Из журналистского архива КГБ. "Москве с Киевом не сравниться": российская легенда "Динамо" о переезде в Украину

181

Как только Юрий Калитвинцев появился в "Динамо", стало понятно, что этот великолепный полузащитник пришелся в команде ко двору. Трехкратный чемпион и обладатель Кубка Украины, лучший футболист страны 1995 года, провел 22 матча за сборную Украины.

Вот что в свое время сказал о нем Виктор Леоненко, с которым они пересекались еще в московском "Динамо": "Калитва – отличный мужик, без двойного дна. Что о тебе думает, то и скажет – не в лоб, как я иногда, а деликатно, чтобы не обидеть… Надежный – с ним бы я в разведку пошел… Не пустышка. Серьезный, основательный. Семьянин. А характер, как у Штирлица, – нордический. Ни перед кем не заискивает, дешевой дружбы не ищет".

У нас, журналистов, не должно быть кумиров. Но, признаюсь, всегда очень симпатизировал и продолжаю это делать Юрию Калитвинцеву, в прошлом прекрасному игроку и сейчас успешному тренеру. Напомню, в 2009 году именно он привел сборную U-19 к европейскому "золоту".

Это фрагмент из интервью, которое мой хороший друг, прекрасный журналист Григорий Каневский сделал с Калитвинцевым 22 года назад. Впрочем, фамилия не исчезла с футбольного небосклона – путь папы в футболе успешно продолжает его сын Владислав.

- Юра, в свое время Севидов пригласил тебя в "Ротор", поиграв там, и довольно успешно, ты был капитаном и лучшим бомбардиром, но в итоге перешел в московское "Динамо". Как тебя встретили в Первопрестольной?

- Великолепно! Все было без обмана, а главное, на лавке не сидел – три года в "основе" отыграл. Хотя классных игроков было навалом. Кого ни назови: Тедеев, Тетрадзе, Скляров, Лосев, Деркач, Кирьяков, Кобелев, Колыванов, Леоненко… Газзаев – сильный тренер и человек замечательный: не фанфарон, не диктатор.

На трое суток на базе нас не запирал, с детьми и женами разрешал приехать на базу на весь день. Даже на матчи Кубка УЕФА семьями ездили, в Португалию, например. Пришел Бесков – лафа кончилась, начались суровые будни: не база, а солдатская казарма. Жен и детей на пушечный выстрел туда не подпускал.

- В "Динамо" у тебя все ладилось, ты был назван лучшим футболистом России, но все же покинул Москву. С чем было связано данное решение?

- Все очень просто – не заладились отношения с Бесковым.

- Хочешь сказать, что отношение Бескова к игроку зависит не от профессиональных достоинств футболиста, а от каких-то его личных качеств?

- Именно! Если в немилость попал: физиономия твоя ему не понравилась, голос или прическа, а, может, манера держаться, особенно если в ней есть что-то независимое, – ты обречен. Теряешься в догадках, хочешь понять, как же себя вести… Тщетно. Ты хоть в обезьяну превратись, он просто не заметит.

Никакой вины за собой я не чувствовал, да и он конкретных обвинений не выдвигал. Тренировался на полную катушку – знал ведь, что свет клином на "Динамо" не сошелся, и нужно быть в форме, если хочу кому-то "продаться". И тут нас с Евгением Смертиным отправляют на смотрины в Израиль. К легионерам из стран СНГ там хорошо относятся – это было известно.

Отчего ж не поехать? В клубе "Маккаби" (Ришон-ле-Цион) пришлись мы ко двору, решили уже было контракты подписать, но передумали: не тот все-таки футбол в Израиле. Туда доигрывать надо ехать, а мы еще не в том возрасте, чтобы крест на себе ставить.

- И, конечно же, спрос на тебе вырос?

- Предложений лавина была. В ЦСКА, "Торпедо" звали, в другие города. Валерий Газзаев из Владикавказа звонил, ну а в Нижнем Новгороде просто-таки уцепились: "Оставайся, не пожалеешь"…

- И голова закружилась?

- Разве что от досады. Ведь ажиотаж этот быстро на убыль пошел, когда в клубах узнали, что загипсован я всерьез и надолго. Кто-то уже и похоронил меня как футболиста. "Покупатели" затаились – выжидали, встану ли на ноги, смогу ли вообще после такой травмы играть…

Сижу, думаю, как дальше жить, и вдруг – звонок из Киева: динамовский селекционер Александр Чубаров по поручению президента клуба предлагает встретиться и обсудить вопрос о моем переходе в киевское "Динамо". Александр Федорович меня еще по молодежной сборной СССР хорошо знал, он-то, как позже выяснилось, и рекомендовал меня Григорию Михайловичу Суркису.

- Твои ощущения в этот момент?

- Волна радости захлестнула! Где бы ты ни играл, а приглашение в киевское "Динамо" – для любого большая честь… Потом Суркис приехал в Москву, машину за мной прислал. Встретились с ним в гостиничном номере. Я все еще на костылях, но это его не испугало. Разговор шел солидный, словно с действующим игроком. Конкретно, по пунктам: что я – клубу, что клуб – мне. Это меня очень расположило к президенту. В тот же вечер дело и сладили.

Я и раньше слышал, что Киев – чудо-город, но не представлял, что такой красивый, уютный, опрятный. Москве с ним не сравниться. И люди тут помягче, подобрее. Руководству клуба доверять можно – все, что было обещано, я получил.

- Юрий, как же так: еще не успели тебя болельщики как следует разглядеть, а ты уже выводишь команду на поле с капитанской повязкой. За какие такие заслуги ребята доверили тебе капитанскую повязку?

- Вопрос на засыпку, но я отвечу. Заслуг пока нет, просто за эти несколько месяцев ребята убедились, что на меня можно положиться. Постараюсь их не подвести, если понадобится, встану на их сторону.

- То есть, в оппозицию к тренерам, руководству клуба? Свежо придание!..

- Не они меня капитаном избрали, а команда, причем тайным голосованием. Вот я и обязан защищать её интересы.

- Готов ли ты в случае надобности вступиться и за тренера?

- Вы же понимаете, что назначение и увольнение тренеров – компетенция исключительно руководства клуба, но если на сто процентов буду уверен, что он прав и его незаслуженно обижают, конечно, не останусь в стороне. Да и ребята тоже – они с ним сработались.

Присоединяйтесь к группе "СпортОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости