Глава Луганской обладминистрации Алексей Данилов: "Луганщина - уже не та контрабандная вольница..."

Глава Луганской обладминистрации Алексей Данилов: 'Луганщина - уже не та контрабандная вольница...'

В адрес луганского губернатора в последнее время звучало немало критики. Это и не удивительно. Ведь ему досталась очень проблемная область. Изменилось ли тут что-то с приходом новой власти, мы решили поинтересоваться у самого Алексея Данилова.

Видео дня

- Вы более девяти месяцев руководите одним из самых сложных регионов страны. Что можно сказать по истечении этого срока?

- У нас есть четкое понимание ряда моментов. Во-первых, мы заняли первое место в Украине по сбору налогов. Сейчас я могу сказать, что мы перевыполнили план почти на сто тридцать два процента. Причем не за счет каких-то больших инвестиционных проектов. Хотя было и это. У нас, скажем, очень хорошие инвестиции сделал "Линос". Очень большое подспорье мы видим и в работе Алчевского меткомбината. Но нельзя не сказать и о том, что, поверив новой власти, очень многие люди начали попросту выходить из тени. И именно за счет этой детенизации экономики, детенизации бизнеса мы смогли выйти на первое место по Украине. Но, с другой стороны, мы видим, что наш национальный валовой продукт (я имею в виду территорию Луганской области) развивается не совсем теми темпами, какими хотелось бы. Однако у нас нет спада, как в других областях. Есть твердый трехпроцентный рост. И, поверьте, это не самый худший результат для начала нашей работы. При этом есть и четкое понимание, что без серьезных инвестиций, без больших, стратегических программ государственного уровня будет очень тяжело двигаться дальше. У нас технологически устаревшее и крайне изношенное оборудование. Нам остро необходимы новейшие технологии. Судите сами. Мы в Луганской области надеемся получить в этом году порядка 30 миллиардов долларов национального валового продукта. Теперь эти 30 миллиардов разделим на 2 миллиона 435 тысяч человек населения области. В итоге получаем цифру - 12 тысяч, откуда нужно вычесть выплату заработной платы, налогов, содержание управленцев и т. д. Кроме того, из этой суммы нужно оставить деньги на развитие. Словом, мы видим, что этих денег не просто катастрофически не хватает. Их просто нет. Когда мы готовим проект бюджета на следующий год, мы в очередной раз обсуждаем перспективы использования тришкиного кафтана, хотя на самом деле этот самый кафтан должен быть новым. А мы его постоянно латаем. То забираем что-то у шахтеров в пользу какой-то другой отрасли. То у какой-то отрасли отбираем что-то в пользу шахтеров. Но ведь нужно помнить, что через три-четыре года, через пять лет (за несколько месяцев это просто нереально сделать) у нас должно быть четкое представление, что на каждого жителя Луганской области должно быть не тысяча двадцать шесть гривен, а хотя бы три тысячи гривен. Сегодня в Луганской области официальное число кормильцев на сто тысяч меньше, чем пенсионеров. То есть число людей, получающих пенсию в Луганской области, - 780 тысяч, а тех, кто платит в Пенсионный фонд - почти на 100 тысяч меньше.

- Что происходит сейчас в угольной отрасли, которая за время правления Кучмы с одной стороны фактически была уничтожена, а с другой - стала притчей во языцех. Я имею в виду те же копанки.

- Если бы государство было заинтересовано в том, чтобы навести порядок в угольной отрасли, оно бы этот порядок навело. Но слишком много интересов пересекается в этой сфере. В тех же копанках, в тех же нелегальных разработках. Да, с ними надо что-то делать. Их нужно легализовать. Но легализовать по упрощенной системе. Потому что при сегодняшней схеме человек, решивший легализовать свой бизнес, может потратить на все процедуры полтора-два года. При этом никто не дает гарантии, что он в итоге получит кусок земли, чтобы заниматься этим видом бизнеса. И я еще на первой сессии областного совета, на которой я присутствовал уже в должности главы областной госадминистрации, сказал, что землю под бизнес необходимо продавать. Причем честно, открыто, с аукциона. Пускай компания, которая хочет добывать уголь, купит землю и станет хозяином. Но при этом она официально будет не только зарабатывать деньги, платить налоги и заниматься рекультивацией, а и полностью находиться в правовом поле. У земли должен быть собственник. А то у нас с 17-го года никак не могут реализовать главный лозунг большевиков - "Землю - крестьянам!". Отдать, наконец, землю реальному хозяину, чтобы государство могло лишь четко следить за соблюдением законодательства. В том числе, скажем, и экологического.

- После запуска программы "Контрабанда - стоп!" неожиданно выяснилось, что именно Луганская область может претендовать на звание чуть ли не контрабандного центра Востока Украины. Поражали и объемы контрабанды, и упорное сопротивление тех, кто задействован в этом бизнесе. Что происходит сегодня?

- Если я скажу, что поток контрабанды сократился до нуля, я, конечно же, слукавлю. Однако сегодня есть четкое понимание, что Луганщина - это уже не та контрабандная вольница, которой она действительно по праву считалась еще год назад. Это совершенно иные объемы, совсем другие подходы. Да, методы, которые используют контрабандисты, становятся более изощренными, поскольку они с каждым днем действительно ощущают, что мы не сидим сложа руки. Причем почувствовали это как контрабандисты, так и те, кто им оказывал, мягко говоря, покровительство.

- А попросту говоря, крышевал?

- Да, можно сказать и так. Говоря языком цифр, за девять месяцев этого года объемы контрабанды сократились где-то на 70-80 процентов. Но это не значит, что мы полностью смогли ликвидировать контрабанду как явление. При этом, конечно же, есть масса недоработок в различных структурах, призванных с контрабандой бороться. Например, некоторые особо рьяные борцы считают, что для успешного результата всех, кто хоть как-то причастен к этому бизнесу, нужно обязательно отправить за решетку. Поэтому порой они оправдывают свое бездействие ссылкой на то, что закон не позволяет им возбуждать уголовное дело, если сумма контрабандного товара не зашкаливает за 160 тысяч гривен. Но зачем всех обязательно сажать в тюрьму? Наверное, проще пока довести до сведения населения информацию об ответственности. О том, что государственную границу в неположенных местах пересекать нельзя. Кроме того, все должны четко знать, что неоформленные грузы завозить на нашу территорию тоже нельзя. Причем все без исключения. И все без исключения должны знать, что силовые структуры однозначно стоят на стороне закона.

- Да, но многие контрабандисты говорят, что на путь контрабанды их толкнули неимоверные поборы на таможне. И им абсолютно все равно, кому платить. Или пограничникам при незаконном переходе границы, или таможенникам при официальном. Главное, чтобы этот бизнес оставался выгодным...

– Мы сегодня делаем все возможное, чтобы пограничные переходы стали работать на пользу и людям, и государству. Чтобы там перестали брать взятки, чтобы не было нервотрепки при оформлении документов. Так, как это должно происходить в нормальном цивилизованном государстве.

Досье "БЦ"

Алексей Данилов - луганчанин. Родился в 1962 году в г. Красный Луч на Луганщине. В 1999 году окончил Луганский институт внутренних дел МВД (юрист), а также Восточноукраинский национальный университет (менеджер). Некоторое время был заместителем председателя партии "Яблуко". В 2004-м возглавлял Луганский штаб Виктора Ющенко.

Андрей Капустин, "Без Цензуры"