Детей пытали, как в тюрьме: фигуранты скандала в "Свитанке" остались на свободе

  • В одесском Центре социально-психологической реабилитации детей осенью 2019 года разгорелся скандал

  • Появилась информация об издевательствах над воспитанниками со стороны сотрудников учреждения, охранников и полицейских

  • С большим трудом правоохранители открыли несколько уголовных производств

  • Расследование подтвердило шокирующие факты

  • Трем фигурантам резонансного дела суд уже вынес приговор

Приют Свитанок Одесса пытки

Малиновский районный суд 17 июня вынес приговор двум воспитателям по делу о пытках в одесском Центре социально-психологической реабилитации детей (ЦСПРД), более известный как приют "Свитанок".

Они признаны виновными в невыполнении профессиональных обязанностей, которые привели к тяжким последствиям. Несмотря на мягкий приговор, можно сказать лед тронулся, а дети начали верить в справедливость.

Подробнее о резонансном деле читайте в материале OBOZREVATEL.

В 2019 году Зоя Мельник была инспектором патрульной полиции (сейчас – исполнительный директор общественной организации "Родительский союз", сооснователь группы "Защита прав детей"). Именно она во всеуслышание заявила об издевательствах в одесском центре.

Зоя Мельник заявила об издевательствах над детьми (фото – Opinion)

По ее словам, детей избивали воспитатели центра и полицейские, из-за этого воспитанники неоднократно убегали. Но они боялись рассказывать о происходящем, так как сотрудники "Свитанка" утверждали, что несовершеннолетним никто не поверит.

Правоохранители открыли уголовные производства по фактам нарушений прав детей в ЦСПРД: по ч. 1 ст. 127 (Пытки), ч. 1 ст. 137 (Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране жизни и здоровья детей), ч. 3 ст. 152 (Изнасилование) и ч. 2 ст. 365 (Превышение власти) Уголовного кодекса Украины.

Правда, добиться этого, как рассказала Зоя Мельник OBOZREVATEL, оказалось очень непросто.

"В лучших традициях тюремного режима"

Осенью 2019 года от местного волонтера Лучезара Панфилова Зоя узнала о 13-летней девочке, которая находилась в "Свитанке".

"Перед этим в родной семье она подвергалась насилию. У таких детей потом сексуализированное поведение, они нуждаются в поддержке, помощи, реабилитации. Но в центре персонал не мог ей помочь, более того, они ее били", – рассказала Мельник.

По ее словам, в этом ЦСПРД была самая настоящая "дедовщина". Старшие дети наказывали младших. Любимчики воспитателей тоже творили, что угодно... У девочки, которая постоянно подвергалась насилию, выработалась модель выживания – она давала собой пользоваться, чтобы над ней не издевались, не избивали и чтобы мальчики хорошо относились…

В учреждении все происходило в лучших традициях тюремного режима, считает Мельник.

"В центр приезжала группа "Омона". Так их называли воспитатели, а на самом деле это были сотрудники охранного агентства "Центр". Они забегали и наказывали детей – лупили всех подряд. Например, из-за того, что дети не хотели убирать или же сбегали", – поделилась Зоя.

Дети в Центре социально-психологической реабилитации "Свитанок" (фото – "Знай")

После секса – электрошокер

Однажды воспитатели "Свитанка" обнаружили двух детей, занимающихся сексом. Это была девочка, о которой рассказывала Зоя, и 14-летний мальчик. Воспитатели поступили как обычно – вызвали охрану. Приехали трое сотрудников "Центра"...

"На глазах у старшей возрастной группы они заставили "провинившихся" детей достать из ведра использованный презерватив, разрезать его напополам и… жевать. Ранее детей отучали от курения, заставляя съедать окурки, теперь же "поеданием" презерватива провели "сексуальное образование", – добавила Мельник.

По ее словам, к мальчику и девочке применили электрошокеры, били дубинками и обливали холодной водой.

Когда Зое стало известно об этом ужасе, она занялась проверкой информации. Все подтвердилось, и тогда женщина попросила Панфилова написать заявление именно в главк. Она утверждает, что в Хмельницком отделе полиции Одессы ранее неоднократно не расследовали насилие в детском приюте из-за "кумовских связей".

Обыски в агентстве безопасности "Центр". Ноябрь 2019 года

Искал детей полицейский, которого подозревают в избиении

"Нам стало известно, что пострадавшую девочку из "Свитанка" перевели в другое учреждение. Это обычная практика – таким образом прячут детей после побоев, чтобы было невозможно их зафиксировать. Когда в администрации поняли, что я уже в курсе ситуации, то девочку вернули обратно", – добавила Мельник.

Но вскоре воспитанница центра сбежала – Зоя узнала об этом из ориентировки. Ребенок просто не выдержал давления и издевательств.

"Когда детей нашли (а девочка сбежала из центра не одна), я подъехала к кафе, где они сидели. Подошла, сняла сумку с плеча и поздоровалась с ними, но "наша" девочка дернулась и закрыла голову руками. Стало понятно, что она сильно травмирована. Я хотела успокоить, сказала, что постараюсь помочь, но нужно, чтобы она все рассказала и мы вместе обратимся в полицию", – сообщила Мельник.

Приют "Свитанок" в Одессе был переименован в Центр социально-психологической реабилитации детей (фото – "Аргумент")

Говорит – не хотели возвращать детей в ЦСПРД, но по закону нужно было отдать их тому, кто был инициатором розыска, а это Хмельницкий отдел полиции Одессы.

"Именно там работал полицейский, который в то время проходил по делу об издевательствах и пытках детей в "Свитанке". Я знала, что уже было открыто уголовное производство, но сотрудника полиции еще не отстранили от работы. И тогда я попросила Лучезара Панфилова, чтобы забрал детей к себе, а утром мы напишем заявление в главк, чтобы было непредвзятое расследование. Что мы и сделали", – поделилась Зоя.

Потом были обыски, обвинение в похищении детей и много всего. Мельник рассказала, что, в частности, экс-руководство службы по делам детей Одесской облгосадминистрации писало многочисленные заявления на нее и Панфилова с требованием привлечь по тяжким статьям Уголовного кодекса.

"Также они организовали настоящую юридическую травлю полицейского Дмитрия Ревуна, который первым занялся расследованием этих фактов и довел их до следственного этапа. Выразилось это в массированных обращениях в разные органы – от МВД и прокуратуры до ГБР", – сообщила Зоя.

Дмитрий Ревун и Лучезар Панфилов боролись за права пострадавших детей из "Свитанка"

Когда женщина поняла, что будет серьезное сопротивление расследованию по происходящему в "Свитанке", то вынесла все в публичную плоскость.

Дело забрал другой отдел полиции, включилась Генпрокуратура, Верховная Рада – дошли вплоть до Администрации президента. Был огромный резонанс, после чего, собственно, лед и тронулся.

Однако, несмотря на резонанс, администрацию "Свитанка" не отстранили от работы. Зоя утверждает, что сотрудники центра оказывали давление на детей (и на потерпевших, и на свидетелей), мешали следствию.

"Более того, адвокаты подозреваемых воспитательниц под видом волонтеров контактировали с детьми и тоже давили на них. Из-за этих факторов некоторые воспитанники не дали показаний", – считает она.

Троим вынесли приговор, еще один – на очереди

В феврале 2020 года Малиновский районный суд Одессы приговорил охранника Николая Дмитрука, обвиняемого в пытках детей, к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года. Он полностью признал свою вину и подписал соглашение.

Охранник Николай Дмитрук во время судебного заседания в Малиновском районном суде Одессы (фото – "Думська")

17 июня тот же суд признал Наталью Долинскую и Андриану Кальчевскую виновными в том, что не защитили воспитанницу от пыток.

Они также получили условные сроки – по три года лишения свободы с испытательным сроком в один год. Плюс ко всему им запрещено работать воспитательницами... в течение года.

А вот соучастие в пытках сотрудниц "Свитанка" доказать не удалось.

"Дети рассказывали мне, что во время издевательств и пыток сотрудниками охранного агентства воспитательницы находились там же, а одна из них даже принесла ножницы (чтобы разрезать презерватив. – Ред.). К сожалению, соучастие доказать не удалось. В итоге воспитательницы понесли ответственность по ст. 137, на которую они с удовольствием согласились – это уже не соучастие в пытках, а невыполнение профессиональных обязанностей по охране жизни и здоровья несовершеннолетних", – добавила Мельник.

Воспитательницы Наталья Долинская и Андриана Кальчевская в Малиновском районном суде Одессы во время вынесения приговора

Она считает, что в этом есть и вина службы по делам детей Одесской областной администрации, двое сотрудников которой якобы делали все, чтобы покрыть это преступление.

Также, утверждает Зоя, пострадала не одна девочка, а много детей из "Свитанка", но одних уговорили молчать, а других запугали. Поэтому часть потерпевших отсеялась.

Кроме того, вручено подозрение бывшему сотруднику ювенальной превенции Хмельницкого отдела полиции Одессы. Он обвиняется в избиении детей из "Свитанка". Андрей Крецул находится под домашним арестом.

"Я, конечно, очень недовольна решением, так как этот человек уже оказывал давление на потерпевших. Он привозил несовершеннолетнюю девочку в отдел, бил и заставил дать показание, что она… не имеет претензий. Что, опять же, можно расценивать как пытки. Так как преступление насильственное, были все основания взять его под стражу, но, к сожалению, Заводской суд в Николаеве решил иначе", – добавила Мельник.

Полицейский Андрей Крецул во время судебного заседания не признал свою вину

По информации Центра журналистских расследований, во время судебного заседания в Николаеве выяснилось, что Крецул не был уволен из полиции, как сообщалось ранее. Он якобы перевелся в другое отделение и работает участковым.

Эти данные OBOZREVATEL подтвердили одесские правоохранители - мол, работает в Приморском отделе полиции. Хотя в последней декларации на сайте НАПК, которую Крецул подал 24 марта 2020 года, не отображены эти изменения.

Последние данные о месте работы из декларации Крецула

Дети начали верить в справедливость

Мельник говорит что справедливости удалось добиться частично – приговор очень мягкий. И все же считает это победой.

"Это, по сути, прецедент. Я знаю практику по Украине. Большинство таких преступлений остаются безнаказанными, так как это очень сложная категория дел и все усугубляется тем, что дети находятся в уязвимом положении. Они зависят от взрослых, которые находятся рядом с ними в таких учреждениях. Очень сложно работать следствию – оказывают сопротивление люди, которые считают детей своей собственностью", – рассказала Зоя.

Она убеждена, что необходимо менять законы, которые слабо работают на пострадавших детей, свидетелей, а также ужесточать наказание.

"Претензий к следствию у меня нет. Наоборот – хочу сказать спасибо. Важно, что была доказана вина и теперь дети начали верить в справедливость. Да, воспитатели центра не настолько строго наказаны, как хотелось бы, но тем не менее. Нужно дорабатывать законодательство. Нужно, чтобы были ювенальные суды, прокуроры и следствие, чтобы такие преступления не оставались безнаказанными", – подчеркивает Зоя.

По ее мнению, преступления в "Свитанке" – только верхушка айсберга.

УкраинаКриминалДетская безопасностьдетиприютскандалыдомашнее насилиенасилие в семьеЗоя Мельник