24 сентября • обновлено в 22:03
МоваЯзык
Блоги Мир

/ Новости политики

Богословская: вина Тимошенко доказана практически безусловно

Завтра в небезызвестном Печерском суде столицы пройдет «дебютное» заседание по так называемому газовому делу, где в роли обвиняемой выступает бывший премьер-министр Юлия Тимошенко. Бывшая хозяйка Кабмина заявляет, что, по ее информации, приговор суда по делу о злоупотреблении властью при заключении газовых соглашений с Россией в 2009 году уже готов. «Могу сказать, что решение Печерского суда уже давно написано в администрации Януковича, вычитано им лично и доведено до суда. Поэтому в судебном процессе нет никакой интриги», - отметила в частности Юлия Владимировна.

Также лидер партии «Батькивщина» сообщила о том, что подала в Европейский суд по правам человека жалобу на свое незаконное задержание Генеральной прокуратурой 24 мая. Защитник госпожи Тимошенко, народный депутат Сергей Власенко считает, что удовлетворение жалобы будет означать признание Европейским судом того, что дела в отношении экс-премьера «не имеют ничего общего с уголовным преследованием». Интервью г-на Власенко «Обозревателю» можно прочесть здесь

Сегодня - о форме и содержании многотомного «газового» дела, «Обозреватель» говорит с председателем временной следственной комиссии Рады по вопросам газовых соглашений 2009 года – Инной Богословской.

В пятницу стартует первое судебное заседание по «газовому» делу, возбужденному против экс-премьера Юлии Тимошенко. Ваш прогноз, прежде всего, как юриста: когда в этом деле будет поставлена точка?

Вынесение приговора судом – это не точка, поскольку есть еще процесс обжалования и так далее. Пока что как юрист я могу сказать следующее. Первое. Абсолютно достаточное и необходимое количество доказательств у суда есть. И кто бы из юристов не анализировал это дело, все придерживаются точки зрения, что оно, в обязательном порядке должно закончиться обвинительным приговором. Вина Тимошенко доказана практически безусловно. Конечно же, решение будет принимать суд, но трудно себе представить обстоятельства, которые могли бы изменить перспективу дела.

Если же мы говорим о сроках, тут есть нюансы в виде возможных умышленных манипуляций. Тимошенко понимает, что у нее под ногами начинает гореть земля. Этим вызвана истерика, привлечение известных зарубежных лоббистских фирм, попытка «бютовцев» превратить суд в такое же похабное шоу, как они привыкли делать из всех серьезных вопросов. Что они делают? Требуют проведения судебного заседания в бывшем музее Ленина, прямой трансляции по телевиденью... Они, похоже, никак не могут понять, что Украина начинает жить реальной, а не виртуальной жизнью. А их все тянет на шоу, цирк. Что тут сказать? Цирк уехал, клоуны остались.

Нельзя исключать, что Тимошенко включит механизмы манипуляции со сроками. Я лично не исключаю, что она может обратиться к каким-нибудь врачам с тем, чтобы затянуть рассмотрение дела. Однако, с другой стороны, она, да и все общество должны понимать, что процесс умышленного затягивания дела будет очевидным и суд вправе поменять меру пресечения. И тогда она уже в тюремной больнице будет доказывать наличие либо отсутствие проблем со здоровьем. Сегодня сотни тысяч украинцев сидят за преступления, которые, по сравнению с тем, что сотворила Тимошенко – маковые зернышки.

Да, сидят. Однако в данном случае речь идет о вчерашнем втором человеке в государстве. Это – прецедент. Кроме того, необходимо также учитывать уровень недоверия общества к отечественной Фемиде.

Здесь действительно есть проблема. Во время одного из эфиров у Шустера на голосование поставили два вопроса. Первый: «Считаете ли вы, что Тимошенко должна быть осуждена?». 76% аудитории ответили: «Да». Второй: «Верите ли вы в справедливость украинского правосудия?». 90 с лишним процентов ответили: «Нет». Так что, здесь, конечно же, есть эта подоплека. Но с другой стороны, необходимо учитывать следующий момент. Рядом с Тимошенко всегда были уголовные дела, однако они были далеки от граждан Украины. Да, 2 раза ее задерживали на таможне с контрабандой. Но эта ее контрабанда с вывозом денег не имела никакого отношения к 46 миллионам людей. Да, были неуплата налогов в бюджет корпорации ЕЭСУ, сокрытие валютной выручки, работа через офшорные компании и т.д. К людям все это также имело мало отношения. И поэтому ее образ (правильно выбранный и удачно пропиаренный) затмевал эти уголовные дела. Так называемое газовое дело стало первым делом для Тимошенко, где она, ради решения своих личных проблем, растоптала интересы 46 млн украинцев. Почему? Потому что газ касается каждого.

Потому что, заключив контракт на 10 лет, Тимошенко подписала только один льготный год – 2009. «Свой» год, когда она могла этот вопрос использовать в избирательных целях. В то же время с 1 января 2010 года Украина получила самую высокую цену. Это не экономическая, а политическая цена. И эта цена добежала к каждому украинскому дому, к каждой семье. Добежала в цене на хлеб, на транспорт, на все продукты питания, на тарифы. И люди сегодня осознали, что Тимошенко бросила интересы 46 млн людей на алтарь своих личных интересов. И я уверенна, что в этой ситуации ей будет значительно труднее в очередной раз обмануть страну.

Очень много информационного шума было вокруг сроков чтения госпожой Тимошенко томов уголовного «газового» дела. Интересно, сколько времени у вас, как главы ВСК ушло на сбор, обработку и анализ информации?

Несколько некорректное сравнение сроков работы ВСК со сроками ознакомления Тимошенко с материалами дела. И вот почему. ВСК начала свою работу с пустой коробки. У нас не было ни одного документа. На первом же заседании мы приняли решение – строить работу ВСК исключительно на документах. Не на материалах СМИ, не на мониторинге Интернета, а на документах. Поэтому, естественно, самое большое количество времени у нас ушло на получение ответов на разосланные запросы.

Тут я вас понимаю…

Да, тут-то вы меня точно понимаете, потому что пресса в такой же ситуации (улыбается. - Ред.). Если же говорить о сроках, после того, как мы уже получили ответы на запросы - это неделя нормальной работы. По сложившейся практике ознакомления с делами, схема «один день – один том» является стандартной десятки лет. Я работала адвокатом с 1982 года и прекрасно знаю, что даже в советские времена (когда в судопроизводстве был обвинительный уклон) день/том – это был стандарт. В «газовом» деле Тимошенко 8 томов основных материалов и 6 томов, которые выделены в отдельное производство. То есть, 14 дней – стандарт для ее дела. Ей, насколько я понимаю, было дано значительно больше времени.

А какое влияние, на ваш взгляд, окажут (и окажут ли) предварительные итоги «газовой» ВСК, озвученные вами недавно с парламентской трибуны?

Знаете, на самом деле, в результате полученных ВСК документов вышла довольно сложная конструкция. Поэтому мы и отчет Комиссии разделили на две группы. Первая группа – это те обстоятельства, которые, с нашей точки зрения, установлены уже окончательно. Как раз в эту группу попало все, что было связано с превышением Тимошенко власти и служебных полномочий. Это и незаконно выданные директивы, и понуждение главы «Нефтегаза» подписать контракт, и тайные договоренности с Путиным. И, конечно же, то, что в результате Украина получила существенный ущерб. Это преступление по своей фабуле состоит из следующих частей (условно говоря – диспозиция, санкция). Диспозиция. Должностное лицо умышленно превышает власть и служебные полномочия. Тимошенко ведь знала, что не имеет права единолично выдавать директивы, однако выдала их. При этом Кабинет министров отказался утверждать эти директивы. Объясню детальнее, чтобы все понимали, как обстояло дело. 17 января 2009 года Тимошенко, по личному приглашению Путина, прилетела в Москву, для участия в Международной конференции по газу. Такая, во всяком случае, была оболочка.

Давайте, уточним: это было в тот момент, когда аналогичное мероприятие с участием европейских лидеров пытался организовать в нашей стране президент Ющенко?

Совершенно верно. Такое же мероприятие, напомню, организовывалось и в Москве. Так вот, она приехала на эту конференцию и в ночь с 17 на 18 января 2009 года, состоялась беседа с глазу на глаз премьер-министра Тимошенко с премьер-министром Путиным. В нарушение требований украинского законодательства, об этой беседе не были составлены отчеты главы правительства. А она должна была сдать отчет в Кабинет министров, Министерство иностранных дел, Администрацию Президента. Она этого не сделала и до сегодняшнего дня никто не знает, о чем они говорили там всю ночь.

Кстати, если не ошибаюсь, возглавляемой вами парламентской ВСК, поручено узнать содержание этой ночной беседы двух премьеров.

Да, и мы будем прилагать для этого максимальные усилия. Будем опрашивать людей, которые были в составе делегаций, требовать от Генеральной прокуратуры, чтобы были проведены допросы всех людей, которые были рядом. Возможно, кто-то знает часть переговоров. Почему это важно? Потому что в директивах, которые собственноручно подписаны Тимошенко, была фраза о том, что базовая цена - 450 долларов за тысячу кубометров газа, является результатом договоренностей премьер-министра Тимошенко и премьер-министра Путина от 17 января 2009 года. То есть, мы имеем, подписанный Тимошенко документ, в котором она сама фактически признала, что цена 450 (которая ранее никогда не оговаривалась и не акцептировалась украинской стороной) появилась в результате ее личных договоренностей с Путиным.

Идем далее. Какой документ регулировал базовые отношения в газовой сфере до января 2009 года? 2 октября 2008 года между правительствами Украины и России был подписан Меморандум. Подписан документ был премьерами Тимошенко и Путиным. С нашей стороны директивы на эти соглашения были утверждены президентом Ющенко. С российской, очевидно, Путин был полномочен. Согласно этому меморандуму, было три главных, базовых условия. Первое. Украина при переходе на рыночную формулу будет иметь переходной период – 3 года. Второе. Цена на газ для Украины должна будет быть рыночной. И третье, это то, что цена на газ должна быть связана с ценой на транзит. Именно это оговаривалось тогда всем истеблишментом страны, и было акцептировано Украиной. И вдруг, 17 января 2009 года Тимошенко летит в Москву, в частном порядке беседует с Путиным, а потом подписывает документ, который не имела права подписывать. Директивы относятся к такому типу документов, как, например, Постановления либо Распоряжения Кабмина. А эти документы принимаются только на заседании правительства большинством от численного состава Кабинета министров.

Почему она подписала эти директивы? Потому что Дубина (как о нем говорили специалисты и писала пресса) оказался одним из лучших и опытных менеджеров. Она стала давить на него с тем, чтобы он подписал газовые соглашения, которые полностью ломали условия Меморандума. Почему ломали? Потому что, во-первых, там, где было 3 переходных года, согласно условиям директив был один (только 2009).

Во-вторых, цена $450 за тысячу кубометров стала не рыночной, а политической. И это, кстати, признали все, без исключения члены Кабинета министров. Даже первый вице-премьер Турчинов, согласно стенограмме, сказал следующее: «450 – це політична ціна, яка взагалі неприйнятна для України. Ми не вправі за таких умов підписувати. Але якщо ми заберемо газ «РосУкрЕнерго», все буде гаразд».

В-третьих, был разорван принцип взаимозависимости цены на транзит газа и на газ. Цена на газ была увеличена более чем в два раза, а цена на транзит осталась прежней. Так вот, Дубина ей сказал, что он, как глава «Нефтегаза» может подписывать только бизнес-соглашения. Он сказал, что если Тимошенко хочет политической цены, он подпишет при наличии коллегиального решения Кабинета министров. Тимошенко ему говорит: «Будет тебе решение». После этих слов Турчинов собирает внеочередное заседание Кабмина, выносит на него вопрос об утверждении этих директив. Все члены Кабинета министров говорят: «Во-первых, вы полчаса назад нас собрали, и мы в глаза не видели этих директив. Во-вторых, то, что мы видим, на голову не натянешь». Министр промышленности говорит:

«У нас рухнет вся промышленность, эту цену мы не выдержим». Ехануров, хлопнув дверью, уходит. Уходя, говорит, что знает, что это такое и не хочет в этом принимать участия. Васюник говорит: «Разве можно такое решение принимать?! Мы ведь получаемся обслуживающим государством по отношению к России и Евросоюзу. Мы их дотируем за счет того, что у нас получается самая высокая цена». Пинзеник говорит: «Это нельзя подписывать, это ударит по кошельку каждой украинской семьи». Что в итоге? Турчинов снимает этот вопрос с голосования. Тимошенко, зная, что вопрос не проголосован, на коленях ставит гербовую печать Кабмина на свою подпись. Она не имела права этого делать, поскольку гербовые печати ставятся только на Постановлениях или Распоряжениях Кабмина, а тут были директивы. Сделав это, понуждает Дубину подписать газовый контракт. Дубина в своих показаниях сказал, что если бы знал о том, что это не является решением Кабинета министров, он бы никогда не подписал эти соглашения.

Вы ранее сказали о том, что отчет «газовой» ВСК был разделен на две группы. Первая группа – это те обстоятельства, которые, с вашей точки зрения, установлены уже окончательно. А вторая группа – это…

У нас образовался еще один пласт документов, полученных в ответ на официальные запросы, который показывает, что Верховная Рада, наверное, была права, когда допустила факт наличия государственной измены. Это – преступление, выходящее за рамки того, что сейчас предъявлено Тимошенко и это те факты, которые будут нами дополнительно проверяться. Что относится к этим фактам? Первое – ответ Генеральной прокуратуры России о том, что в отношении Тимошенко в РФ было возбуждено уголовное дело за организацию неоднократной дачи взяток должностным лицам Минобороны. И это дело прекращено по нереабилитирующим основаниям. То есть по российскому законодательству Тимошенко является виновной в неоднократной даче взяток.

Какие документы у нас есть? У нас есть Постановление о привлечении Тимошенко в качестве обвиняемой, есть Постановление об объявлении ее в розыск Интерпола, а также Постановление об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей. Но у нас нет двух документов, которые мы запрашиваем дальше и, я надеюсь, мы, в конце концов, добьемся ответа. Таким образом, у нас на сегодня пока что нет собственноручно подписанного заявления Тимошенко о том, что она признает вину и согласна на прекращение дела в связи с истечением срока давности привлечения к ответственности. А такой документ является обязательным для прекращения дела! Кроме того, у нас нет самого Постановления о прекращении уголовного дела. Документы, которые у нас на сегодня есть, а также анализ уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ, дают нам основания сделать вывод, что это дело было прекращено с нарушением сроков, позволенных российским законодательством.

Неоднократная дача взятки по российскому законодательству – это тяжкое преступление. За такое преступление предусмотрен срок – 8 лет лишения свободы. Законодательство также предусматривает срок, на протяжении которого лицо может быть привлечено к ответственности – не менее десяти лет. Учитывая, что последний эпизод дачи взяток, описанный в Постановлении о привлечении ее в качестве обвиняемого – это февраль 1997 года, то прекратить уголовное дело по этому обвинению могли не ранее февраля-марта 2007 года. А прекратили его в 2005 году. Как раз после того, как Ющенко отправил Тимошенко в отставку, и она объявила ему Вендетту.

После этого вдруг Тимошенко, которая была объявлена в международный розыск Интерпола, в отношении которой РФ была избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей, каким-то образом ночью оказывается в России, ведет непонятные переговоры (мы по этому поводу также ведем расследование). В результате, после ночных переговоров с нее снимают меру пресечения, и она спокойно возвращается в Украину. А спустя месяц в отношении нее прекращают уголовное дело по нереабилитирующим основаниям, на два года раньше срока. Вопрос: «За что?», «Почему?», «Какие были договоренности?». Если нами и правоохранительными органами Украины будет установлено наличие личных интересов, то, конечно же, это находится в прямой связи с «газовым делом». И это может свидетельствовать о государственной измене.

На днях было обнародовано письмо министра обороны РФ, в котором он просит премьера Азарова вернуть долги ЕЭСУ. Сейчас вокруг этого письма идут дискуссии: «бютовцы» требуют проверить, настоящее оно или нет, во властном лагере гадают: придется гасить долг или нет и т.п. Прокомментируйте.

Давайте по порядку. Накануне отчета ВСК в парламенте мы получили ответ от Министерства обороны России за подписью министра Сердюкова. Письмо было отправлено 10 июня, мы его получили по каналам МИДа 14-го. Почему по дипломатической почте? Потому что мы не смогли сами получить ответ. Мы обращались и в Генеральную прокуратуру, и в МИД, чтобы по Договору о правовой помощи получить такой ответ. Мы сделали огромную работу в этой части и наконец-то получили ответ, согласно которому частные компании Тимошенко – «Единые Энергетические Системы» и «Босфор» имели (и имеют) перед Министерством обороны долг в размере 405 млн 311 тыс. долларов.

На сегодня есть два письма от Министерства обороны России. Первое письмо – это ответ ВСК, из которого следует, что компании Тимошенко должны бюджету России в виде Минобороны $405 млн. Второй ответ Сердюков направил на имя Азарова, как премьер-министра Украины, с просьбой рассмотреть вопрос погашения этих долгов. Это еще раз подтвердило доводы ВСК, к которым мы пришли до получения ответа, исследуя имеющиеся документы. Так вот, в 1996 году тогдашний премьер-министр Украины Лазаренко объявил России компанию Тимошенко ЕЭСУ, как уполномоченную украинским правительством компанию для проведения операций по газу. Это было начало огромнейшей коррупционной схемы, частью которой является уголовное дело Лазаренко, за что он осужден сейчас в США.

В распоряжении Комиссии есть письмо Лазаренко на имя тогдашнего премьер-министра России Черномырдина (письмо датировано 1996 годом). В письме просьба – сделать зачетные схемы с уполномоченной компанией, а украинское правительство, в случае непогашения долгов, гарантирует их погашение. И есть у нас еще один документ – доверенность, подписанная премьер-министром Лазаренко. Лазаренко хотел, чтобы эту доверенность подписал профильный министр Минченко. Но, слава Богу, по закону эта гарантия оформлена не была. То есть Лазаренко, как он это обычно делал, написал в пользу Тимошенко массу писем и бумаг, но Кабинет министром отказался оформлять их, как государственную гарантию. Потому что, согласно закону, государство Украине не отвечает по долгам хозяйствующих субъектов. Но на протяжении бурной бизнес-деятельности Тимошенко были совершены неоднократные попытки погашения ее частных долгов и частных долгов ее бизнеса за счет государства. У нас есть письма, где Россия даже рассматривает вопрос, чтобы за счет долга ЕЭСУ Украина погасила долг РФ за размещение Черноморской базы в Крыму.

У нас также есть многократные письма из России (начиная со времен премьерства Касьянова, завершая Путиным), в которых от Украины требуют оплатить долги ЕЭСУ перед РФ. Есть еще операция, которую мы сейчас нашли – так называемые фиктивные векселя. Вот здесь надо сказать спасибо прессе, потому что никто в Украине об этом не знал. И только благодаря какой-то публикации эта тема всплыла. Потом мы сделали официальный запрос и обнаружили следующее. В нарушение закона один из заместителей главы «Нефтегаза Украины» - господин Корников, который не имел ни доверенности на выписку векселей, ни права по уставу подписывать векселя, подписал многомиллионные векселя НАКа на компанию Тимошенко «Босфор». А компания Тимошенко заложила эти векселя в обеспечение долгов ЕЭСУ перед российским Министерством обороны. Таким образом, если Минобороны не могло взыскать с ЕЭСУ и «Босфора», то оно бы шло в «Нефтегаз Украины» и взыскивало с этой государственной компании. Опять же - слава Богу, что рядом с аферистами из «Нефтегаза», которые незаконно выписывали документы, были лица, которые говорили: «Нет». Поэтому «Нефтегаз» годами обращался в суды, и в итоге все эти векселя признаны фиктивными. Что, тем не менее, не помешало Министерству обороны Росси 1 июля 2009 года с помощью должностных лиц «Босфора» обратиться с требованием, чтобы «Нефтегаз» заплатил по долгам ЕЭСУ по этим фиктивным векселям. Там шло колоссальное давление, однако должностные лица «Нефтегаза» поняли, что будут точно сидеть, и никто на себя не взял такую ответственность.

Тимошенко говорит, дескать, что вы мне вспоминаете ЕЭСУ, еще бы вспомнили школьный портфель. Однако долги ЕЭСУ догоняют Украину каждый год. Потому что, она признала эти долги официально. Они признанные, взысканные судами по российской стороне. То есть сегодня сказать о том, что истекли сроки давности – невозможно, поскольку есть сроки исполнения судебных решений и Россия будет продолжать требовать выплаты. Я думаю, уже сейчас надо создавать рабочую группу юристов. Украина не должна гасить эти долги. Мы сделаем все, чтобы это доказать и выйти из процесса достойно.

Продолжение следует…

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Новости политики

Топ-публикации

Топ-блоги