, view = metaData.view != null ? string.Join("|", metaData.view) : null})

"Он принял решение баллотироваться, он со мной не советовался, но я горжусь своим сыном", – сказал журналистам Петр Порошенко и добавил, что относится к семье совсем не так, как относился к ней его предшественник Виктор Янукович.

Не собираюсь полемизировать в этом с президентом и сомневаться в том, как он относится к близким. Хорошо запомнил, как несколько лет назад Порошенко приглашал друзей и знакомых на благотворительный концерт своих детей, решивших спасти замерзающих на Днестре лебедей. И хотя мы прекрасно понимали, что не наши пожертвования – а конечно же, усилия самого бизнесмена – спасут погибающих птиц (и, думаю, это могли понимать и сами дети Порошенко), все же такая педагогика – даже благие намерения должны оплачиваться собственным трудом – не может не импонировать. Как не может не импонировать то, что Петр Порошенко, владелец телеканала, отнюдь не был озабочен медиа-вниманием к этому концерту. Похоже, в этот вечер семья интересовала его больше, чем имидж. Дети сами участвовали в концерте и спасали птиц – что может быть важнее?

Сын президента сам баллотируется по "мажоритарке" и старается завоевать доверие избирателей. Что в этом постыдного? В конце концов, разве в демократических странах нет политических династий? Кеннеди, Буши, Папандреу, Караманлисы, Ганди, Бхутто – несть им числа. Да и сам Петр Порошенко – не основатель, а продолжатель предпринимательской династии, мигрировавший в политику. Почти как президенты Буши – внук и правнук знаменитого бизнесмена. И так о себе могут думать не только президент и его родственники, но и другие украинские политики, баллотирующиеся в парламент вместе с близкими людьми и одновременно критикующие главу государства.

Все это так – и не так. Не так, потому что сама клановая система в стране не разрушена. Никуда не делся административный ресурс, угодливость местного начальства, понимание самими избирателями того простого факта, что если они проголосуют за президентского сына, отправившегося в политический поход, их округу автоматически будет обеспечено повышенное внимание власти – просто потому, что Алексею Порошенко-младшему не нужно будет прилагать дополнительные усилия для того, чтобы попасть в кабинет № 1. Да, собственно, ему и не нужно будет попадать в этот кабинет: те чиновники, с которыми он будет встречаться, будут явственно ощущать за его спиной тень главы государства, известного своим крутым нравом.

Но даже в этой конфигурации Алексей Порошенко как будто нарочно пошел путем не наибольшего, а наименьшего сопротивления. Он будет баллотироваться по мажоритарке – факт – но от партии, которая носит имя его отца и использует в предвыборной кампании личную популярность президента вместо предвыборной идеологии. И будет баллотироваться не где-нибудь, а в той самой Винницкой области, которая давно уже считается территорией повышеного внимания династии Порошенко. И когда президент говорит, что в этом округе его сыну придется выдержать честную, бескомпромиссную борьбу – он должен отдавать себе отчет в подлинных размерах своего влияния на Винничине.

Читайте:

Сын Порошенко воюет на Донбассе под чужой фамилией

Я готов поверить Петру Порошенко в том, что его сын принял решение баллотироваться самостоятельно. Но государственный деятель должен не закрывать глаза на сложившиеся обстоятельства и находить красивые слова для их оправдания, а суметь эти обстоятельства преодолеть. Заслуга президента не в том, чтобы рассказать журналистам о своей гордости за сына. Эта заслуга была бы в том, что он отговорил отпрыска участвовать в предвыборной кампании, объяснил бы ему, какие нежелательные параллели возникнут в связи с этим решением, какие угрозы оно создает с точки зрения политического будущего президентуры.

Напомнил бы, как журналисты на первой пресс-конференции спрашивали о сыне у Виктора Ющенко. Вспомнил бы сам, как журналисты спрашивали о сыновьях у Виктора Януковича. Вспомнил бы о беглом президентском отпрыске – депутате Верховной Раде. Или о том, как по мажоритарке на прошлых выборах баллотировался сын премьера Николая Азарова. И даже если в данном случае все ну совершенно по-другому, а Винница и блок имени отца – сущие совпадения, зачем вообще через несколько месяцев после фактического краха государства создавать ситуации, в которых подобные ассоциации возникают?

Возможно, когда человек решает вопросы войны и мира, он перестает замечать текущие политические обстоятельства. Но именно обстоятельства могут определять атмосферу страны, которой ему приходится руководить.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги