Почему Карл Маркс советовал расстреливать коммунистов из пушек

Почему Карл Маркс советовал расстреливать коммунистов из пушек

5 октября 1842 г. Маркс назначили редактором "Рейнской газеты" и 16 октября вышла его статья "Коммунизм и аугсбургская "Allgemeine Zeitung". В ней "отец" "научного коммунизма" признал целесообразным расстреливать коммунистов из пушек, пишет Сергей Климовский для vnews.

Маркс писал: "Мы твердо убеждены, что по-настоящему опасны не практические опыты, а теоретическое обоснование коммунистических идей; ведь на практические опыты, если они будут массовыми, могут ответить пушками, как только они станут опасными; идеи же, которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, – это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им". (Т. 1, с. 118). После этого Маркс как редактор заверил читателей: "Рейнская газета" "не признаёт даже теоретической реальности за коммунистическими идеями в их теперешней форме, а следовательно, ещё менее может желать их практического осуществления или же хотя бы считать его возможным". (Т. 1, с. 117.)

Видео дня

Маркс слово сдержал. Пока он был полгода редактором, то закрыл вход "демонам" в газету – прекратил печатать в ней прокоммунистические статьи своих недавних друзей-гегельянцев из университета, – их впустил ее первый редактор коммунист Мозес Гесс. Позже Гесса в "Союзе коммунистов" будут шутя называть "красным ребе", а после его распада Гесс стал "отцом" социалистического направления в сионизме.

Легенда марксистов о "Рейнской газете" как коммунистическом издании верна лишь отчасти. Оно было таким попутно и до того, пока Маркс не стал редактором. Это был совместный проект правительства Пруссии и семей вестфальских бизнесменов Людольфа Кампгаузена и Густава Мевиссена против старой и влиятельной католической "Кельнской газеты". Правительству протестантов не нравилась активность католиков на границе с Францией, а у бизнесменов был конфликт с горсоветами Вестфалии в стиле: застройщики против экологов. Они хотели строить железные дороги и пустить пароходы по Рейну, а горсоветы и "Кельнская газета" этому противились. Для борьбы с ней создали "Рейнскую газету", куда пригласили авторами всех нетрудоустроенных выпускников философского факультета Берлинского университета, включая Маркса. Их силами ее за 1,5 года "раскрутили" до 3400 подписчиков против 8300 у "Кельнской газеты", но 1 апреля 1843 г. закрыли, – прусская монархия решила: газета приобрела республиканскую направленность. Терпеть "вольтерьянцев" в своих новых владениях – Вестфалию отдал Пруссии русский царь Александр I в 1815 г. взамен отнятой у нее Польши - в Берлине не желали. Рядом была революционная Франция, и республиканская Вестфалия могла сбежать к ней. Газету закрыли не за коммунизм, его "демонов" из нее изгнал Маркс, а за идеи демократизма, но Кампгаузен уволил Маркса из редакторов за диктаторство еще за две недели до закрытия. Диктаторские замашки Маркса в быту и общении позже будут отмечать многие.

Александр I, отдавая Вестфалию Пруссии, поместил ее войска у границ Франции на случай новой революции там, но побочным результатом этого стало появление Маркса, предки которого сто лет были раввинами в Трире. Когда в Вестфалию пришел Наполеон, то он уравнял в правах немцев и евреев, и отец Маркса, как республиканец, решил: пора прервать семейную традицию и стал юристом. Но в 1814 г. пришли русские и пруссаки, все восстановили, и он оказался перед выбором: вернуться в раввины или креститься и остаться юристом. В итоге он стал один из трех евреев в Германии, которые выбрали второе. Так что, если бы не Наполеон и не увлечение старика Гершеда (после крещения – Генриха) Вольтером и Руссо, то его сына звали бы не Карл. Но Карл закончил с трудом Берлинский университет и оказался в Кельне в "Рейнской газете", где в итоге сменил на посту редактора своего сокурсника Адольфа Рутенберга, уволенного за пьянство. До того Рутенберга уволили из учителей за пьянство и политику.

Перед уходом Рутенберг поместил в газете перепечатку статьи о семейных домах из журнала "Молодое поколение" лидера немецких коммунистов Вильгельма Вейтлинга, и на юную "Рейнскую газету" обратила внимание старая баварская "Allgemeine Zeitung" (Общая газета), издававшаяся 50 лет. По поводу перепечатки она поинтересовалась: не стала ли "Рейнская газета" рупором коммунистов? Маркс радостно за это ухватился и написал указанную статью, где всячески оскорблял аугсбургскую газету и провоцировал газетную дуэль. В Германии о коммунистах и социалистах тогда было известно мало. Профессор из Киля Лоренц фон Штейн, чтобы просветить немцев, ездил во Францию для их изучения на месте, и в 1842 г. издал книгу "Социализм и коммунизм в современной Франции". Ее прочел Маркс, и счел себя экспертом по теме, которая обещала быть интересной, чем слушания в Рейнском ландтаге о краже хвороста и прочих провинциальных мелочах, о которых он до того писал.

Интуиция Маркса не подвела. В 1843 г. горсовет Цюриха арестовал Вейтлинга, земляка Маркса, и начал первый в истории суд над коммунистами. Вейтлинг был сыном немки-служанки и наполеоновского офицера, пропавшего в России, не имел диплома, но обладал даром пропагандиста, и вел жизнь странствующего портного и проповедника. В 1836 г. он дошел до Парижа и познакомился с коммунистической и социалистической литературой: с 1840 г. во Франции ярко загоралась звезда Этьена Кабе.

Кабе был сыном бондаря, но получил образование юриста, стал республиканцем и активным участником революции 1830 г. и за все эти заслуги король-революционер Луи-Филипп назначил его генпрокурором Корсики. Но Луи-Филипп не спешил объявлять Францию республикой, так как на границе стояли войска Пруссии и Австрии, а за ними Россия, и Кабе поругался с Луи-Филиппом. Быть республикой Россия разрешала только Швейцарии, так как в ней всё было слишком запущено из-за 500 лет отсутствия монархов, и ее территория Россию не интересовала. Суд приговорил Кабе к двум годам тюрьмы, но Луи-Филипп не мешал ему сбежать в Лондон.

Там Кабе прочел "Утопию" Томаса Мора, изданную в 1516 г., и сдружился с Робертом Оуэном, которого Маркс считал коммунистом, но тот себя им не считал, хотя и неудачно создал коммуну "Новая гармония" в США. Кабе тоже решил создать коммуну и написал по мотивам Мора книгу "Путешествие в Икарию", но указал адрес ¬Икарии – р. Красная, недавно возникшее государство Техас. В 1839 г. Луи-Филипп разрешил Кабе вернуться, но с условием, что тот будет создавать коммуны, а не устраивать военные перевороты как революционные коммунисты Бланки и Барбес в том же 1839 г.

Кабе вернулся и за деньги Луи-Филиппа начал активную пропаганду коммунизма, взяв это слово из христианской теологии, где оно означало гармонию в загробном мире среди душ одной веры. В средневековье достичь этой гармонии среди живых предполагалось методом превращения всей Европы в один монастырь, и монахи нищенствующих орденов спорили: являются их рясы частной собственностью или собственностью монастыря, хотя и не называли себя коммунистами.

Впервые коммунисты упомянуты в польской брошюре 1569 г. о стычках анабаптистов и моравских братьев. Обе эти религиозные группы практиковали общность имущества, коллективный труд и уравнительное распределение вещей и еды, что достигали методом общей трапезы. Брошюра называла коммунистами вооруженные отряды обеих общин, которые отнимали собственность друг у друга, видимо, как у "ревизионистов", а заодно и у некоммунизированных соседей. За озабоченность темой собственности поляки также называли их "экономистами". В последний раз отряды коммунистов были замечены в Нидерландах в Тридцатилетнюю войну (1618-1648), затем это слово на 250 лет вышло из активного употребления. Даже первые коммунисты Нового времени – Гракх Бабеф и Филиппо Буонаротти, составившие в 1897 г. во Франции заговор во имя революции равенства, называли себя демократами, а не коммунистами.

Кабе его реанимировал ? с 1840 по 1842 г. он издал три брошюры, в заглавии которых использовал слово "коммунизм". Среди них ? и "Кредо коммуниста". К 1843 г. у Кабе, по восторженному мнению Энгельса из Манчестера, было полмиллиона сторонников, по оценке Прудона, враждовавшего с ними и жившего во Франции, их было около 100 тысяч. На цифру Энгельса компартия Франции вышла только в 1946 г. – в ней было 900 тыс. человек, в 1975 г. – около 0,5 млн. Кабе стали уважительно называть "папаша Кабе". Вейтлинг проникся идеями Кабе, но создал свою модель распределения и изложил ее в книгах "Человечество, каким оно есть и каким должно стать" и "Гарантии гармонии и свободы" (1842). Ими он вызвал раскол в "Союзе отверженных" – организации немецких мигрантов-республиканцев, ждавших в Париже революцию, которая объединит 38 немецких монархий в одну республику. В итоге 400 человек из "Союза отверженных" ушли с Вейтлингом в "Союз справедливых", считая, что Германия будет коммунистической республикой. После этого Вейтлинг уехал агитировать швейцарских немцев, где в 1843 г. и был арестован горсоветом Цюриха. На суде горсовет обвинял Вейтлинга и коммунистов в искажении "Библии", а те доказывали, что коммунисты и есть настоящие христиане. Суд признал коммунистов вредной сектой и постановил выслать их из города. Цюрих добился одобрения этого решения и другими кантонами, но на практике те саботировали его выполнение: коммунистов сочли новым отколом среди протестантов, и это радовало католиков.

Антикоммунист Маркс за всем этим скептически наблюдал из Кельна, и в сентябре 1843 г. в письме к социалисту Арнольду Руге в Париж очень точно назвал коммунизм "догматической абстракцией". (Т. 1, с. 379). То есть, искусственной конструкцией, которая принимается на веру и доказательству не подлежит. Маркс в это время склонялся к социализму (демократии) и расточал комплименты Леру, Консидерану и Прудону. Но в силу житейских и личных обстоятельств в 1846 г. Маркс решил, что выгодней быть коммунистом. Он стал называть критику Прудоном их смехотворной и вступил в партию Вейтлинга, которого вместе с Энгельсом и Гессом уговорил переименовать "Союз справедливых" в "Союз коммунистов".

Но Маркс ошибся в расчетах: Европейская революция 1848-1849 гг. на 70 лет похоронила коммунистов как политическое течение: это слово вышло из употребления, и его только в 1918 г. реанимировал Ленин, а сами коммунисты в 1850 г. попытались убить Маркса. Но об этом мы расскажем несколько позже.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник:vnews