Три налога: крупных налогоплательщиков Украины ждут серьезные перемены

54,1 т.
Евгений Бамбизов

На сегодняшний день в Офисе крупных налогоплательщиков обслуживаются около 2800 предприятий Украины. С 1 июля 2017 года для компаний, которые формируют более 60% Государственного бюджета, приготовили серьезные перемены.

О новой уникальной системе администрирования НДС, о перспективе замены налога на прибыль и в каком риске находятся плательщики акцизного налога — в первой части эксклюзивного интервью "Обозревателю" главы Центрального офиса крупных налогоплательщиков Евгения Бамбизова.

— Для начала расскажите, пожалуйста, об итогах предыдущего года и о перспективах нового.

—2016 год был достаточно неплохим: собрано 214 млрд гривен, что на 51 миллиард (или на 31%) больше, чем в предыдущий год. И это несмотря на то, что темпы роста экономики были достаточно скромные.

Что касается 2017 года, то мы видим существенный прирост, причем по всем видам налогов: по НДС, налогу на прибыль и по акцизному налогу.

По первому кварталу мы отмечали 20% темп роста сборов, по пяти месяцам фиксируем 19% темпа роста. За это время собрано 110,5 млрд грн, так что в принципе идем достаточно уверенно.

— Давайте разберем каждый из основных налогов. Начнем с проблемного НДС.

— Это действительно интересная тема, и об этом нужно знать и плательщикам, и населению в целом.

Основная проблема, с которой мы сталкивались в процессе борьбы с налоговым мошенничеством, — ответственность плательщиков за добросовестность их контрагентов. Нередко от бизнеса можно услышать нарекания: мы не можем отвечать за своих контрагентов, не можем анализировать, нет ресурса для того, чтобы определять цепочку и добросовестность поставки.

В итоге зачастую нам приходилось бороться с уже случившейся проблемой — и процедура доказывания была довольно сложной. В связи с этим и назрела необходимость полностью изменить процесс администрирования НДС. Сейчас есть подписанный Минюстом приказ, согласно которому с 1 апреля 2017 года в тестовом режиме работала новая автоматизированная система. В полное действие она вступила с 1 июля.

То есть это независимая от человеческого фактора система?

— Именно так. Она работает абсолютно независимо. Ее задача — мониторить все налоговые накладные плательщиков. Если та или иная накладная соответствует перечню рисковых критериев, которые определены Министерством финансов, система будет автоматически останавливать движение этой накладной. То есть фиктивная транзакция априори не произойдет. Таким образом мы в самом начале пресекаем возможность налогового мошенничества.

— Система в тестовом режиме обкатывалась три месяца. Есть уже результаты?

— Мы увидели прирост декларирования НДС на 2 млрд гривен. Также есть снижение фиктивного налогового кредита более чем в 10 раз. То есть, на сегодняшний день сумма сомнительного кредита едва превышает 60 млн гривен — это достаточно небольшая цифра.

— Объясните, как вообще это работает? И можно ли усовершенствовать систему?

— Существует два уровня.

Первый занимается отсеиванием, так как у нас больше статистических данных и количественных показателей, которые пытаются определить сомнительность. То есть, чтобы предприятия-производители автоматически не попадали в систему риска, определен целый ряд критериев, которые анализируют финансово-хозяйственную деятельность предприятия. Если оно рабочее и его показатели в норме, накладная даже не фиксируется, проходит автоматически. Если вдруг по количественным и финансовым показателям система фиксирует компанию как сомнительную, начинается второй этап анализа налоговой накладной.

Для анализа налоговой накладной основным критерием является номенклатура товара, который пытается реализовать то или иное предприятие, а также наличие на складе остатков такого товара. Фиксируется закупка данного вида товара за последние месяцы, его количество и возможные остатки на складе — и только после этого анализа налоговая накладная либо легализируется, либо происходит отказ в ее регистрации.

Кстати, отказ в регистрации налоговой накладной — это еще не приговор. После того, как плательщик получает квитанцию об отказе, он может через свой электронный кабинет подать в ГФС необходимые документы для подтверждения возможности данной поставки своим предприятиям. В ГФС создана комиссия, которая обязана в течение пяти дней рассмотреть все материалы и пояснения плательщика, в течение последующих пяти дней - предоставить в электронном виде мотивированный ответ. Если принято положительное решение, произойдет автоматическая регистрация налоговой накладной. Но даже негативное решение налогоплательщики могут обжаловать в суде.

— Какая-то суперсистема, может, даже покруче ProZorro . Насколько эта разработка уникальна?

— Это украинская разработка, критерии формировались Государственной фискальной службой совместно с Министерством финансов Украины. Я думаю, что данная система позволит стране выйти на нормальный европейский уровень администрирования НДС.

— Кстати, могут иностранные коллеги взять систему на вооружение?

— Нет. Дело в том, что в европейских странах мошенничество с НДС — это скорее исключение, чем правило. Европа давно ушла от этого вопроса. Но когда мы с коллегами из МВФ и техкомиссии Казначейства США обсуждаем уходы от уплаты НДС, они удивляются, так как для них это абсолютный нонсенс.

— А есть ли связь между тем, сколько собирается и возмещается НДС?

— Да. И есть прямая связь между увеличением сбора НДС и возможностью увеличить объемы возмещаемого НДС. То есть, чем больше мы собираем НДС в бюджет, тем больше у бюджета есть возможностей возмещать добросовестным плательщикам. За пять месяцев мы вернули 40 млрд гривен, что на 14 млрд больше по сравнению с прошлым годом.

Основная отрасль, естественно, аграрная, потом у нас идет переработка, металлургия. Сейчас возмещение заявленных сумм идет в автоматическом режиме в течение максимум двух месяцев. Ожидаем, что с 1 июля вопрос о необходимости проведения проверок на возмещение заявленных сумм просто уйдет в прошлое. Так как по сути нечего будет проверять.

— Если говорить о международной практике и переходе к другим налогам, и экспертное сообщество, и бизнес, и Минфин все чаще говорят о замене налога на прибыль налогом на выведенный капитал. Каково ваше мнение на этот счет?

— Я ко всему новому подхожу с опаской, поскольку у нас на сегодня в Службе нет права законодательной инициативы, она есть только у Минфина, который может предлагать изменения через Кабмин в Верховную Раду. Мне очень бы хотелось, чтобы при внесении тех или иных законодательных инициатив в парламент Министерство финансов прорабатывало этот вопрос с ГФС, потому что мы — те люди, которые потом будут работать с изменениями в законодательном поле.

— Что вас смущает больше всего?Доказательная база?

— Нет, я смотрел статистику, одним из основных аргументов было то, что на сегодняшний день налог на прибыль не занимает значительную часть наполнения Госбюджета — всего около 9%, причем 90% сборов этого налога платят клиенты Офиса.

Очень многие страны Европы и США отказались от идеи внедрения данного вида налога. Они взвесили все за и против и все-таки остановились на привычной для всех практике — уплате налога на прибыль.

— Бизнес больше всего смущает вопрос администрирования— как будет взыматься налог и как доказать, допустим, что ты оставил прибыль себе для развития, а не вывел в те же офшоры...

— Поэтому я говорю, что перед тем, как внести ту или иную инициативу в Верховную Раду, нужно проработать вопрос как с представителями фискальной службы, так и с представителями бизнеса. Понять, насколько это будет удобно и комфортно для бизнеса, насколько это будет просто в части администрирования для контролирующего органа? Просчитать, сколько получит бюджет именно с введения этого налога и что останется бизнесу?

—Давайте перейдем к акцизам — важному налогу, так как у нас действует финансовая децентрализация. Учитывая, что цены на подакцизные товары перманентно растут, как поменялась ситуация?

— У нас произошли некоторые изменения по способу взыскания топливного акцизного налога: он поступает непосредственно в местные, территориальные советы и его администрируют территориальные органы по месту нахождения того или другого объекта.

Но в то же время львиную долю акцизного налога мы получаем не от реализации топлива, а от прочих видов подакцизного товара — алкоголя и табачных изделий. И вот здесь мы видим целый ряд проблем, которые пытаемся вместе с производителями решить.

—Например?

—Если мы говорим о ликеро-водочной продукции, то проблема на рынке одна, но значительная — это дешевый алкоголь и фальсификат. Дешевый алкоголь продается либо под собственными марками, либо производители пытаются уйти от названия "водка" и переходят к "настойкам", "лекарственным препаратам" и еще к чему-либо. Производители в последнее время фиксируют даже реализацию водки в 5-литровой таре без всякого акциза. Эти упаковки поступают во всякие наливайки, причем качество напитка достаточно сомнительное. Как минимизировать риски? Ввести минимальные розничные цены (МРЦ).

Но фальсификат все равно будет, пока некому проверять те же самые наливайки. Сложилась патовая ситуация: 70 контролирующих органов, бизнес плачет, но отравления не прекращаются.

— Отмена проверок — это палка о двух концах. Кабинетом министров был введен мораторий на проведение проверок бизнеса с оборотом до 20 млн грн в год. Практически любой киоск, любая наливайка — это бизнес с оборотом до 20 млн грн в год. Провести там проверку достаточно сложно, и чаще всего проверки проводятся уже после того, как что-то случилось. Тогда пострадавший потребитель пишет жалобу, и это является для нас поводом провести проверку.

—Что с "бедными" табачниками?

— С ними у нас ситуация несколько лучше. Но опять же, основная проблема, на которую сетуют производители табачного сектора, — неконтролируемый импорт табачных изделий, который забирает у них немалую долю рынка – около 25—30%.

Пресечением незаконного импорта занимается подразделение налоговой милиции. Здесь возникает интересный и логичный вопрос в рамках той дискуссии, что налоговая милиция не нужна, что это тот орган, который на сегодня себя изжил: кому же делегировать эти функции? Кто будет пресекать фальсификат? Страдают производители, которые платят налоги. Страдают потребители, которые также платят налоги. Получается, что огромный пласт подакцизных товаров окажется в абсолютной анархии. Готово государство это допустить?..

Конец первой части. О судебных войнах с ПриватБанком, "Укрнафтой" и "Киевстаром" читайте во второй части интервью с Евгением Бамбизовым.

УкраинаНалоги в УкраинеЭксклюзивГосударственная фискальная служба УкраиныОфис крупнейших налогоплательщиков УкраиныЕвгений Бамбизов