Паралимпийский чемпион Крипак: горжусь Украиной

5.4т Читать новость на украинском

Пятикратный чемпион Паралимпиады-2016 по плаванию Максим Крипак сожалеет, что после аннексии Крыма спортсмены лишились великолепной базы подготовки в Евпатории. О нынешних условиях в Украине, отношению к политике и дальнейших планах на жизнь рекордсмен Игр в Рио рассказал "Обозревателю".

Первую часть интервью Максима Крипака "Слушал гимн с мертвым лицом" читайте по ссылке.

- Расскажи, как тебе прием в Киеве, когда вы вернулись из Рио?

- Шикарно! Во-первых, неожиданно. Я стоял, меня даже в пот бросало, потому что все как-то слишком неожиданно и ярко. У меня были всякие праздничные моменты, встречи, прощания, но, чтобы так… Было приятно, конечно. Но я ждал, когда родителей увижу. Думал: "Когда это все закончится, где же родители мои?" Хотя было все очень приятно и круто.

- Насколько в Украине хорошая система подготовки паралимпийцев после того, как вы лишились базы в Крыму?

- Стараются, очень сильно. То, что говорят, в принципе, делают. Да, в Евпатории я тренировался не раз. Там вообще база очень крутая. Она не только была для спортсменов, а и для оздоровления. Там и лагеря детские, пенсионеры, ветераны восстанавливались, разные лаборатории были для спортсменов, чтобы узнать анализы и подготовить правильно к соревнованиям. Так же и для оздоровления – есть разные ванные, сауны, баньки. Жаль, честно жаль, что у нас больше нет этой базы.

- Как сильно вообще ударила по спортсменам аннексия Крыма?

- Слава Богу, наше руководство смогло быстро адаптироваться. Нам организовали другие сборы. Да, это не морской воздух, но все равно они делали по максимуму того, что можно. Конечно, неприятно, что теперь нет той базы. Она была крутой. Там такие размеры, что за две недели тренировок и отдохнуть можно шикарно и есть возможность каждый раз делать разные упражнения.

- А сейчас такого нет? Вряд ли можно нынешние реалии сравнить с тем, что было?

- Все зависит от того, насколько сильно ты этого хочешь. Если хочешь чего-то добиться, люди идут тебе навстречу. Ты им даешь повод верить в тебя, даешь им какие-то надежды, а они видят, как ты тренируешься и предоставляют тебе нужные условия, чтобы ты мог добиться того, чего хочешь. Есть люди, которые делают что-то для того, чтобы другие были счастливы. Они нам помогают, делают сборы. Меня с головой все устраивает, я не привередливый. Мне главное, чтобы была теплая вода и тренер.

- В Харькове у тебя есть все нормальные условия для подготовки и тренировок?

- Да, сейчас все шикарно в плане тренировок. Меня все устраивает. Тренер как был, так и есть. Воду нам Фрайфельд Юрий Владимирович организовал – это директор бассейна "Акварена". Он лично дал мне пропуск, который дает возможность тренироваться с 6 утра до 9 вечера. То есть любой зал, любое количество часов на воде. И я за это ему благодарен.

- А сколько времени ты проводишь на воде?

- Все зависит от того, какой период подготовки. Сейчас где-то час-полтора. Когда будем снова готовиться к соревнованиям, то буду проводить 2-2,5 часа в воде. А потом плюс зал. Перед Рио я плавал очень много

У нас же разные есть уровни: более тяжелые классы (единица, двойка) плавают меньше, потому что у ребят другие возможности. Те, у кого проблемы со зрением, (11, 12, 13) им много тренироваться нельзя по здоровью. У них начинает болеть голова и это влияет на зрение. Это все природное, тут по-другому не сделаешь. Из классов 9-10, где пацаны по 20-23 года, то мы можем плавать, сколько просят. Естественно, не в той нагрузке, которую могут себе позволить полноценные здоровые спортсмены. Но мы все выжимаем из себя полностью. Как ни крути, а конкуренция всегда есть.

- К слову о конкуренции. Паралимпийцам поступают предложения сменить гражданство и выступать за другую страну?

- Бывает такое. Но здесь все зависит от уровня спортсмена и его результатов.

- Пятикратный паралимпийский чемпион – очень серьезный уровень. Тебе предлагали?

- Да. Еще когда был в Рио-де-Жанейро, то один раз предлагали. Но это все очень быстро утихло, потому что я дал понять – мне это не надо. Не могу сказать, что я какой-то ярый патриот нашей страны, но менять Украину на какую-то другую я не буду. Это моя Родина. Я здесь родился, горжусь ею и мне не нужна другая. Мне нравится наш флаг, и я буду под ним выступать.

Что касается тех, кто меняет гражданство, то я не знаю, как это объяснить. Возможно, ребят чем-то обидела жизнь, либо они обижены сами на себя. Если вы не смогли чего-то добиться в Украине, то это не значит, что она плохая. Возможно, вы просто сами недоработали. Считаю, что в нашей стране можно добиться всего, что пожелаешь. Все зависит от того, насколько сильно ты этого хочешь и стремишься.

- Максим, если не брать во внимание базу в Крыму, политическая и экономическая ситуация в стране как-то повлияли на подготовку спортсменов к Паралимпиаде?

- При подготовке к Рио - нет. Уровень сборов, которые мы проходили, был сделан на максимально возможном уровне. Может, и можно было еще лучше, но меня устраивало, лично у меня претензий нет. Не знаю, как будет в будущем, но сейчас у меня все нормально. В том плане, что государство выделяет мне, как спортсмену, деньги для подготовки.

Если брать позицию гражданина Украины, то, естественно, родители зарабатывают те же деньги, что и раньше, а цены растут. Все стало гораздо сложнее. Но нужно крутиться, нужно стараться. В принципе, голова у меня рабочая. Понимаю, что плаванье все равно когда-то закончится, будем как-то пытаться работать, других вариантов нет.

- Какая у тебя политическая позиция?

- Честно говоря, у меня есть очень много родственников, которые живут в России. Например, дядя. Он 13 лет назад уехал работать в Москву. Раньше он жил Украине. В кругу родных мы о политике не разговариваем и не затрагиваем эту тему, неважно кто и откуда.

- Неужели совершенно не говорите? У многих, чьи родственники живут в России и Украине, возникают ссоры на политической почве…

- Тут все зависит от людей. Есть такие, на которых легко повлиять. А есть люди, которые понимают, что родственники – это родственники, и не важно, где они там. У нас все взяли за правило, что о политике с родными никто и никогда не разговаривает, потому что у каждого своё мнение…

- Многие спортсмены ездили в зону АТО, проведывали наших бойцов. У тебя есть подобная практика?

- Такой возможности у меня еще не было. Сам поехать я не могу - не знаю куда целенаправленно ехать. Я не против поехать и проведать ребят, если это будет организованно. Для меня это не проблема. У меня там друзья есть, которых я с детства знаю.

Когда нас встречали в Киеве, то тоже были ребята из АТО. Я с ними легко нахожу общий язык и против них ничего не имею. Наоборот – пацаны рискуют своей жизнью ради всей страны. Для меня лично это немного грустно, потому что у них семьи дома. У кого-то мамы, у кого-то жены. Я бы не хотел, чтобы они там были.

- Наверное, никто из здравомыслящих людей не хотел бы…

- Согласен. Понимаете, политика – это политика, а жизнь – это жизнь. Я в свое время потерял много людей, которые ушли в АТО. И мои родители потеряли много друзей, которые там были. Война никому неприятна. Потому что был человек, и вот его не стало.

- Вернемся к спорту. Какие ты видишь перспективы развития паралимпийского спорта в Украине? Исторический результат в Рио – максимум нашей команды или можно еще лучше?

- Я думаю, что мы можем еще сильнее. Естественно, когда у спортсмена идет результат, он хочет работать все сильнее и сильнее, он не видит границ. Это очень сильная мотивация, когда ты побеждаешь.

Я общался с многими людьми после Паралимпиады и все настроены прогрессировать: "Если мы смогли третье место занять, то и второе тоже можем. Надо стараться, будем работать…". А сколько еще четвертых мест было.

- Какие лично твои дальнейшие планы? Планируешь стать украинским Майклом Фелпсом?

- (смеется) До Майкла Фелпса мне еще далеко. Если сравнивать в плане результатов, то очень далеко, если брать в плане медалек, то надо еще стараться и работать. У всех разные приоритеты. Для меня главное - показать свой лучший результат. Потому что еще с раннего возраста мне внушили тренера: чем лучше результат, тем ярче медалька. Они мне так сказали, поэтому я так и живу. В Рио я настраивался не на золотую медаль, а на свой лучший результат. Будет лучше результат – будет ярче медалька.

Фото Национального паралимпийского комитета Украины

- Чувствуешь, что готов еще расти?

- Я готов. Появился тот азарт, когда я хочу еще лучший результат. Сейчас оно идет, и я не собираюсь терять эту возможность. У меня дважды было, когда результаты вообще не шли долгий период. И это очень сильно выбивает из колеи, как физически, так и психологически. Когда ты не можешь полностью выложиться на тренировке, только ухудшаешь и ухудшаешь свое состояние, то приходишь домой и иногда думаешь: "А зачем оно надо? Лучше бы я учился, пошел куда-то работать и все…"

- Сколько еще планируешь оставаться в плавании?

- Сейчас есть мотивация работать дальше, стремиться к лучшим результатам. Хочу улучшать, пока не почувствую грань. Думаю, это будет к 25-28 годам. Как говорили нам тренера: любительский спорт полезен для здоровья, а профессиональный – нет. Выжимать из себя больше, чем нужно, я не собираюсь. Все-таки хочется дожить хотя бы до 55 или 60-ти. Хочу увидеть мир, нормальную жизнь. Поэтому я не гонюсь за большим количеством медалей. А проще говоря – как оно будет, так и будет.

Напомним, ранее "Обозреватель" сообщал, что паралимпийская сборная Украины выиграла 112 миллионов грн в Рио.

Читайте все новости по теме "АТО на Донбассе" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "СпортОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги