Хочу покататься на БТР. Но на войну пока не берут – украинец с тяжелой болезнью - новости Украины - фото | Обозреватель
Примите участие
в розыгрыше
Xiaomi Redmi 5 PlusУчаствовать
ГлавнаяБлоги

Хочу покататься на БТР. Но на войну пока не берут – украинец с тяжелой болезнью

8.8тЧитать новость на украинском

Что может делать человек, который, по мнению большинства людей, не способен даже на то, чтобы обслуживать сам себя? Да все! Прекрасный пример тому киевлянин Антон Дубишин, который, со своим редкостным генетическим заболеванием, искривившим его тело и приковавшим к коляске, умудряется совершать, казалось бы, невозможное.

О впечатляющем перечне своих занятий, о достигнутом и запланированном, а также о том, что мешает нам всем построить страну своей мечты, Антон Дубишин рассказал "Обозревателю" во второй части интервью. Первую часть читайте здесь.

- Давай поговорим о твоих многочисленных занятиях. Столько всего!.. И общественную организацию ты создал и возглавляешь, и помощь для участников АТО собираешь, и концерты в военном госпитале устраиваешь, и встречи со школьниками проводишь... Я так понимаю, не так давно ты реализовал свой давний замысел и поехал в тюрьму, чтобы пообщаться еще и с людьми, лишенными свободы?

- Было дело. Мы ездили в Лукьяновское СИЗО, общались с несовершеннолетними. И я тебе скажу – бедные были те посетители...

- Почему?

- Потому что когда меня привезли – в их глазах прямо читался вопрос: а этого-то за что взяли? Едва удержался от соблазна ответить, что взорвал "Сбербанк России" (смеется)

И в Прилуки ездили. Там тоже колония для несовершеннолетних.

Но, ты знаешь, мне понравилось. Я увидел, что дети там еще не испорчены. Они мало чем отличаются от своих сверстников. Конечно, были такие, которые демонстрировали показной пофигизм – об этом кричали их движения, позы, в которых они сидели. Но многие задавали вопросы, интересовались... А я очень люблю, когда происходит диалог, а не монолог.

И в начале каждой встречи я подчеркиваю: единственное правило – это отсутствие всяких правил!

- Какие самые необычные вопросы тебе приходилось слышать где бы то ни было?

- Наверное, все-таки тот вопрос, всю ли жизнь я провел в коляске. Потому что об этом никогда до того никто не спрашивал. К тому же, я сразу подумал: а как бы ответил на моем месте другой человек с особенностями? И ответил бы он вообще?

А ответили бы не все. Потому что не каждый может пересилить боль. И не каждый способен принять себя таким, как он есть. А это первое правило – принять себя. Второе правило –поверить в свои силы. И тогда общество тебя примет.

Но начинать надо с того, что ты принимаешь свое положение.

- Люди, которых объединила твоя организация, все придерживаются этих правил? Или только учатся это делать?

- Они стараются. Но есть и такие, которые сидят дома и ждут, чтобы им кто-то что-то принес, дал, сделал.

Я же говорю – все зависит от родителей. Что они вложат – то и получат позже. Потому что ребенок – это как накопительная карта: все, что ты вкладываешь в него до 18 лет, потом получишь обратно. С процентами.

- Часто сталкиваешься с людьми с особенностями, которые затаили обиду на весь мир за то, что они такие?

- Бывает и такое. Некоторые вообще считают: "мне все должны". Почему такая маленькая пенсия? Почему не дают пайки? Почему не дают путевки? Мне же все должны, потому что я – инвалид!

Есть такие, к сожалению. Так бывает, когда болезнь становится над тобой и начинает на тебя давить. Тогда и депрессивные настроения появляются, и обида на весь мир, и это убеждение "мне все должны, потому что я такой"...

Но если ты примешь себя таким, как есть, если поднимешься над болезнью – ты будешь не потребителем, а поставщиком.

Кстати, сейчас мы со студией "12 кадр" из Днепра собираем средства – хотим снять документальный фильм. Там будет и о моей жизни. Но больше это будет попытка показать две стороны медали: трудности, с которыми сталкиваются особенные люди – и то, чем мы можем быть полезны для общества.

Это будет фильм о том, что не надо сидеть дома и чего ждать - надо что-то делать. Это будет фильм для родителей - чтобы показать им, насколько важно вкладывать в своих детей все светлое и доброе, насколько важно выводить их в социум. Это будет также фильм для людей здоровых, которые отчаялись в собственных силах и сидят где-то в депрессии.

Сейчас мы собираем средства для воплощения этого замысла в жизнь. На данный момент собрано около 15 тысяч гривен.

- А нужно?

- А нужно 300 тысяч – на аппаратуру, переезды, съемки, монтаж и рекламу.

- Ты говоришь о социализации детей с особенностями. Как оцениваешь последние действия государства в направлении развития инклюзивного образования?

- Здесь главное даже не то, что будет делать государство, а то, чтобы родители здоровых учеников не были против того, чтобы вместе с их детьми учились особые детки.

У меня был случай с мальчиком, который перешел в 5 класс. Он сам ходит, но таскает ножку. И родители других детей заявили, что не хотят, чтобы этот ребенок учился в их классе.

Хорошо, директор школы оказалась адекватной. Она сказала, что те, кого-то не устраивает, могут переводить своих детей в другие школы, но этот ребенок будет учиться здесь. Так что очень многое зависит и от того, как поведет себя директор.

А вообще – это очень важно и нужно, чтобы здоровые и особые дети учились вместе. Ведь именно дети, повторюсь, могут изменить нашу страну.

- Правда ли, что ты решил получать высшее образование? Какую специальность хочешь получить и, собственно, что подтолкнуло тебя к этому решению?

- На самом деле, это следствие моего знакомства и общения с киевской мусульманской общиной. Есть у меня знакомый мусульманин – Тарик. И он имеет связи в университете "Украина". Однажды он предложил мне туда съездить.

А я давно слышал, что это учебное заведение приспособлено для людей с особыми потребностями. Мне даже в 2008-м, когда я закончил школу, советовали туда поступать. Но тогда я подумал: ну получу я диплом – и что? Спать с ним? И отказался от этой затеи – не видел в том смысла.

А сейчас подумал: почему нет? От меня требуется только подать документы и пройти собеседование с психологом. Я даже ВНО сдавать не буду. А государственный социальный фонд полностью оплатит мое обучение, потому что у меня 1 группа инвалидности.

Попробую! Если пойдет – "отсижу" свои 4 года, выучусь и получу диплом. Если нет – я же ничего не теряю. Тем более, что обучение будет заочное и дистанционное, так что я даже по времени не буду привязан.

- Ты по-прежнему помогаешь военным как волонтер?

- Да. Мой хороший друг Ричард из Канады так же отправляет мне посылки для детских домов, для военных – бинокли, теплогрейки...

Не так давно я передал ему в Канаду свои книги. И он проводил "Рождественскую коляду": брал книгу, прикладывал к ней письмо от меня – и отправлял разным людям. А они в ответ перечисляли 20 долларов на помощь военным. Все собранные таким образом деньги пойдут на это.

Всего там должно собраться что-то около 800 канадских долларов. А я недавно познакомился с бывшим разведчиком – и тот рассказал, что морпехам из 137 отдельного батальона и с 36 бригады морской пехоты нужны наушники и бинокли. Так я и написал Ричарду, чтобы он их купил. Сейчас жду.

- Скольким подразделениям ты помогал? И часто ли ребята приходят, просто чтобы сказать спасибо?

- Вот ребята из 25 батальона, 7 роты, передали мне флаг. Откуда они меня знают – понятия не имею. Может, где-то кто-то что-то от меня завез. "Правый сектор" постоянно приветы мне передает, флаг тоже завезли подписанный.

Я когда через волонтеров-то передаю – мне главное, чтобы фото было. А там – везите кому хотите. Вот и получается, что немножко туда попадает, немножко – туда...

Еще у меня есть возможность собирать продукты в "Сильпо" – мне разрешают там стоять.

- А разве военные до сих пор нуждаются в продуктах?

- Бывает, что нуждаются. Те же добровольцы, которые без контракта воюют.

И ВСУ если брать – то там же питание не такое уж и разнообразное. Надо разбавлять, чтобы желудки не болели. Чтобы не только пшенную кашу ребята ели, но и, скажем, вермишель время от времени. Тот же сахар, кофе заварной – это вообще никогда лишним не будет.

- По твоим наблюдениям, люди не забыли, что идет война? Или готовность помогать уменьшается? Как реагируют, когда видят тебя в том же "Сильпо" с плакатом о сборе помощи?

- По-разному реагируют. Одни видят плакат – и помогают, покупают продукты. Кто-то просто деньги дает. А кто-то – на автопилоте проходит, с телефоном, с наушниками. Третьи вообще начинают возмущаться: "Обращайтесь к государству". Ага, – говорю, – вам государство много помогает?

Но в целом даже Ричард из Канады говорит, что там люди уже немного устали от помощи украинской армии. Это не только у нас такая тенденция наблюдается.

- Скажи, ты можешь назвать себя счастливым человеком?

- Да. Вот ты пришла – уже счастье! (Улыбается).

- Что делает тебя счастливым?

- Наверное, то, что я полезен. Что могу что-то делать. Что не сижу дома. Вот пока новогодние праздники продолжались – пришлось немного посидеть. И я понял: не могу. Не могу я уже без активной жизни. День, два, три – еще куда ни шло. А вот больше – это уже перебор. Потому что жизнь – это движение. Когда ты можешь что-то делать – ты живешь.

Мне вон Ричард сладости прислал – так мы сделали 50 сладких пакетиков и поехали к детям, проходящим лечение в Национальном институте рака. Знаешь – на Ломоносова? Хотелось просто хоть немного поддержать и детей, и их родителей...

- Трудно было?

- Трудно. Вот ты спрашивала о жалости... Когда взрослые болеют раком – это одно. Но когда болеют дети, которым год, два, пять, дети, которые еще и жизни не видели – вот тогда жалко. Болит душа. Когда мальчик 7 лет принимает у тебя тот подарочек, а у него дрожит рука – это разрывает тебя пополам...

И ты уже не помнишь о том, как такие же дети в твоем детстве тебя унижали. Ты готов сделать для этих детей все. Потому что ты хочешь. Потому что это – дети. Они ни в чем не виноваты.

Это очень трудно. И очень больно. Но кто-то же должен это делать!

- Печальную тему затронули... Может расскажешь о своих планах?

- За зиму и весну хочу закончить писать книгу. Затем надо будет подбирать фотографии, все остальное... Думаю, до конца года книга уже увидит свет.

А в сентябре – начну учиться. Что будет дальше – поживем и увидим.

- Раньше ты мечтал покататься на БТРе...

- Да. Но на войну меня пока не берут.

- Возможно, еще о чем-то мечтается?

- Вообще у меня была мечта стать президентом. И вот я уже - эксперт общественного совета при нашей райгосадминистрации. Что же будет дальше?! (Смеется). Я через год уже получу право на выборах по своему округу баллотироваться!

- Все шутишь ... А если серьезно - допускаешь возможность пойти в политику? Хотя бы минимальную?

- Если бы у меня была за плечами команда молодежи - почему нет?

- Так собирай команду. Кто знает, а вдруг вы сможете реально изменить страну к лучшему?

- Я знаешь как думаю? У нас изменения так медленно идут от того, что у людей просто нет желания менять и меняться. Потому что если хочешь изменить страну или даже мир – начни с себя. Начни с желания это делать.

А если нет желания – то для чего тогда ты живешь?

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги