О Донбассе, конфликте с Порошенко и что Зеленский делает не так. Интервью с Гройсманом

О Донбассе, конфликте с Порошенко и что Зеленский делает не так. Интервью с Гройсманом

Экс-премьер-министр Украины Владимир Гройсман считает, что нынешнее правительство стало проблемой для Украины. В вопросе Донбасса у действующей власти есть намерение принести мир, но нет четкого представления о том, как этого достичь. Плана В в отношении Донбасса не существует – есть только один план возвращения оккупированных территорий. Гройсман не считает, что предал Порошенко, когда отдельно пошел на парламентские выборы. Он категорически против принятого закона о земле.

Об этом и многом другом он рассказал во время Facebook-эфира на OBOZREVATEL. Ниже приводим главные заявления Гройсмана прямой речью.

Демарш мэра Черкасс: не та форма

При всем уважении к самоуправлению я не могу воспринимать такие заявления мэра. Я считаю, что призывать к анархии – это, как минимум, некорректно, а как максимум, это бросает тень на местное самоуправление. В этой истории я поддерживаю здравый смысл и то, чтобы каждый занимался своим делом.

Я понимаю, что речь шла о том, что центральная власть действует или с запозданием, или принимает решения, которые являются абсурдными для исполнения. И поэтому это вызывает огромное сопротивление среди общества, среди людей. Этот всплеск как раз базировался на этом. Но в какой форме он был сделан... Я считаю, можно было найти другую форму.

Выйти и четко сказать: вот здесь это, вот здесь – так, мы хотим такой позиции. Если бы их не услышали, были бы другие инструменты для этого.

Это борьба двух систем, но я считаю, что центральная власть должна больше доверять и больше идти навстречу, больше мотивировать общины работать лучше. Кстати, во время пандемии свою эффективность местные общины доказали во многих случаях. Они стали на передовой, все карантинные, ограничительные меры они начали делать самостоятельно гораздо раньше, чем это сделала центральная власть.

Есть ли план В по Донбассу? Есть только один план

Я считаю, что должен быть план один – освободить наши территории от боевиков-россиян. У нас там есть регулярные российские войска, есть наемники, которых нанимают по всей России, загоняют туда, и они там воюют. Кто им платит? Платит Российская Федерация.

Консолидация мирового сообщества. Надо консолидировать всех для того, чтобы различными способами заставлять Россию отказаться от своих планов. Я считаю, что это принципиальный вопрос. Усиление санкций, усиление обороноспособности Украины, другие механизмы, которые могут быть введены путем коллективной безопасности.

Этот вопрос касается не только Украины. Этот вопрос ценностей. Он касается всего цивилизованного мира. Если определенные лидеры отдельных стран начинают закрывать на это глаза, то я считаю, что эти лидеры будут заменены другими. Другими настоящими лидерами, которые смогут бороться за ценности. Придут новые выборы, и такие люди будут проигрывать.

По Донбассу должен быть один план

Политика Зеленского по Донбассу: мы на своей территории забираем своих граждан

Сегодня для себя я не вижу понятной картины. Есть намерения принести мир, но пока эти намерения не имеют четкого представления. Идут какие-то разговоры, есть обмен людьми. Причем мы на своей территории забираем своих граждан. Это просто в голове не укладывается.

Но успеха в этом вопросе нет. Ключ для решения этой проблемы лежит в Москве. Пока президент России не примет для себя решение, я думаю, что не будет какого-то мирного сценария.

Я считаю, что нормандский формат можно было бы расширять не за счет украинских чиновников, а за счет присутствия, возможно, других международных партнеров. Надо больше привлекать Соединенные Штаты, наших стратегических партнеров, чтобы все имели очень твердую позицию по отстаиванию демократии, по отстаиванию закона.

Правительство стало проблемой Украины

Когда во время выступления в Верховной Раде президент Зеленский, цитируя Рональда Рейгана, сказал: "Правительство не решает наших проблем, правительство и есть нашей проблемой" – эта фраза была пророческой не назад, а в будущее. Когда правительство стало проблемой Украины.

Я считаю, что Украине нужна программа МВФ, потому что экономика сегодня находится... – и не только потому, что сегодня пандемия, а потому что буквально с каждым месяцем была абсолютно непрофессиональная работа правительства, они вовремя не принимали решения, которые было необходимо принимать.

В результате мы имели недовыполнение плана поступлений в бюджет, падение промышленного производства, падение ВВП. Этого не нужно было допускать.

Если даже некоторые сектора начинают стагнировать, потому что какие-то рынки, от которых мы зависим, провисли, то надо находить компенсаторы или другие экономические механизмы, чтобы поддерживать. И тогда любые колебания не будут такими ощутимыми.

Но этого просто не делалось. Когда меня спрашивают, что сделало правительство Гончарука не так, я говорю: не то, чтобы оно сделало что-то не так. Оно вообще ничего не сделало для того, чтобы стабилизировать ситуацию. К большому сожалению, потому что заложниками всей этой истории являются обычные люди.

Правительство Гончарука вообще ничего не сделало для того, чтобы стабилизировать ситуацию

Чем опасен закон о земле

Я категорически против той версии земельного закона, которая была написана и принята. До 2024 года есть время для того, чтобы этот закон изменить, и я буду это делать всеми доступными средствами.

Если этот закон внедрить в том варианте, в котором он есть, он приведет к тому, что вся земля останется в собственности 5-10 компаний. Они сконцентрируют у себя сотни тысяч и миллионы гектаров земли.

Они будут просто засеивать нашу землю, собирать зерно и затем его через элеваторы переваливать и отправлять на свои производства в своих странах. Это экономическая стратегия этих компаний.

Наша стратегия совсем другая. Я считаю, что в Украине должен быть фермерский класс. Для того чтобы были фермеры, им надо дать право покупать землю. И не просто право, а дать деньги.

Я в свое время говорил с нашим международным партнером, и мы договорились, что это будет следующая формула: до 500 гектаров в руки только физического лица украинца. Под это будет создан крупный международный украинский фонд, где наши партнеры сконцентрируют ресурсы. Для того чтобы украинский фермер взял на 25 лет средств в кредит и купил эту землю.

По нашей системе банкам нельзя было ею владеть. Они могли только брать ее в залог. Но если бы даже кредит не возвращался, они бы эту землю должны были продать только украинцу-фермеру.

Предал ли Гройсман Порошенко?

Никакого предательства быть не могло. О том, что я отдельно пойду на выборы с командой единомышленников, я сказал за несколько лет до избирательной кампании.

Я пришел в правительство в 2014 году по предложению Арсения Яценюка, премьер-министра страны. Именно он меня позвал в правительство, и Петр Алексеевич не имел к этому никакого отношения.

В 2014 году, когда была избирательная кампания, он мне предложил, чтобы я вошел в списки "Блока Петра Порошенко", и мы командой пришли менять страну. Конечно, я ответил "да", я был абсолютно готов работать на результат. Мне не было ничего ни обещано, ни сказано, что я буду спикером или премьер-министром.

Потом, когда начала формироваться Верховная Рада, он предложил мне стать председателем ВР. Для меня это была совершенно новая работа, работа чрезвычайно сложная, чрезвычайно ответственная. Но я согласился.

Почему он остановился именно на моей кандидатуре? Мне трудно ответить. Возможно, у него были другие кандидатуры. Далее мы работали, и произошло то, что произошло.

К сожалению, было противостояние против Арсения Яценюка, которое привело к тому, что он просто положил заявление и ушел.

"Народный фронт" – это был мой ответ на отношение ко мне и к политике правительства. Потому что почти всегда "Народный фронт" поддерживал инициативы правительства и почти всегда единогласно.

К большому сожалению, определенная часть фракции Петра Алексеевича, возможно, выполняла какие-то другие функции. Да, была большая часть "Блока Петра Порошенко", которая поддерживала, помогала, за что я ей очень благодарен. Но была часть, которая получила команду – за это мы не голосуем, – а ты с этим что хочешь, то и делай. А тебе надо финансировать зарплаты, пенсии и так далее. Затем мы находили какие-то компромиссы, но это все занимало время и энергию.

Все считали, что я принадлежал к ближайшему кругу Петра Алексеевича. Нет, я не принадлежал к ближайшему кругу. Мы работали вместе. Стали ли мы командой? Нет.

Он меня попросил, чтобы я был у него вип-агитатором на президентских выборах. Я сказал, что после того, что мы прошли, я не могу. Но я ему не мешал, когда он вел свою избирательную кампанию.

У меня нет никакой диеты – Гройсман

Почему Гройсман похудел

У меня нет никакой диеты. Я считаю, что они не совсем эффективны. Даже если человек заставит себя придерживаться диеты, он будет на ней сидеть месяц, два, три, сбросит 5-10 килограммов, а потом все вернется.

Я от некоторых продуктов просто отказался. Я не ем хлеб, картошку, хотя очень ее люблю. Надо себя ограничивать в сладком, хотя я очень люблю сладкое. И это все даст свой результат.

Но на первом этапе это всегда борьба. Или ты поборешь организм, или он тебя. Эту борьбу надо выдержать. Если ты выдерживаешь – все будет нормально.

И спорт. Питание очень важно, потому что, если ты будешь питаться, как слон, то ты можешь остаться в том спортзале, но вес не будет снижаться.

У меня велотренажер, турник, брусья, гантели. Пять дней в неделю – для меня это норма. Даже после работы поздно вечером я занимаюсь спортом. Если ты в спорте, работоспособность совсем другая.

УкраинаДиеты и фитнестранш МВФМировой финансовый кризисРоссийско-украинский конфликтПрямая трансляцияНовости Obozrevatel TVЭксклюзивЭфиры Oboz TVВерховная Рада УкраиныКабинет министров УкраиныВВПМВФЗемляВладимир ГройсманПетр ПорошенкоАрсений Яценюк