Владимир Малинкович: "Мелкий бизнес падет в войне со средним и крупным"

Владимир Малинкович: 'Мелкий бизнес падет в войне со средним и крупным'

Начиная с 2002 г., когда в Украине началось устойчивое развитие экономики, в стране сложилась, на первый взгляд, парадоксальная политико-экономическая ситуация: чем лучше развивалась экономика, тем ниже падал авторитет Президента Леонида Кучмы. Тем не менее все было по-своему логично. На фоне роста экономики к 2002 г. количество людей, считающих свои доходы средними, увеличилось в 2,5 раза. Зарождался средний класс. А что такое средний класс? Это люди, которые уже не просто выживают, а начинают задумываться о своей гражданской позиции. И их не устраивала замкнутая на Президенте иерархическая вертикаль, когда все в стране решает, по сути, один человек.

Видео дня

Так, кстати, было всегда. Французская революция, как пишет французский политолог, историк и государственный деятель Алексис Токвиль, началась на фоне относительного благополучия. То есть для того, чтобы люди активно участвовали в политических процессах, они должны иметь время и желание для активной политической или гражданской деятельности.

Вот и украинский средний класс захотел поучаствовать в принятии политических решений в стране. Несмотря на то что бедных на тот момент в Украине становилось все меньше, они вместе с зарождающейся буржуазией составляли 99% населения страны. Но ни те, ни другие никак не участвовали в управлении страной, которой вместе с Президентом управляли крупный капитал и партийно-бюрократическая номенклатура. Тогда средний класс и потребовал свою политическою долю. В то же время режим, который можно было назвать номенклатурно-олигархическим, стал осознавать необходимость политических перемен. Раньше он существовал за счет того, что нувориши, заработавшие свои состояния, как правило, в обход закона, стремились привязаться к единой административной вертикали, чтобы номенклатура закрыла глаза на их прегрешения. Но возглавляемый Кучмой бюрократический аппарат хотел, да просто нуждался в поддержке крупного бизнеса, поскольку своими силами государство преодолеть экономический кризис не могло. Именно в период президентства Кучмы возникла спайка высшей бюрократии и крупного бизнеса, которая, несмотря на все недостатки периода первичного накопления капитала и незаконности этого, все-таки сделала свое дело и вложила деньги в экономику Украины. И только благодаря этим инвестициям со стороны крупного бизнеса экономика стала выходить из кризиса. Другого варианта в то время просто не могло быть. Поэтому все разговоры о том, что Кучма разваливал страну, поддерживая олигархов, неправда.

Но когда экономика Украины начала выравниваться, сохранять этот режим, фактически остаток советской власти с ее жесткой вертикалью и в то же время неконтролируемым и коррумпированным крупным бизнесом и госаппаратом, стало труднее. И это было все очевиднее. На минувших парламентских выборах партия власти, олицетворением которой стал блок "За Единую Украину!", потерпела сокрушительное поражение. Блок "За ЕДУ!" получил чуть меньше 12% голосов. И плюс 6% с небольшим получила СДПУ (о). Вот вам, пожалуй, и все партии, которые поддерживали Президента (18% депутатов). Все остальные силы были в той или иной мере оппозиционными. И если бы у нас не существовало смешанной избирательной системы, если бы по мажоритарным округам, по которым в парламент прошли многие предприниматели, миллионеры, которые легко меняли свои политические симпатии в зависимости от конъюнктуры, уже тогда, в 2002 г., парламентское большинство было бы у оппозиции. А так за счет мажоритарщиков и было создано поддерживающее Президента большинство.

Урок из результатов выборов извлекла не только оппозиция, но и власть. И тогда она задумалась о политической реформе, идею которой я вместе с политологом Михаилом Погребинским предложил тогдашнему главе Администрации Президента Виктору Медведчуку. Для ее реализации были необходимы две принципиальные вещи. Надо было ликвидировать оставшуюся от прошлого жесткую централизованную вертикаль власти (то, что у нас называют админресурсом) и провести горизонтали в политике, т.е. создать конкурирующие политические структуры как в центре, так и на местах. Иными словами, создать условия, при которых олигархи не будут ликвидированы как класс, но будут конкурировать друг с другом в политической борьбе партий. И такие условия создавал переход к парламентско-президентской, а по существу — к парламентской республике. В таком случае экономическая конкуренция сопровождалась бы политической конкуренцией. В чем, собственно, и заключается суть многопартийности.

По существу, до этого у нас не было никакой многопартийности. Были лишь общие слова. А партии, за исключением нескольких, были "диванными" партиями при том или ином олигархе. А теперь, со вступлением в силу политреформы, с начала 2006 г. крупному бизнесу надо будет учиться работать в условиях реальной многопартийности, когда повышается роль собственно политиков, на которых будут по-прежнему влиять, но с которыми в гораздо большей степени вынуждены будут считаться предприниматели.

Новая ситуация возникает и для среднего и малого бизнеса. Малый, "базарный" бизнес, за счет которого долгое время кормилось население нищей страны, будет терять свои позиции. В Восточной Европе, следом за которой идет Украина, все меньше и меньше остается лоточников.

Малый бизнес перерастает там в средний, "мешочники" превращаются во владельцев магазинов. Это сейчас происходит и в Украине. А вот средний класс, в том числе и наемные работники со средними доходами, в условиях политреформы должны процветать.

До последнего времени вся власть работала на крупный бизнес. И это действительно была власть олигархов. Сейчас олигархи в парламенте будут разбиты на лагеря. Одни пойдут за Партией регионов, другие — за партией Виктора Ющенко, третьи пойдут за Юлией Тимошенкои т.д. Это парадокс, но будет олигархическая демократия. Это плохо, но лучше, чем существовавшая диктатура президента. Пока средний и малый бизнес бесправны по сравнению с крупным. Но после политреформы у среднего бизнеса появится реальный политический шанс, которого не было раньше, олигархи и политики будут бороться за его симпатии. А вот мелкий бизнес, скорее всего, падет в войне со средним и крупным.

Владимир Малинкович,директор украинского отделения Международного института гуманитарно-политических исследований

«Бизнес»

http://business.ua