Издатель Иван Малкович: "У нас иллюстрируют так: если дети в вышитой сорочке, то выходят дегенератики"

Издатель Иван Малкович: 'У нас иллюстрируют так: если дети в вышитой сорочке, то выходят дегенератики'

Когда берешь в руки книги детского издательства "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА", убеждаешься, что сказочник - это не профессия и не призвание, это - дар Божий. "У кого хватит вдохновения семь лет делать одну-единственную книгу?" - спрашивает директор издательства Иван Малкович. Конечно, только у него. Некоторых такая самоуверенность откровенно бесит, некоторым она импонирует, поскольку подкреплена множеством ярких книг, ежегодно становящихся детскими бестселлерами. Вот и в этом году "Книгой года" для детей признана "Лиза и ее сны" издательства "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА".

Видео дня

"Звездность" - это прекрасно"

- К сожалению, "100 казок" на конкурс не успели, - рассказывает о последнем своем детище Иван Малкович. - Произошла детективная история: книга не дошла до жюри, однако заняла достойное место в сердцах читателей: за день разошлась тысяча экземпляров! Однако сегодня это издание убыточно: его себестоимость - 35 гривен без семи копеек, крупнейшим дистрибьюторам она будет стоить около 27 гривен. Итак, имеем свыше 30 тысяч долларов убытков. 

Более 12 тысяч пошло на гонорары. Деньги начнем зарабатывать только на третьем тираже: "отобьем" самые большие гонорары, останутся только меньшие роялти. Там будет ровно 100 сказок: в каждом последующем издании мы добавим минимум 16 страниц. Это сложно, потому что хочется, чтобы книгу рисовали лучшие художники, а они хотят рисовать под своей обложкой.

- Как же вам удалось собрать их амбиции в одной книге?

- Я думаю, это все-таки - хотя теперь это понятие стало оксюмороном - команда. У нас даже есть взаимопомощь: если надо, дорисуют вместо кого-то. Поймите, я хотел сделать украинские сказки величественными. У нас их почему-то иллюстрируют так: если дети в вышитой сорочке, то выходят дегенератики - или Котигорошек обтрепанный, или Телесик на гусе... Мне это не нравилось. "100 казок" начинаются с простой "Курочки рябої" и заканчиваются космогоническим "Яйцем-райцем", а между ними много таких, которые станут известными благодаря этой книге.

- Вот у вас теперь к компании Владислава Ерко и Константина Лавра присоединилась известная художница Евгения Гапчинская. Насколько трудно договариваться со "звездными" художниками?

- "Звездность" - это прекрасно. Значит, человек сделает свою работу "звездно". С Женей я познакомился в прошлом году через Бурмаку. Она сказала, что очень бы хотела сделать детскую книгу, и мы придумали историю о девочке и всемирно известных  художниках, среди которых обязательно должен быть украинский. Кто может естественно выглядеть в компании да Винчи, Рафаэля, Пикассо, Дали, Бройгеля? Кажется, я нашел хорошее решение: это - Казимир Северинович Малевич. У этой истории такое развитие, что искусство и художники находятся в линейном времени: рядом с Пикассо и Бройгель, и Малевич. В сознании людей они существуют вместе. А обложку мы сделали с картины, которая висит в моей спальне. Два ангела смотрят на круглую железную дорогу, едет поезд, олицетворяющий вечно текущую жизнь. У них есть ключик, и они заводят этот поезд, чтобы жизнь приходила в движение. Это моя любимая картина, я купил ее у Жени.

- ???

- Это нормальные отношения - деловые, творческие, художественные. Я ей плачу достойные гонорары, а она делает достойную работу. Кстати, сейчас я пишу еще одну книгу.    

- А вы не думали вместо Малевича поставить Энди Ворхола? Он ведь такой по-детски яркий.

- Да, но он никогда громко не говорил, что является украинцем. Он - лемко, в отличие от Малевича, который из Киева. Ворхол родился за пределами, скажем так, современной Украины. А Малевич писал письма по-украински. Он довел искусство до нижайшей точки: белое - на белом. Это как украинская вышивка.

"Украина не обеспечивает возможность делать качественную книгу"

- Какая сегодня ситуация с изданием детских книг? Есть какое-то улучшение?

- Ассортимент как будто улучшился, а вот книг, чтобы дух захватывало ("О! Ну они и издали! Надо бы издать что-нибудь получше!"), нет. Это как гонки, это здоровая творческая конкуренция, но - нет, такого не вижу.

- Тогда кого вы перегоняете?

- Я соотношу себя с мировым книгоиздательством. Наши книги - в 17 странах мира, в том числе в Южной Корее, на Тайване. В октябре книга "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГИ" стартовала в Англии, Америке, Новой Зеландии, Австралии. Сначала были поляки, словаки, чехи, литовцы, латыши, венгры, хорваты. Пока мы продали права на пять книг.

- Стало ли легче издавать детскую книгу в Украине?

- Мне очень больно, что я не могу тут сделать качественную книгу: у нас нет ни одной полиграфической базы, которая бы производила твердые обложки в книгах с международным стандартом 24-32 страницы. Хотел сделать в Украине "100 казок", принес на новое оборудование, а они изготовили такой ужасный переплет!

- В таком случае у вас должна бы возникнуть идея создания своего издательского цеха.

- Нет! И не возникнет! Я и так уже, как Фигаро: директор, главный редактор, менеджер, добытчик денег. Это совсем другой бизнес - сегодня мир вообще переходит на печать в Китае, Сингапуре или Гонконге. Но из-за таможенной пошлины нам дорого туда везти. Надо что-то решать: или тут делать нормальную полиграфию, или, если я ввожу украинскую книгу, чтобы с меня не брали НДС. Мое родное государство не обеспечивает возможность делать качественную книгу в Украине. 

"Между мамиными платками я читал Богдана Лепкого"

- Интересно, каким было детство Ивана Малковича?

- У меня было самое лучшее детство: в Карпатах, везде - ширь, окруженная горами. У меня было удивительное Рождество с высоченными снегами и Колядой: мы убегали от уазиков, следивших за нами, чтобы мы не колядовали. Жилось от праздника к празднику - Меланки, Пасха, Спас. Это был настоящий мир: там какой-то Советский Союз, а здесь - сопротивление. В этом было что-то очень сладкое, что тебе нужно пронести по жизни, что-то хорошее.

- Каким вы были читателем?

- В этом мне очень помогла газета, которую издавали украинцы в Польше, - "Наше слово" и детское приложение "Світанок". Мой дядя, археолог и историк Петр Арсенич, подписал мне эту газету. Там было множество хороших текстов, которые у нас не печатались. И книга "Улюблені вірші" - это действительно мои любимые с детства стихи.

Я сформировался в значительной степени благодаря кругу общения. 30 лет у нас жила семья академика Головачева. Они привозили очень хорошие книги на русском языке. Это были удивительные люди, им отец не боялся рассказывать о движении сопротивления, так как они - ленинградцы, а их невестка Сальдау - эстонка. У нас жили диссиденты: после первого заключения Валентин Мороз, которого потом обменяли на американского генерала, жил поэт Тарас Мельничук, стихи которого мама прятала между платками. В этих тайниках я читал книги Богдана Лепкого. Такая жизнь порождала достоинство, чувство высшей правоты: чтобы в Украине была Украина.     

- Теперь вы можете похвастаться, что ваши книги есть в библиотеках известных украинцев.

- Да, пани Катя (Ющенко. - Ред.) рассказывала, что у них это любимые книги. Но я не люблю лезть на глаза власти. Знаю, что мои книги есть у Виталия Кличко, Андрея Шевченко, - мы даже задумали с ним одну интересную акцию: "Шевченко дарит Шевченко". Но это должна быть необыкновенная книга Тараса Григорьевича: не много произведений, думаю, вечная лирика.

- Однажды вы открыли украинцам Джоан Ролинг, затем - Роалда Дала. Кто следующий?

- Боюсь, что если скажу, то кто-то перехватит... В прошлом году на книжном форуме во Франкфурте нас попросили взять к себе, в частности, директора "Кальварии". В доверительной беседе я сказал ему, что Ерко сейчас рисует "Маленького принца". Он спросил меня о правах. Я ответил, что мы их еще не приобрели, но, думаю, это будет несложно. Даже не представлял себе, что сразу же после этого, чтобы перебежать мне дорогу, он получит эти права. И издал такую никчемную книжонку в тетрадной обложке. Но мы все равно будем говорить с французами относительно одноразового права, потому что Ерко рисует удивительную книгу. У нас уже англичане покупают права на четыре англоязычные страны: Англию, США, Австралию, Новую Зеландию; договорились о российском праве на территории Украины. Но я думаю, что мы найдем способ издать эту книгу на украинском языке. В мире есть такие понятия, как бестселлер и лонгселлер - долгоиграющая книга. "А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА" ставит перед собой цель - издавать лонгселлеры, вечные тексты и прекрасные рисунки, которые будут нужны многим поколениям.

Наталья Дмитренко, "Без Цензуры"