Иван Драч: "Я - человек верный, но не могу не замечать девичьей красоты"

Иван Драч: 'Я - человек верный, но не могу не замечать девичьей красоты'

Иван Федорович Драч вне политики готовит себе борщи и мечтает о путешествии на солнечную родину Федерико Гарсиа Лорки. Гулять любит по Андреевскому спуску, а отдыхать - дома в Конче-Озерной. Его соседи - Павло Загребельный, Дмитро Павлычко, Николай Жулинский, а Юлия Тимошенко иногда рядом проделывает утренний кросс.

Видео дня

- Политическая жизнь, как известно, требует огромной отдачи. Каким образом вам удается расслабиться и отвлечься от работы?

- Дело в том, что у меня очень много разных занятий.

Я люблю читать историческую литературу. Ежедневно пишу стихи. С поэзией интересная ситуация - стихи меня преследуют. Не то чтобы я их писал, а они пишутся через меня. Стихи выбирают меня как свой объект. Поэтому разноплановость моей жизни позволяет не искать какого-то выходного. У меня есть внук, с которым я рад встречаться в выходные. Еще есть пес по имени Рекс, который тоже многое добавляет к моей жизни. Отдыхаю на природе, среди таких вещей, которые всегда вечны и святы для каждого человека.

- По вашим же словам, вы - человек, принадлежащий к старому миру и любящий окружать себя ценными, значимыми вещами...

- Действительно. Есть у меня такое место, где хранятся эти вещи. Я очень радовался, когда произошел перелом с одного тысячелетия на другое, и я смог это отметить тем, что построил часовенку с помощью моих гуцульских друзей. Они приехали и за несколько дней смастерили эту деревянную часовенку. Именно там у меня стоит распятие со времен фильма Параджанова "Тени забытых предков". Еще там есть такие "причиндалы", сугубо церковные - карпатские иконы, написанные на стекле, и я рад, что мне не надо куда-то далеко ехать, когда у меня возникает потребность поговорить с какими-то высшими силами, с Богом. Я просто захожу в часовенку, ставлю свечку, некоторое время нахожусь там, сосредоточиваюсь... Еще у меня есть такая полугуцульская-полуяпонская беседка. Хотя ее тоже делали гуцулы. Я вообще очень люблю японскую культуру.

- А что именно вы так любите в японской культуре?

- Я писал предисловие к произведениям Акутагавы Рюноскэ. Это чрезвычайно интересный японский писатель. Акира Куросава сделал по его новеллам "В кустарниках" свой знаменитый фильм "Ворота Расемон" - один из шедевров мирового киноискусства. Когда несколько лет назад мне пришлось побывать в Японии, я удивил японцев тем, что сказал: "Перед тем как я у вас выступлю, вы меня должны повезти на могилу Акутагавы Рюноскэ". Там случился такой переполох... японцы растерялись, так как никто не знал, где находится его могила. Начали искать и только под вечер возле какого-то монастыря таки нашли могилу Акутагавы Рюноскэ. Прийдя к ней, я увидел, что могилу действительно уже давно никто не посещал - последний венок был возложен лет пятнадцать или двадцать назад. Я с удовольствием положил на могилу книгу со своим предисловием - как привет из Украины. Вот такой интересный контакт состоялся с человеком из совсем иного мира. Писателем, который умер в 20-е годы, но оставил значительный след в литературе... Так что этот мир очень интересен, и каждый день приоткрывает все новые грани. Поэтому я не утратил интереса к нему до сих пор.

- Вы любите путешествовать?

- Конечно! Путешествие - это великое дело. Я все время стараюсь куда-то ездить. Недавно был в Черниговской области в нескольких селах. А на днях приехал из Умани, там в Педагогическом университете проходили Тычиновские чтения, вышел сборник воспоминаний о Тычине. Умань - ближе всего от того места, где я родился. Мне там несказанно интересно.

- А такое место, куда бы вы еще очень хотели съездить, есть?

- Есть такое место. Очень хотел бы съездить в Испанию к Гарсиа Лорке. Просто побывать в том мире. Я писал о Лорке, переводил его. Довелось побывать в Испании дважды, но не на его родине. Если Господь Бог даст мне еще пожить на свете, я непременно поеду к Лорке.

- Знаю, что вы женаты и когда-то, встретив свою жену, были так очарованы ее голубыми глазами, что влюбились с первого взгляда. И вообще, вы человек, верный своим чувствам?

- Я человек верный, но вместе с тем мне нравится женский, девичий мир. Я не могу не замечать красоты. И эта красота разная, особенно когда речь идет о женщинах. Она очень привлекательная. Я говорю о красоте, дающей мне возможность жить, существовать. Вообще красота - это истина. Когда-то Довженко писал, но, кажется, повторял сентенцию Анатоля Франса: "Если бы мне пришлось выбирать между правдой и красотой, я бы выбрал красоту, поскольку она ближе к истине". Я думаю, что это в высшей степени справедливо. Несмотря на страдания, беды, подлость, презрение, красота побеждает все.

- Иван Федорович, вы по гороскопу - Весы. По-вашему, есть ли у вас характерные для этого зодиакального знака черты?

- Думаю, что есть. Во-первых, я очень долго сомневаюсь, взвешиваю все "за" и "против", семь раз отмеряю, а потом уже делаю. Кстати, если уж я принял решение, меня очень сложно отговорить, вернуть назад. Во-вторых, хоть я, в сущности, и творческий человек, но сам про себя часто отмечаю, что, по сравнению со знакомыми математиками, физиками и химиками я, наоборот, очень прагматичный. Вот такая удивительная смесь... Возможно, это потому, что я, помимо того, что Весы, еще и Крыса по году рождения. Кроме того, я до сих пор романтик, как каждый поэт, художник, творец. С большим удовольствием посмотрел Эмира Кустурицу. Очень его люблю как кинорежиссера. Я был у Кустурицы на концерте, и он как музыкант с его ансамблем показался мне очень интересным.

В общем, я люблю больше классическую музыку - Баха, Вивальди, Скарлатти, народную музыку - более ясную, выразительную. Слежу, если есть возможность, за киноновинками. Я ведь кинематографист, окончил высшие киносценарные курсы...

- Вы говорите, что едите три раза в день, это - ваш козырь. У вас, наверное, есть любимые или фирменные блюда?

- Люблю борщи, особенно весенний из молодой крапивы, и сам его готовлю. У меня есть даже стихотворение "Осанна кропиві". Когда приходит весна и появляется возможность использовать это растение, я это тут же делаю. Это огромный заряд внутренней энергии, дающий огненную, неистовую силу. Эта крапива будто наделяет тебя крыльями. Это великая сила.

Антонина Малей, «Без цензуры»