кто не сможет предъявить проект на 10 миллиардов? Да то же, что и тем партиям, которые набирают меньше 3%. Они ведь никуда не исчезают, продолжают работать и наращивать мускулы, стараясь любыми путями пробиться в высшую лигу.

Вы также можете вполне резонно спросить: «А как считать эти 10 миллиардов, что учитывать, какие затраты и доходы?» И я отвечу: это самое сладкое место нашей идеи. Потому что вот тут-то впервые за всю историю и схлестнутся наши профессиональные, может даже пока никому неизвестные, бизнес-технологи. Вот где их поле битвы, вот свидетелями отстаивания каких деньжищ мы с вами станем, уважаемые читатели. Это будет бой похлеще нынешних политических и псевдополитических баталий на рейтинговых телеканалах. Мы впервые увидим, где наш клад, наши деньги, и как их взять. Ведь, если без кривых линз рассмотреть так полюбившуюся всем нам «Криворожсталь», то, говоря простым языком, бизнесмены, действуя автономно, смогли «тогда» выжать из нее 4,2 млрд. грн. А вот когда навалилась вся мощь государства с международным пиаром и жестким прессингом «на грани фола, или даже за гранью фола», вместе они смогли выжать 24,2 млрд. грн. Это и есть синергический эффект власти и бизнеса.

Теперь к делу, о брендах. Говорят, у нас есть ракеты «Зенит» в проекте «Sea Launch». Говорят, у нас есть самолеты «Ан». Говорят, у нас есть ячмень для изготовления пива, пшеница, курорты Крыма, транзит (авиа-, газо-, авто-), металл, вооружение, трактор, текстиль, сахар, хай-тек наших программистов и такой недоиспользованный мегабренд как украинская горилка. Не уверен, нужен ли кому-то ещё наш чернозём, и сможем ли мы что-то ещё дополнительное выжать из «Чернобыля». Если какие-то из брендов, которые могут потянуть на проходной барьер, не упомянул, читатели подскажут.

О, если бы у нас были настоящие бизнес-технологи! Они бы ещё заметили, что все наши четыре власти – это не власти. Законодательная такова, что законы лукавы и игнорируемы. Судебная такова, что подозрительна и несправедлива. Исполнительная такова, что ничего не умеет и не исполняет. Даже медиа-власть (?) такова, что пиши-не-пиши - никакого толку. Ещё немного, и наш строй, которому никак не могут дать название, получит его автоматически – анархия.

Но, если бы у нас были бизнес-технологи, они бы от этого факта не опечалились. Они бы, наоборот, обрадовались, что у них, наконец, теперь есть фронт работ. Они бы по-настоящему оценили мудрость народной пословицы «анархия – мать порядка», и бросились бы к своим калькуляторам считать будущие деньги, и отстаивая – где, в каких секторах и за счет каких брендов Украина может не только устоять при вступлении в ВТО, но и закрепить свои доли рынка в них. А также – чем компенсировать возможные потери от надвигающейся на нас неминуемой глобализации.

И тогда из этого бурлящего «бизнес-котла», из этой затравки, возможно, вырастет несколько иная конфигурация экономики, более сытая и менее анархичная. Тогда и граждане, от души посмаковав «в курилках и на кухнях» свои личные доходы и перспективы, захотят её попробовать на зуб. А если им не понравится по-человечески выстраиваемая цивилизация, то, что ж, тоже ничего страшного. Будет как обычно: «не догоним, так хоть согреемся».

А то ж, можно скоро и замёрзнуть, особенно при непреодолимых проблемах с газом.

Наши блоги