Журналисты и президент Я.

Журналисты и президент Я.

На днях состоялся неформальный обед у президента. По случаю Дня журналистики. Вроде бы не повод для глобальных выводов. Собрались. Немножко обсудили текущую проблематику. Чуть помолчали. Отлично пообедали. Но выводы все-таки придется сделать. Не о качестве президентской кухни с запеченной форелью, семгой или лососем. Скорее о странностях коммуникаций между медиа и властью. Или шире – об отсутствии реальной доверительной атмосферы даже в случае прямого общения первых двух лиц (несколько пафосно) власти.

Президент собрал главных редакторов ведущих украинских СМИ. Провел неспешный диалог о весьма широком круге проблем. Использовал очень даже откровенную стилистику, совершенно не отказываясь от остроты собственных оценок. Ради чего? Возможно, чтобы действительно высказать собственные точки зрения на очень спорные вопросы. Возможно, чтобы установить прямые личные коммуникации с более широким кругом ньюсмейкеров и хотя бы временно расширить собственные информационные каналы. Возможно, чтобы почувствовать реальные настроения в журналистской среде. Возможно, чтобы обозначить какие-то важные стратегические ориентиры. На самом же деле все оказалось намного банальнее. Парадоксально банальнее. И потому выглядело несколько неожиданно. Не по вине президента. Что тоже впечатлило.

Видео дня

Так вот, президент Янукович (неожиданно) рельефно и откровенно рассуждал о… несовершенстве нынешней государственной инфраструктуры в Украине. Он прямо говорил о чрезмерных функциях государства, явно тормозящих развитие современных рыночных и социальных институтов. О чрезвычайно большой коррупционной нагрузке на общество. О невозможности сразу (здесь и сейчас) сломать сопротивление любым начинаниям. Сопротивление это, между прочим, идет как по линии бюрократии, не желающей терять доходный бизнес на разрешительных функциях, так и по линии собственно общества, не желающего отказываться от старых, привычных, архаичных условий повседневной жизни. Т.е президент – вопреки распространенному PR-мнению – очень даже хорошо понимает болезни той страны, который он руководит. Понимает и предлагает вести диалог именно об этом. О стратегии лечения.

О ключевых инициативах, которые позволят это лечение начать. Неожиданно? Конечно. Разве ж президент – опять же, если верить PR-легенде, упорно гуляющей по медиа – может трезво, компетентно рассуждать о глобальных вызовах? Даже более того, можно немножко поиронизировать на этот счет. Например, обсудить «торт и Межигорье» вместо крайне неэффективной правоохранительной системы.

Не питаю личных иллюзий на предмет того, можно ли сломать многолетнюю, хорошо унавоженную систему, которая отлично кормит теневыми «конфетами» тысячи чиновников. Можно и очень даже легко. Нужна только общественная воля. И общественное понимание. И общественная готовность заплатить за это энную цену, отказавшись от тех или иных привилегий. Иначе: нельзя и опять очень даже легко. Ничего не менять – всегда легко.

Но что меня лично поразило куда больше президентских откровений, так это встречные диалоговые предложения журналистской элиты. Сомнения в искренности президента – абсолютно понятны. С этим не поспоришь. Наш политический истеблишмент (в целом) очень даже умело маскирует реальные желания под виртуальные обещания. Технологиями белое вместо черного и наоборот владеют нынче все. В большей или меньшей степени. Так что, журналистское недоверие, скепсис и сомнение – весьма хорошие и правильные интонации. Но дело не в интонациях и прочих эмоциональных окрасках.

Дело в ином. Журналисты сами предлагают президенту отказаться от стратегических дискуссий и перейти исключительно в русло точечного, ручного (читай – царского, вождистского) решения отдельных проблем. Проблем, безусловно, важных, но все же сугубо локальных, мелких, не/президентских. Не о реформе неэффективно и ресурсно/затратной системе речь предлагают вести, но только об отдельных проявлениях той же коррупции. На первый взгляд, подход может показаться правильным. Действенным. Зачем говорить общие слова, если можно обсудить отдельно взятую «черноморскую платформу» (купленную по завышенной цене) или отдельно взятый медицинский ВУЗ, в котором взятка диктует правила сдачи экзаменов.

Пользы якобы больше. На самом же деле – это вполне красивая «обманка». Неужели не очевидно? Отдельный взяточный персонаж – это действительно герой добротного журналистского расследования. И только. Понятно, что сегодня влияние подобных расследований несколько ниже ожидаемого и требуемого. Но это вопрос исключительно роста профессиональных компетенций журналистов и времени созревания страны (особенно гражданского общества). А также получения этим самым гражданским обществом реальной возможности влиять на конкретного чиновника. А вот главные редактора ключевых медиа должны вести речь исключительно о правилах общежития. О стратегии развития. О реформировании архаичного государства. Не меньше. Но и не больше. Или наоборот.

Обеденная картина, хоть и была написана не елеем, выглядела все равно впечатляюще-разочаровующе. Не по вине… президента. Ему (действующему главе формально/демократического государства) топ-журналисты предлагают в ручном режиме влиять на жизнь общества. Т.е. неосознанно (но прямо и конкретно) предлагают усилить авторитарные тенденции в собственном стиле. Но если он примет предложение и сделает это (начнет вмешиваться лично в любые локальные конфликты), то журналисты молниеносно начнут его обвинять в авторитарных замашках. Даже не вспоминая о том, что сами и предложили ему выбрать стиль личного вмешательства… Жизнь иногда так абсурдна.

Фото с сайта Президента Украины