Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

План "хищник" сработал четко!

37

Его бой против американца Джамиля Маклайна был прерван в третьем раунде из-за тяжелой травмы американца, полученной во время неудачного падения. К тому моменту Николай владел преимуществом, но в основном оба боксера присматривались друг к другу. На пресс-конференции после боя Валуев заявил, что в любом случае победил бы Маклайна.

ОТКУДА У БАНКОВ БОКСЕРСКАЯ СТРАСТЬ?Ну откуда, откуда в этих спокойных, как плавное течение величавого Рейна, часовщиках, сыроделах и банковских клерках, составляющих большинство базельского населения, такой азарт, такая страсть сопереживания исконно мужскому занятию, называемому боксом? Непонятно, если учесть, что расположенный у подножия Мюнстерского собора фонтан с забавными механизмами, разбрызгивающими струи воды до толпы зевак, считается здесь чуть ли не верхом экстрима. А митинг турецкой диаспоры, собравший на одной из центральных площадей человек тридцать, воспринимался горожанами как событие чрезвычайное.

Были, конечно, в двухтысячелетней истории Базеля и более воинственные времена. Но память о них сохранилась только в городском историческом музее. Да и в этом музее основное место занято не оружием, а старинными ткацкими станками, инструментами ювелиров и их изделиями, а также всевозможными глобусами, астролябиями и древними научными трактатами.

И это не случайно – в бурной европейской истории Базель считался вовсе не военным, а торговым, промышленным и университетским центром. Да и всю Швейцарию, положа руку на сердце, кто из нас представит "местами боевой славы"? Разве что театрализованные швейцарские гвардейцы, охраняющие Ватикан, вспомнятся.

Зато как страну банков, твердо хранящих тайны вкладов своих клиентов, Швейцарию знают все. А что отличает банковское дело? Конечно же, надежность, неспешность и спокойствие.

Банков полно и в Базеле – начав считать их во время прогулки по городу, быстро сбиваюсь со счета. А потому все сообщения о полностью распроданном десятитысячным "Санкт Якобс Халле" воспринимаю с легким недоверием. Но уже по дороге на бокс по моему скепсису наносится первый мощный удар. Трамвай, главный вид транспорта в Базеле, оказывается плотно забит едущими на бокс.

В самом же зале я сдаюсь окончательно: чтобы за три часа до главного боя трибуны были забиты на три четверти – такого я, при всем своем немалом опыте, не видел никогда. Да и такой реакции на разогревочные, к слову, скучные бои тоже припомнить не могу. Каждую атаку, каждый удар зал встречает таким ревом, будто на ринге как минимум Майк Тайсон соперника молотит.

СЮДА ПРИШЕЛ ДАЖЕ ХИТЦФЕЛЬД!Что и говорить, к бою Валуева с Маклайном (организаторы почему-то поставили его в программу не последним, а одиннадцатым из тринадцати) на трибунах некуда яблоку упасть. До отказа заполняются и ВИП-ряды у ринга. Здесь среди "сильных мира сего" полно теле-, кино- и прочих звезд.

А вот – не верю своим глазам – усаживается во втором ряду стульев знаменитый в недавнем прошлом футбольный тренер Оттмар Хитцфельд, никогда ранее в страсти к боксу не заподозренный.

– Каким ветром занесло мэтра футбола на бокс? – упустить возможность поговорить с неоднократным победителем Лиги чемпионов я конечно же не могу.

– Южным! – смеется Хитцфельд. –

Я ведь нынче живу в Щвейцарии, тут неподалеку, и охотно откликнулся на приглашение организаторов. Только не спрашивайте у меня ничего о боксе, – тут же опережает герр Оттмар следующий вопрос. –

Вот о футболе мы бы поговорили, коллега. – В последние голы мы действительно коллеги. Оставив "Баварию", маститый тренер занялся футбольной аналитикой на немецком телевидении. –

А о боксе – увольте: тут мало что понимаю, я сегодня – простой зритель. Прогноз? Думаю, что победит Валуев?

СТРЕЛЯЙ ТОЧНЕЕ, ОХОТНИК!Бой с самого начала идет под мощное звуковое сопровождение. Причем трибуны, явно отдавая предпочтение Валуеву, не забывают шумно отметить и малейшие удачные действия его соперника.

Вот только поводов для этого Маклайн дает зрителям немного. Точнее Валуев совершенно не дает американцу как-то проявить себя. Левый джеб Николая уверенно держит Маклайна на дистанции, да и озабочен Джамиль, это видно невооруженным глазом, больше тем, как бы не пропустить.

При любых попытках Валуева ударить правой он резко отшатывается назад, чуть ли не ложась спиной на канаты. И в глазах его нет-нет да и мелькнет проблеск страха – сидя у ринга, это хорошо заметно. Только на последних секундах первого раунда Маклайн пытается огрызнуться, но как следует не попадает. А Валуев прямо перед гонгом успевает сильно ответить в голову.

В таком же ключе проходит и второй раунд. В первой же атаке Валуев едва не сбивает противника на помост – не хватает чуть-чуть не то удачи, не то злости. Маклайн то и дело добровольно ложится на канаты, а Николай, как охотник, кружит вокруг соперника, левой держа его на расстоянии и выбирая момент для выстрела правой. И бьет – точно, но пока недостаточно резко.

Маклайн же лишь пару раз за раунд имитирует ответные серии, но именно имитирует – его кулаки, не доставая до Николая, только беспомощно рассекают воздух. И в перерыве американец дышит в своем углу как загнанная лошадь.

ПО ПЛАНУ НИКОЛАЙ – "ХИЩНИК"!Третий раунд. Все по наработанным уже канонам: удар в голову Маклайна, еще удар, еще. А это еще что такое? Так мы вроде не договаривались: Николай пропускает два удара, пусть и несильных, подряд. И в это момент на его лице появляется совершенно неожиданная в такой ситуации улыбка.

Потом, на пресс-конференции, услышав вопрос одного из журналистов, Николай будет искренне удивлен.

– Неужели я действительно улыбался? – переспросит он. –

Я этого не помню. Но, если и так, поверьте, моя улыбка точно не предназначалась сопернику!

Но это будет потом. А пока Маклайн – неизвестно, видел он это улыбку или нет, – то ли что-то почуяв, то ли привычно испугавшись, пытается войти в клинч и попросту повиснуть на Валуеве.

Не удается. Валуев долгожданно зло, резко, мощно идет в атаку. Сразу вспоминаю слова тренера Валуева Манвела Габриэляна, по его просьбе не вошедшие в интервью перед боем.

– Наш план подготовки, наш план боя назвается "Хищник", – говорил тогда Манвел. –

Коля должен, как хищник, с самого начала боя атаковать соперника. Если у тебя мощный удар, то не наносить его в первом же раунде? Почему в десятом?! Можешь – так работай сразу, бей! Ух, как Коле характер, доброта мешают! Ему надо обязательно завестись – ух, сколько на это времени иногда требуется! Сколько я седых волос приобрел, сколько нервов потерял, прося, требуя: "Коля, проснись, Коля, разозлись!"…

НОГА, НОГА!"Пошла рубка!" – пишу в блокнот. Но дописать эту короткую фразу не успеваю: еще одна атака, несильный вроде бы боковой удар правой – и Маклайн неловко падает. Скорее не от удара, а неловко поскользнувшись.

В первые секунды кажется, что он сейчас поднимется и бой продолжится. Ведь ни о каком нокауте и даже нокдауне речи не идет. Но американец пытается встать – и падает на помост снова. Потом еще и еще.

– Нога, нога! – корчась от боли, объясняет он арбитру.

Появляются здоровенные ребята из его команды и помогают ему встать. Становится ясно: бой закончен. Чуть позже у помоста появляется и бригада "Красного Креста" с носилками.

Ведущий объясняет залу, что у Маклайна очень тяжелое повреждение, а я сразу вспоминаю бой этого боксера с Кличко, когда американец, правда, куда позже третьего раунда, испугавшись, изобразил невозможность продолжить бой. Но особо вспоминать некогда: следом за толпой журналистов бросаюсь к рингу. И с ходу спрашиваю Манвела Габриэляна:

– Значит, план "Хищник" сработал на сто процентов?– Почти на сто, – довольно улыбается Манвел.

– Не рановато ли Маклайн струсил?– Страх у него в глазах я видел чуть ли не с первых секунд боя, – отвечает Манвел. – А когда он упал, я тоже поначалу подумал о симуляции. Но потом я видел его колено – оно моментально и очень здорово опухло, там действительно что-то серьезное. Но, веришь, еще немножко, и Николай его все равно бы добил!

ДЕВЯНОСТО ДЕВЯТЬ К ОДНОМУВалуев отправляется на допинг-контроль. А я останавливаю Кристиана Маейра. Главный менеджер компании "Зауэрланд" охотно соглашается дать интервью "Советскому спорту".

– Ожидали ли вы такой быстрой победы Валуева?– Нет, конечно. Надеялся на нее, но думал, что все продлится гораздо дольше.

– Для боксера чем быстрее закончен бой, тем лучше. А для менеджера?– Ох, это сложный вопрос. С одной стороны, мы всегда рады за своего боксера. А с другой – хотелось бы и интересы публики соблюсти, а ей-то чем больше раундов, тем лучше!

– Не боитесь ли вы, что следующий бой снова будет коротким – Руслан Чагаев для боя с Валуевым все-таки маловат…– Есть такие опасения. Но что ж делать: Чагаев – официальный претендент.

– Значит, этот бой – дело уже решенное?– Так твердо пока сказать нельзя, но, думаю, процентов на восемьдесят – решенное.

– Какова вероятность победы Валуева в этом бою?– Те же восемьдесят процентов!

– Какие восемьдесят! – вмешивается в разговор проходящий мимо Винфрид Зауэрланд. – Я бы оценил шансы Николая, как девяносто девять к одному!

СЛУШАЙ, ЗАЧЕМ ПРИХОДИЛ?Зрители потихоньку разъезжаются по домам. Но Валуеву до отдыха еще далеко. Пройдя допинг-контроль – не самую сложную, но длительную процедуру – и переодевшись, он появляется в ВИП-ресторане, где его давно ждут.

Ох, и нелегко же приходится Николаю! Метров тридцать до большого стола, где мы ждем чемпиона вместе с его родственниками и друзьями, он добирается почти час: каждый хочет сфотографироваться с ним, получить автограф. Видно, что Николай устал, но никому не отказывает.

– Это часть моей работы, часть большого шоу под названием "бокс", – скажет он мне потом. – А значит, все как на ринге – держи удар и не показывай вида!

Но вот Валуев, наконец, добирается до нас. И даже успевает выпить всего пару бокалов белого сухого вина. Удар выдержал? Как бы не так! Теперь поклонники обступают стеной уже наш стол, и все продолжается: фотографии, автографы, фотографии.

– Слушай, зачем приходил! – под общий хохот возмущается Манвел Габриэлян. –

Так хорошо, так спокойно без тебя сидели!

Валуев тоже хохочет, но дело свое продолжает: до последнего желающего. А потом его вытягивают в круг танцующих, и Николай вместе с вездесущим и неугомонным Доном Кингом долго остается центром этого круга, весело и увлеченно (усталость не показывается никому) отплясывая что-то современное, изредка обогащаемое элементами боя с тенью.

– Сколько же раундов отплясали, Николай? – спрашиваю я, когда заканчивается и это испытание.

– Ох, много! – смеется Валуев. – Но знаете, это на пользу: нерастраченную энергию скинул, напряжение отпустило.

А вот болельщики так и не отпускают. И поздно ночью (или уже рано утром?) самые стойкие еще дежурят у служебного выхода. Ждут Валуева и в холле его шикарного "Свисс-отеля"… Ох, и нелегко быть чемпионом!

Наши блоги