УкрРус

Лопнет или выстоит: как не ошибиться с выбором банка в Украине?

Читати українською

Финансовая система Украины выходит на очередной, крайне болезненный этап "очищения". По инициативе Национального банка Украины, серьезно поднявшего требования к отечественным банкам, большинство из них оказывается за красной чертой – то есть, фактически становятся банкротами. До начала следующего года на рынке может остаться не более трети от нынешнего количества украинских банков.

"Обозреватель" попытался разобраться, что ожидает банковскую систему Украины в этом году.

Банки – банкроты

Неожиданно, словно весенний снег на голову, в Украине стартовал очередной этап "банкопада". Но самое плохое в этой ситуации: тот факт, что ликвидация "банка Думчева" и ему подобных небольших финансовых учреждений – это только первые ласточки грядущих проблем. Дальше, говорят эксперты, может быть только хуже…

"Главная проблема состоит в том, что банковская система Украины сегодня является банкротом. И это далеко не секрет, – рассказывает "Обозревателю" экономический эксперт Борис Кушнирук. – В одном из интервью председатель НБУ Валерия Гонтарева назвала очень красноречивую цифру: по соглашению с МВФ наша банковская система должна выйти на нулевой уровень капитализации только в середине 2016 года".

Если перефразировать Гонтареву простыми словами, – то словосочетание "отрицательный капитал" означает, что сегодня вся банковская система нашего государства выживает за счет средств клиентов. "А своего собственного капитала у нее фактически нет", – уточняет Кушнирук.

Поэтому, по его словам, проблема докапитализации банков и вправду является первоочередной для Нацбанка. "Вопрос состоит в том, что собственники каждого банка, который хочет остаться на рынке, должны сначала обеспечить ему тот самый нулевой уровень капитализации, а потом – повышать активы к приемлемому уровню. Но это будет уже в 2017-2019 годах", – говорит эксперт.

То есть, сейчас регулятор пытается поставить перед собственниками банков жесткие условия: или мы с вами четко видим, как вы обеспечиваете жизнеспособность своих структур, или же - до свидания. "Пока речь идет только о первом этапе, никто не требует сразу продемонстрировать уровень капитализации, который существует в Евросоюзе", - продолжает Кушнирук.

Зачем возвращать то, что украл?!

Отсюда мы получаем сразу несколько угроз. "Первая: собственники, понимая, что они не могут обеспечить пресловутый ноль, начнут грабить свои же собственные банки. Причем, до такой степени, что в них ничего не останется", – говорит Борис Кушнирук.

Вторая проблема – что львиную часть банков и вправду могут закрыть. По оценкам экспертов, из нынешних 119 банков на плаву могут остаться всего лишь 43. 76 банков могут навсегда исчезнуть с финансовой карты страны. По словам экс-заместителя Национального банка Украины Сергея Яременко, эта цифра близка к истине, однако, может быть и больше, и меньше.

"Все зависит от стратегии собственников", – говорит Яременко. А здесь уже могут быть варианты: вообще закрыть, слить свой банк с другим, найти деньги и таки выполнить требование регулятора.

"Сегодня вопрос стоит даже не в плоскости "Есть ли деньги у собственников банка?", а "Имеют ли эти люди желание работать дальше?". Просчитывают ли они банковский бизнес таким, что его надо в обязательном порядке удерживать, вливая в него свои собственные, кровные, как они их называют, деньги", – продолжает экс-заместитель НБУ.

По его словам, ранее различные инсайдерские схемы работали таким образом, что вложения в банковский бизнес были намного меньшими, чем заработок собственников банков. "И поэтому возвращать средства им нет смысла. Потому что в этом случае необходимо будет "влить" в банк все то, что ты тяжким трудом оттуда украл или просто забрал", – объясняет Сергей Яременко.

Игра в докапитализацию

"На этом фоне политика Нацбанка сегодня выглядит очень интересно: сначала он развалил банковскую систему, а потом обвинил ее в слабости, – констатирует эксперт. – В итоге, в финансовом секторе может остаться один регулятор, но регулировать ему уже будет нечего".

Как утверждает Яременко, постановление Нацбанка об ускорении докапитализации в 4 раза, при котором уставной капитал украинских банков до 11 января 2017 года должен составить минимум 300 млн грн, имеет весьма формальный характер. "В Нацбанке, как можно предположить, собрались мечтатели, – добавляет Яременко. – Этот документ не имеет отношения к реальной ситуации. Почему? Потому что денег на капитализацию нет, это все прекрасно понимают. И то ли продление сроков докапитализации, то ли их сокращение, в принципе, не имеет никакого значения".

"Все банки сегодня качаются, как стебельки на ветру, и эффект домино уже играет свою роль, а в этой обстановке, при существующей монетарной политике и плавающем курсе, которые сегодня обозначены, – Нацбанк получает в свои руки огромные полномочия, – уточняет Сергей Яременко. – Регулятор может решать: вот этот банк я, наверное, закрою, а вот этот пусть работает. Но все это очень субъективно: ведь все они совершенно одинаковые по своей ликвидности. Зато здесь уже выходит на первый план вопрос коррупционной составляющей".

В очереди на ликвидацию

И Борис Кушнирук, и Сергей Яременко едины во мнении – "банкопад" в будущем будет продолжаться. И чем ближе к концу года, тем интенсивнее.

"Да, конечно же, банки будут закрываться! Но все это провозглашено регулятором совершенно под другим видом: что, мол, мы боремся со слабой, коррумпированной, бандитской системой – и будем уничтожать всех, кто не выполняет нормативы. Но выполнить нормативы в этих условиях практически невозможно. И поэтому можно "рубить" любые банки", – продолжает Яременко.

"Кто именно будет следующей жертвой – всецело зависит от того, какие цели преследует Национальный банк. Главная цель у него, как он это называет, очищение. Но в коне концов НБУ может оказаться без банковской системы – банки будут "очищены" до полного ноля", - констатирует бывший заместитель председателя Нацбанка.

Предугадать, какие финучреждения окажутся в "расстрельном списке" сегодня крайне тяжело. "Можно пытаться анализировать состояние активов и пассивов каждого банка: кто связан с аграрным бизнесом, кто с недвижимостью. Можно исходить из политических соображений, которыми может руководствоваться власть. Однако и те, и другие критерии очень условные. Если говорить объективно, то у всех банков сегодня очень плохие активы, а ситуация в монетарной сфере и в экономике такова, что нет оснований, чтобы они улучшали свое положение. А уж какое решение примет НБУ насчет ликвидации, - это совершенно невозможно спрогнозировать", – говорит Сергей Яременко.

Исходя из политической ситуации, аналитики заявляют о возможной нестабильности банков с российским капиталом и о, будто бы, более надежных финучреждениях с западным капиталом. "Увы, но это не показатель надежности, – продолжает эксперт. – Если потери дочерной структуры окажутся чрезмерно большими, то не все материнские компании будут готовы с этим смириться".

И совсем не факт, что они захотят покрывать убытки украинских подразделений. "Не видя особой перспективы, материнские структуры могут отказаться от этих активов, пустив их под банкротство. Тот факт, что банк иностранный, совершенно не означает, что он будет держать свой флаг до последнего", – резюмирует Яременко.

Вопрос вкладчиков банков о надежности отечественных финансовых структур в 2016 году будет стоять еще более остро, чем год назад. Критерии, на которые можно было полагаться ранее, сегодня не действуют. А расставить точки над "і" в этой ситуации может только начало стабилизации в экономике страны.

Наши блоги