Ветеран АТО Ананьев – о плене: жрали бетон, чтобы не терпеть этого

  • Ананьев рассказал, что воины ВСУ готовят себя к самоубийству в случае угрозы попадания в плен

  • По его словам, те, кто возвращается от террористов, уже не могут служить и искалечены на всю жизнь

  • Он вспомнил о пытках, которые приходилось переживать другим военным в застенках оккупантов

Валерий Ананьев рассказал об ужасах плена террористов

Ветеран АТО, писатель и блогер Валерий Ананьев рассказал о самом большом страхе военных на войне – попасть в плен к террористам.

В интервью для "4 канала" он отметил, что его миновал этот опыт, впрочем он постоянно готовил себя к тому, что должен будет погибнуть в случае угрозы захвата оккупантами (чтобы посмотреть видео, доскролльте страницу до конца).

"Я никогда не был в плену. И это для нас был худший страх. Мы ничего не боялись больше, чем попасть в плен. У меня есть товарищ, он попал в плен еще в начале войны. Но он был местный, и ему как-то удалось договориться с этими чуваками. Его взяли именно "сепары", не россияне. Ему удалось их убедить, что он на их стороне, сейчас просто съездит домой, там какие-то дела уладит и к ним. И он убежал", – вспоминает защитник.

"Он рассказывал, что ребята, которые были рядом с ним в подвале, что они там уже очень долго сидели. Их ежедневно избивали, пытали. Ребята жрали бетон, лишь бы сдохнуть, лишь бы не терпеть этого дальше".

По словам Ананьева, много его знакомых пережили плен и после него уже морально были не способны служить. К тому же, многие возвращались с инвалидностью.

"У многих была граната с собой для себя. Этот момент очень важен, потому что здесь тоже накладывается этот комплекс маскулинности. Типа можно подумать, что когда будет подходить враг, не будет вариантов, я достану эту гранату, взорву себя вместе с ними. Но на самом деле, когда действительно страшно, этих всех стереотипов уже в голове нет. Я обрезал себе в этой гранате один усик, там кольцо держится на двух усиках металлических, чтобы было легче его отогнуть и вытащить, даже если будешь ранен", – рассказал о личных переживаниях по поводу вероятного попадания в плен ветеран.

"Я отдавал себе отчет в том, что, когда случится такая ситуация, у меня могут появиться мысли типа – а вот может меня не убьют? Вот есть же ребята возвращаются. Чтобы у меня точно таких мыслей не появилось, я понимал, что надо сделать что-то, чтобы у меня этого варианта не было. Чтобы я точно был уверен, что если я попаду в плен, я точно буду страдать. Тогда в этот период как раз мужчине, у которого был герб набит на руке, ему отрезали руку. Я подумал, что нужно, видимо, тоже себе что-то такое набить, чтобы я точно знал, что за эту татуировку мне будет больно", – добавил Ананьев и показал тату в виде портрета Тараса Шевченко на плече.

Как сообщал OBOZREVATEL, также Ананьев рассказал, с какими мучительными воспоминаниями приходится жить участникам ожесточенных боев на Донбассе в 2014 году. По его словам, после одной из битв от некоторых из защитников не осталось ничего, а вокруг стоял жуткий запах горелой плоти.

УкраинаРоссийско-украинский конфликтВойна на ДонбассеВалерий Ананьев