УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Тарас Стецькив: Украина стоит на грани сдачи части своего суверенитета

Тарас Стецькив: Украина стоит на грани сдачи части своего суверенитета

Депутатский корпус ВР в самое ближайшее время намерен рассмотреть правительственный законопроект, который позволяет передачу в аренду газотранспортной системы Украины. Документ, среди прочего, предоставляет правительству Азарова законодательные рычаги, позволяющие создать газотранспортный консорциум с российским «Газпромом». По словам главы газового монополиста РФ Алексея Миллера, официальный Киев оценивает свою ГТС в $20 млрд. и запрашивает скидку на газ в 9 млрд. долларов ежегодно (в случае создания такого консорциума).

Видео дня

Еще задолго до рассмотрения проекта закона в сессионном зале Рады, в оппозиции заявили, что сделают все возможное и невозможное с тем, чтобы воспрепятствовать принятию данного документа. Парламентские оппоненты действующей власти уверяют: ГТС – сверхважный актив Украины и передача его в аренду является угрозой нацбезопасности.

Позицию оппозиции в традиционно скандальном вопросе – будущего украинской ГТС, в интервью «Обозревателю» озвучил представитель фракции НУ-НС, член парламентского Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Тарас Стецькив.

- Каков вывод профильного комитета ВР касательного правительственного законопроекта, предусматривающего, среди прочего, возможность сдачи в аренду ГТС?

- Прежде всего, хотел бы отметить следующее. Главной опасностью правительственного законопроекта является то, что там заложена скрытая приватизация газотранспортной системы. И все это запаковано в такую красивую обвертку, мол, необходимо выполнять европейские стандарты, Брюссельскую декларацию и Договор об энергетическом содружестве, где действительно предусмотрено разделение функций транзита газа, его добычи и доставки к потребителям. И в этом как раз проблемы нет.

Безусловно, НАК «Нафтогаз України» в том виде, в котором он существует сейчас, не соответствует европейским стандартам. Однако еще раз подчеркну: проблема в том, что в законе Кабмина очень красиво запакована идея отчуждения (то есть, возможность приватизации) ГТС. Также возможно отделение транзитной части, которая пойдет, например, на создание СП с Россией на крайне невыгодных для Украины условиях. То есть, правительство, желая получить от России дешевый газ, попросту готовит передачу украинской газотранспортной системы под контроль российского «Газпрома».

Комитет дал негативный вывод по законопроекту. И это понятно, ведь любому специалисту очевидно, где в данном документе, как говорится, зарыта собака.

Почему этот проект вынесен на рассмотрение именно сейчас – очевидно. Он рассматривается накануне следующего раунда российско-украинских переговоров по газу, который стартует 15 января. Таким образом, правительство Украины хочет дать сигнал россиянам о готовности к уступкам.

- Имеет ли оппозиция альтернативный проект закона?

- Да, мы подали альтернативный законопроект (автор – Кармазин), который предусматривает момент разрешения для КМУ реорганизовать НАК «Нафтогаз України» с тем, чтобы действительно привести его к европейским стандартам. Однако этот проект закона четко и ясно устанавливает жесткий запрет на приватизацию.

- Ваши коллеги по фракции и партнеры из БЮТ-Б, подчеркивая, что правительственный проект закона несет угрозу нацбезопасности, заявляли, что не допустят его принятия в сессионном зале. И как, помимо, разумеется, блокады Рады, представители парламентского меньшинства могут воспрепятствовать принятию данного закона КМУ?

- Блокада, как вариант, конечно же, может рассматриваться, хотя я не думаю, что это самый эффективный способ. Впрочем, признаю, что, возможно, любого другого способа у нас попросту нет...

Проблема в том, что у них есть необходимые голоса «за». Разве только, что-то экстраординарное случится, и фракции Литвина, а также «Реформы ради будущего» поменяют свою позицию в этом вопросе.

Однако тут есть другой момент. А другой момент состоит в том, что закон вообще-то может быть принят только в первом чтении. После этого, собственно и стартуют российско-украинские газовые переговоры. И не факт, кстати, что эти переговоры увенчаются успехом. Почему? Потому что Россия, прекрасно видя, как украинская власть низкопоклонничает перед «Газпромом», может выдвинуть дополнительные условия, которые окажутся откровенно неприемлемыми для теперешней украинской власти.

То есть, между первым и вторым чтением (рассмотрением «газового» законопроекта Кабмина – Авт.) пройдет какое-то время. Однако вынужден признать: уровень опасности крайне высок. Украина действительно стоит на грани сдачи газотранспортной системы, и, следовательно, части своего суверенитета.

Поэтому мы накануне сессии будем рассматривать самые разные варианты нашего возможного реагирования. Однако еще раз подчеркиваю – сиюминутно точку поставить тут невозможно, потому что есть первое чтение, второе. Конечно же, они могут рискнуть и принять законопроект в первом чтении и в целом, однако это будет противоречить Регламенту, поскольку депутаты будут лишены возможности вносить поправки к проекту закона.

- Вы ранее не единожды подчеркнули, что правительственный законопроект предусматривает не только возможность аренды ГТС, но и ее приватизацию. Какова формулировка?

- Все предельно просто. В законопроекте черным по белому написано, что вопрос реорганизации НАК «Нафтогаз України» или отчуждения его активов, передается от Верховной Рады к правительству.

Если ранее закон прямо запрещал любую приватизацию ГТС, то этот закон предоставляет Кабинету министров право на отчуждение активов НАКа. То есть, если данный закон будет принят, правительство в любой момент может своим Постановлением реорганизовать «Нафтогаз», продать его, завести в СП с «Газпромом», Туркменией, Европой, да с кем угодно. Но реально речь идет только о «Газпроме», и мы это прекрасно понимаем.

Украинская власть никогда не умела вести переговоры с «Газпромом» с позиции собственной силы. Переговоры велись всегда либо с позиции, как обмануть, либо с позиции младшего брата. Кроме того, значительная часть чиновников, которые отвечают за нефтегазовый комплекс Украины, являются откровенными лоббистами интересов «Газпрома». Я думаю, существует также и коррупционная составляющая.

- Очевидно «против» чего в вопросе ГТС выступает оппозиция, но, откровенно говоря, до конца неясно «за» что?

- Начнем с того, что слухи об устарелости украинской ГТС сильно преувеличенны. Она функционирует, и функционирует нормально. Безусловно, ГТС нуждается в технической модернизации (особенно – компрессорные станции). А для этого необходимо привести украинский газовый рынок к европейским стандартам. В таком случае заработает Брюссельская декларация, которую еще в марте 2009-го подписала Юлия Тимошенко. А там четко и ясно сказано, что европейские банки готовы предоставлять кредиты, инвестиции на модернизацию украинской ГТС, если она будет работать по принципу европейских энергетических стандартов. Вот и все. Деньги у Европы есть, просто необходимо так реформировать газовый сектор, чтобы инвестиции пошли. И для этого вовсе необязательно «сдаваться» «Газпрому».

Но главное состоит вот в чем. Если Украина хочет быть самостоятельным игроком, с которым будет считаться Европа, Россия, Азия, она должна иметь трубу в своей собственности. Если труба украинская, с Украиной будут считаться. Если труба будет продана, об Украине будут говорить не в Киеве, а в Брюсселе, Вашингтоне или Москве.

- Буквально несколько вопросов из другой плоскости. Более чем месяц назад, экс-премьер Юлия Тимошенко призвала представителей оппозиционных партий, которые входят в Комитет сопротивления диктатуре (КСД), объединиться. Непосредственно объединение, по задумке лидера «Батьківщини», должно произойти, цитирую, на основе нейтральной партии. Г-жа Тимошенко просила рассмотреть данную инициативу на заседании КСД, однако реакция «комитетчиков» отсутствует. Почему?

- Призыв Юлии Тимошенко – абсолютно правильный. Если бы оппозиция пошла единой колонной в пропорциональной части и выдвинула бы единого кандидата по мажоритарной части, она бы однозначно победила на парламентских выборах. Это первое.

Второе. КСД собирался перед Новым годом и рассматривал этот вопрос. В итоге было решено, 10 января, то есть, завтра, провести заседание Комитета сопротивления диктатуре с участием первых лиц от партий и окончательно определиться по этому поводу. В любом случае, КСД должен отреагировать. Ведь было бы очень странно, если бы призыв лидера, имеющего наивысший рейтинг среди оппозиционных деятелей, представители КСД оставили без ответа. Ответ может быть любой, в том числе – негативный. Однако КСД должен дать ответ.

- Сегодня, о чем свидетельствует социология, оппозиция имеет неплохие шансы выиграть на парламентских выборах. Каков ваш рецепт, позволяющий удержать, сохранить, укрепить, а главное - использовать эти шансы?

- Шанс действительно большой, и оппозиция его сохранит (а, возможно, даже увеличит), в случае формирования единого списка. В крайнем случае, важно, чтобы оппозиционные партии «не перегрызлись» между собой и не начали взаимную борьбу. Если будет борьба друг против друга, оппозиция этот шанс с треском провалит.

Думаю, необходимым (возможно, недостаточным, но крайне важным) условием является согласование между оппозиционерами кандидатов на мажоритарных округах. Важно, чтобы на каждом округе от оппозиционных сил шел один кандидат, а не десять.

- Очевидно, что «Батьківщина» на грядущих выборах, будет бороться за место под парламентским солнцем без своего лидера. А как вы оцениваете «избирательные» шансы Юрия Луценко?

- Пока нет судебного приговора, он такой шанс не потерял. То есть, надежда есть. С другой стороны, могу вас уверить: если оппозиция выиграет парламентские выборы, вопрос с политзаключенными в Украине будет решен предельно быстро.