Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

Оккупантам нет и не будет места на нашей земле - командующий Объединенных сил

83.5тЧитать материал на украинском

К генерал-лейтенанту Наеву сейчас приковано пристальное внимание. В марте он стал командующим Объединенных сил. С 30 апреля, даты официального начала Операции ОС ("правопреемницы" АТО на Донбассе), сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и все, кто вовлечен в противостояние агрессору, подчиняются непосредственно ему.

С генералом мы встретились в Донецкой области - в зоне проведения Операции. В интервью заместителю шеф-редактора OBOZREVATEL Анне Молчановой командующий Объединенных сил Сергей Наев рассказал о том, с чем столкнулся за время проведения ООС, о своей семье, непростом разговоре с силовиками, прорыве украинской армии и даже передал "послание" врагу.

- Закон о "реинтеграции" Донбасса ввел первенство военных на Донбассе. Что на практике изменилось с начала проведения Операции Объединенных сил?

- Действиями Объединенных сил руководит оперативный штаб, который мне подчиняется. У каждой из структур, которые входят в ОС, есть определенные полномочия и обязанности. У нас есть законы о Национальной полиции, о Службе безопасности, Национальной гвардии – то есть регламентирующие деятельность силовиков. Есть цель операции, есть задачи, которые необходимо последовательно выполнять для достижения этой цели. И в этих задачах каждому сектору отводится определенный пласт работы.

Я, как командующий, подписываю боевые распоряжения - в том числе и Нацполиции, и СБУ. Они выполняют, отчитываются, вносят предложения. Таким образом идет цикл управления.

Всегда ставлю перед подчиненными главную цель - достижение результата. Каждый день, каждую неделю и месяц его требую. Сегодня, на должности командующего Объединенных сил, требую в том числе и от правоохранительных органов.

- Какого результата ждете от правоохранителей?

- В первую очередь - обеспечения безопасности граждан. Также не менее важно создать более комфортные, если так можно сказать, условия жизни обычным людям. Вместе со своими заместителями из правоохранительных органов стараюсь, чтобы это были не просто слова, а реализовано, воплощено в жизнь.

Обычный человек устал от постоянных ограничений - я это прекрасно понимаю. Однако подобные ограничения обусловлены определенными обстоятельствами, стремлением обеспечить безопасные условия этому же человеку. Конечно, к предателям и преступникам – совершенно иной подход.

От правоохранительной структуры, которая есть в моем подчинении, требую очистки района проведения ООС от преступлений, от террористических намерений – со стороны кого-либо.

В районе проведения Операции Объединенных сил – в пределах территории Луганской и Донецкой областей – должен царить закон и порядок.

- Были ли попытки не то что саботажа, а некоего противодействия? Многим запомнился недавний случай на блокпосту, когда полицейский выстрелами остановил автомобиль, пытающийся прорваться в район проведения ООС. Вы приняли решение наградить правоохранителя...

- Эта позиция не нова, и исходит она от высшего руководства. Министр обороны и начальник Генерального штаба неоднократно заявляли – в Вооруженных Силах существует нулевая толерантность к коррупции, и тем более – ко взяточникам в погонах. В этом контексте позиция командования ООС, да и всего личного состава, не исключение, а подтверждение этой нормы.

Хорошо понимаю запрос общества. Скажу откровенно: осознавал, на какую должность иду, с какими вызовами встречусь и, соответственно, знал, как буду действовать в той или иной ситуации.

Одним из первых шагов с момента вступления в должность командующего Объединенных сил знаете, что было? Собрал своих заместителей из других структур и четко озвучил свои намерения.

Сказал, что их деятельность будет вестись исключительно в правовом поле, будет направлена на обеспечение безопасности наших граждан, создание и упрощение для них условий жизни тут, в районе проведения ООС, и на искоренение преступности в любых ее проявлениях во время проведения операции.

- То есть сказали прямо? Или работаем нормально, или…

- Дал им возможность честно работать и выполнять свои обязанности. Тогда сказал им: "Парни, смотрите, я даю возможность". Но и предупредил, что спрошу с них. И спрашиваю, поверьте.

- Вы заявляли, что освещение операции Объединенных сил будет максимально прозрачным. На странице штаба ООС в Facebook каждый может узнать об обстановке в районе боевых действий. И многих удивило, что озвучиваются в том числе и довольно нелицеприятные для армии факты. То есть сообщается не только о задержании контрабандистов, пособников пророссийских террористов и боевиков, но и, например, о подполковнике ВСУ, вымогавшем взятку. Вы считаете, что нельзя замалчивать подобное?

- Осознаю, что мне лично выпала большая честь и возможность совершить хорошие дела, позитивные изменения на том направлении деятельности, которым сейчас занимаюсь. И я принял решение, что эта деятельность, за исключением некоторых военных намерений, будет открытой и прозрачной для украинского общества. Не будет замалчиваться ни один факт – ни позитивный, ни негативный.

Как уже говорил, в моем подчинении есть правоохранительные органы, которые являются составляющей сектора безопасности и обороны. И в штабе Объединенных сил, и всем командирам я довожу, что все должны быть честными и действовать в соответствии с правилами.

На всех мероприятиях, когда обращаюсь к своим подчиненным, говорю: поступайте всегда правильно. От слова "правило".

Есть нормы, есть правила – их должен соблюдать каждый, включая меня.

И если мы где-то допустили ошибку, то абсолютно не вижу в этом какой-то угрозы или проблемы. Я выйду, извинюсь за то, что сделал неправильно или же мои подчиненные.

- А было такое, что вы извинялись?

- Публично перед украинским обществом нет.

- Надеюсь, никогда и не придется.

- А вот перед подчиненными – было.

- Признайтесь, за что именно?

- Накрутил, жестковато прошелся (смеется). Потом извинился за это. В общем, выравниваю ситуацию.

- Как изменилась ваша жизнь за два месяца проведения ООС? Ведь ответственность - колоссальная.

- Должность командующего Объединенными силами предусматривает совсем иной формат, нагрузку и, самое главное, совсем другой ожидаемый от меня результат. Как со стороны руководства, так и со стороны всех граждан Украины. Я это четко понимаю. И потому построил свою деятельность таким образом, чтобы максимально систематизировать работу.

Для меня, как организованного, системного человека, мелочей не существует. Стараюсь везде успеть. Это и непосредственно военные задачи, и задачи по подготовке, обеспечению войск.

- Тут сложно расставить приоритеты.

- Приоритет – это люди. Простые солдаты и сержанты, которые изо дня в день находятся, мягко говоря, не в очень комфортных условиях. Они это понимают, но приносят такую жертву ради народа Украины. Они не жалуются - на условия, на опасность из-за постоянных обстрелов, и потому я стараюсь поддерживать своих солдат.

Потому что как военный руководитель, как командующий, четко осознаю - какие бы ни нарисовал планы, какую бы ни выстроил стратегию для достижения цели Операции, но если солдат, сержант, офицер младшего звена не будет выполнять задачу так, как предусмотрено - успеха не будет.

- Вы сказали, что главное - люди. Многие служат уже несколько лет. Речь не столько о "старых" кадровых военных, а тех, кто пришел в ВСУ во время агрессии России. Один из наболевших вопросов – отпуска. Членам семьи военнослужащего тоже непросто. Супруги "бунтуют", говорят, что если хотя бы раз в два-три месяца видеть своих мужчин, то и психологический климат в семье стал бы другим. А пока что отпуск раз в полгода? В лучшем случае.

- Нет такого жесткого "деления". Но две трети военнослужащих должны находиться на местах. Одна треть может быть за пределами района боевых действий - по причине отпусков и лечения.

Подобное регулирование зависит от командира подразделения и, конечно, от общей ситуации. Если, например, из десяти человек пятеро заболели, тогда военнослужащим придется подождать выздоровления двух сослуживцев и уйти в отпуск позднее.

Еще важный момент: сейчас этот вопрос регламентирован Генеральным штабом Вооруженных сил Украины. И воинская часть пребывает в районе Операции Объединенных сил не больше полугода. Соответственно и военнослужащие.

Человек – вот что главное. То есть важно не только обеспечить его всем необходимым, но и вникнуть в его личную жизнь – с точки зрения командира, чем ему можно помочь.

У меня действительно такие приоритеты, я стараюсь поступать в соответствии с ними.

Отпускаем военнослужащих, в том числе и по семейным обстоятельствам.

- Знаю, что у вас трое детей. А когда вы их видели?

- Они приезжали 30 апреля - на мой день рождения. У меня было несколько часов, чтобы пообщаться с семьей. К слову, в этот же день именинник и мой старший сын - ему исполнилось 21. Среднему сыну в этом месяце исполнилось 16 лет, а дочке еще 9 лет.

- Наверное, она больше всех скучает по папе?

- Не то слово. Наверное, как любая девочка.

Когда разговариваю с женой, дочка крутится рядом с ней, не отходит ни на шаг и пытается выхватить трубку. Только и слышу: "Это мой папа!"

Стараюсь звонить родным каждый день. Обычно в вечернее время, потому что в течение дня - постоянный поток людей, запросов, срочных дел и т.д. Хоть и пару минут, но стараюсь поговорить с женой, детьми. Пожелать спокойной ночи.

- … а самому остаться в районе проведения ООС. Вы упомянули об ограничениях для местных жителей. Это касается передвижения? Что изменилось за два месяца?

- Еще до начала проведения Операции ОС мы озвучили те изменения, которые были предусмотрены соответствующим законом. А именно, что в районе боевых действий могут находиться только те, кто входит в состав сектора обороны и безопасности – в частности, воинские части ВСУ, которые выполняют боевые задачи и сдерживают врага. А также те гражданские, кто имеет на это право. Это люди, которые там живут; которые едут туда по какой-либо родственной необходимости; люди, которые выполняют гуманитарную миссию, оказывают медицинскую помощь.

Для этого не нужны какие-то особые пропуски, просто нужно иметь соответствующие документы – паспорт с соответствующей регистрацией и т.д.

Что касается людей, которые раньше ездили для выполнения непонятных задач в зону боевых действий, кто не имеет законного права иметь оружие… Теперь люди, которые не входят в состав ни одной силовой структуры, официально, в соответствии с нормами закона, лишены права находиться в зоне боевых действий.

- Вы имеете в виду и добровольцев из УДА и других формирований?

- Не буду конкретизировать.

В районе боевых действий могут и будут находиться только Вооруженные силы Украины и подразделения других силовых структур, которые берут участие в ООС. Всё.

- А как с волонтерами? Есть те, кого лично я глубоко уважаю, но есть, увы, и "военные туристы". Которые ради пары фото в соцсетях будут, например, везти картошку за тысячу километров. Есть и такие факты. Сегодня эти люди имеют возможность проехать на передовые позиции?

- Хочу поблагодарить всех волонтеров, которые помогают Вооруженным силам. И каждый воин на переднем крае во время выполнения боевых задач в первую очередь благодарен волонтеру за моральную поддержку. За то, что о нем не забыли в тылу, о нем помнят, беспокоятся.

Что касается приезда волонтеров, а не, как вы правильно отметили, "военных туристов" под видом волонтеров. Сейчас волонтеры приезжают не на передний край, а в тыловую зону, где они передают материальную помощь, встречаются и общаются как с руководством бригады, так и подразделениями, с отдельными военнослужащими.

Это делается в том числе и ради безопасности самих волонтеров.

Потому что сейчас в районе боевых действий, на переднем крае, небезопасно для гражданских, которые не имеют соответствующей подготовки.

Ну, и прав находиться там – тоже. В соответствии с законодательством.

- Периодически мы узнаем о взятии под контроль некоторых населенных пунктов. Каждое подобное сообщение о таком факте, о продвижении на пару километров вглубь вызывает у украинцев бурю эмоций. Но за этими хорошими новостями стоит чья-то боль. И военных, и гражданских. Знаю, что вы посещаете освобожденные поселки. Было то, что вас поразило, удивило?

- Поразило? Нет. Но впечатлило, конечно. Я с подобным сталкиваюсь давно, мы еще в 2014 году освобождали населенные пункты. Но сейчас это происходит после длительной оккупации, а она накладывает на людей свой отпечаток.

Знаете, когда ходишь по тем улицам, возникает ощущение какой-то безысходности.

Когда сталкиваешься с подобным, то даешь себе слово сделать все, чтобы увидеть тут улыбки детей, чтобы на этих улицах зазвучал детский смех. Но это возможно только после восстановления инфраструктуры (нужно дать свет, газ и так далее), и самое главное, обеспечения безопасности.

- Впереди еще много непростых дней. В продолжение разговора о волонтерской помощи - как изменились потребности армии? В первую очередь, конечно, в районе ООС.

- Сейчас волонтерская помощь перешла из разряда глобального на "закрытие" единичных локальных потребностей. Сегодня волонтеры могут помогать отдельному батальону, отдельной группе личного состава и даже отдельному военнослужащему. Люди, которые искренне занимались с самого начала войны оказанием такого рода помощи, сохранили теплые отношения с военными и продолжают помогать.

По уровню обеспечения Вооруженные силы и другие составляющие сектора безопасности и обороны обеспечены всем необходимым для выполнения задач. Есть некоторые вопросы, где очень помогают волонтеры. Это, например, планшеты.

- И тепловизоры?

- Замечу, что сейчас для ВСУ закупаются очень дорогие и качественные тепловизоры и прицелы ночного видения. Те, которые закупают волонтеры, более доступны по стоимости, их можно быстрее приобрести, доставить и так далее. Некорректно будет сравнивать, любая помощь важна.

- Волонтеры помогают и с беспилотниками.

- Да, они предают армии беспилотные летательные аппараты. Их также нам передают иностранные партнеры, они закупаются и по госзаказу. Беспилотники выходят из строя – бывает, банально ломаются и требуют ремонта, а также в результате вражеского воздействия. Любая техника не вечна. И тогда командиры обращаются – волонтеры помогают. И за такую помощь мы искренне благодарны всем.

- Раз уж коснулись вопроса обеспечения армии. Вот вы сколько служите?

- Мой срок выслуги - 31 год.

- Армия до 2014 года и сегодня, в 2018-м. По вашему мнению, какой опыт приобрели ВСУ, что изменилось за эти годы войны? Называю именно так, потому что это война. И что нам еще нужно, чтобы армия стала действительно новой?

- За четыре года войны на востоке Украины украинская армия выросла колоссально. Отличия видны невооруженным глазом – причем не только нашим гражданам, но и иностранцам, партнерам по НАТО, которые высоко оценивают украинскую армию.

В первую очередь, это касается людей. Изменилось отношение военнослужащих к воинским обязанностям, к их выполнению и ведению вооруженной борьбы.

Гибридная война внесла определенные коррективы в систему подготовки. Вооруженные силы довольно гибко отреагировали на подобные изменения, и сейчас в ВСУ созданы современные учебные центры, которые осуществляют подготовку по родам войск, специальностям. Есть еще ошибки, это понятно, но в подавляющем большинстве эти центры играют большую роль.

Очень важно, что люди изменились, поняли, что необходимо учиться.

- Потому что с агрессией России появилась мотивация.

- Конечно. Те, кто приняли соответствующее решение под влиянием гражданского общества, а этому надо отдать должное, сегодня добровольно служат в армии – в Вооруженных Силах и других силовых структурах Украины.

Повторю - сегодня другая подготовка. Соответственно, украинская армия получила другого солдата, другого офицера – с другим мировоззрением, пониманием порядка ведения боевых действий.

Армия получила соответствующие тренировочные и учебные школы, центры, которые осуществляют подготовку по новым стандартам – принимая во внимание тот боевой опыт, который мы уже имеем. Люди мотивированы, люди подготовлены.

Украинская армия начала получать новейшее или модернизированное вооружение. Военная наука учит, что оперативное искусство, тактика, стратегия меняются, когда меняются средства вооруженной борьбы. Это вооружение, военная техника. Но в нашем случае военная наука уже изучает другую парадигму ведения вооруженной борьбы. Ту, которую сейчас задействовала против Украины Российская Федерация. Речь о гибридной войне.

Не изменяя кардинально то вооружение, которым воюют наши Вооруженные силы, мы все равно изменили тактику и оперативное искусство. Иногда даже тактика, минуя оперативное искусство, влияет на стратегию. Как это было зимой 2017 года в Авдеевке. Тогда тактические действия капитана Кизило пошли в стратегическом развитии и были по другому восприняты и в нашей стране, и мировым сообществом.

Что касается вооружения и военной техники, мы воочию видим, непосредственно ощущаем, что они меняются. На всю технику, бронебазу установлены совсем другие средства связи. Есть возможность управлять и скрыто передавать команды.

- В начале войны о конфиденциальности ведения переговоров речь почти не шла.

- Так и было. Сегодня украинская армия, помимо средств связи, также получила современные противотанковые комплексы. Нашего, украинского, производства – это "Стугна", "Корсар".

Есть график, по которому ежемесячно поступает определенное количество комплексов.

То, что производится, сразу доставляется в район проведения Операции Объединенных сил. И "Корсары", и "Стугны" прекрасно выполняют свое предназначение.

- Введение миротворческого контингента на Донбасс, по вашему мнению, единственное решение?

- Введение миротворцев еще обсуждается. Это инициатива президента Украины – Верховного главнокомандующего Петра Порошенко.

Президент четко обрисовал, что он видит освобождение Донецкой и Луганской областей, в границах, признанных международным сообществом, - политико-дипломатическим путем.

А я, как командующий Объединенных сил, должен создать настолько сильные ОС, чтобы ни у одного международного партнера или того, с кем будут вестись переговоры о политико-дипломатическом урегулировании, не было ни малейшего сомнения: в случае необходимости Объединенные силы будут готовы к разному роду и способу ведения боевых действий.

- Если бы экстремисты не получали поддержку России – военную, финансовую и т.д. (о прямом участии РФ мы знаем), как думаете, насколько быстро мы могли бы вернуть оккупированные территории под наш контроль?

- Вернуть территории под наш контроль мы имели возможность до осени 2014 года. В августе того года вошли батальонно-тактические группы РФ. Это неоспоримый факт, который задокументирован, которому есть свидетели. И именно введение вооруженных сил РФ на суверенную территорию Украины определило дальнейшее развитие событий.

Потом произошло наращивание присутствия России – пошла передача танков, артиллерийских систем, реактивных систем залпового огня (РСЗО).

Откуда на территории Донецкой и Луганской областей появилось столько военной техники? Вдумайтесь, около 400 танков! В каком военторге они были "куплены"? В каких шахтах "выковались" за четыре года войны?

Если бы не вмешательство РФ, не ее поддержка, то война на востоке Украины закончилась бы очень быстро. Я не буду говорить о конкретном временном отрезке, но поверьте, нам бы это удалось – с минимальными человеческими потерями и потерями ресурсов.

Почему такая продолжительность этой войны? Потому что нам противостоит Российская Федерация. Россия долго накапливала военные ресурсы, и, к сожалению, является нашим соседом. То есть ей не составляет труда поставлять вооружение через российско-украинскую границу, участок которой они взяли под контроль. Но Москва продолжает всячески убеждать, что "их там нет".

Россия непосредственно влияет – пользуясь тем, что имеет определенные преимущества с военной точки зрения (отмечу - не абсолютные) и тем, что находятся прямо у наших дверей.

Враг действительно у нашего порога. Он очень давно там стоит.

- В последнее время пророссийские ресурсы пестрят истеричными заявлениями о скором наступлении ВСУ. Если бы у вас была возможность передать "послание" врагу - а она, по сути, у вас сейчас есть, так как самый посещаемый интернет-портал Украины OBOZREVATEL тщательно мониторят и в России, и в псевдореспубликах - что бы вы сказали противнику?

- Политико-дипломатический путь деоккупации Донбасса сейчас приоритетный. Объединенные силы неуклонно придерживаются Минских договоренностей. Однако, в случае необходимости, мы в полном объеме выполним свои задачи. Объединенные силы к этому всегда готовы.

Так или иначе, оккупированные нынче районы Донецкой и Луганской областей будут освобождены - этого ждет и Донбасс, и вся Украина. Оккупантам нет и не будет места на нашей земле.

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на OBOZREVATEL.

42
Комментарии
38
59
Смешно
90
Интересно
7
Печально
10
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Mihaylitsky Evgeny
Mihaylitsky Evgeny
Толково говорит. Только он и не подозревает, сколько воинствующих феерических соседних идиотов возбудилось от его речи.
Показать комментарий полностью
Костюк Олександр
Костюк Олександр
Подобається реакція підкремлівських дрібних шавок. Значить - правильний командувач!
Показать комментарий полностью
Петров Игорь
Петров Игорь
В отличие от большинства некомпетентных хохлов, этот хотя бы грамотную речь имеет и логическое мышление. А то всю страну Тука сотоварищи возглавили и довели до цугундера. Похоже, что только обладатель русской фамилии может какой-то порядок навести в хохляцком бардаке. Хоть кто-то озаботился недопуском всякой чубатой и вышиватной куиты на позиции под видом волонтёров, карбатов и прочего. Единоначалие - это путь если не к победе, то к порядку. Победить никто Украине не даст, это он и сам понимает. Но может хоть бухать воины света меньше будут и стрелять друг дружку по-пьяни.
Показать комментарий полностью

Наши блоги