У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

4,4 т.
У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

О Новых Безрадичах Украина впервые узнала весной 2001, когда после отставки с поста премьер-министра Виктор Ющенко вместе со второй женой, американкой украинского происхождения Катериной Чумаченко, привез туда на свою дачу журналистов.

Общение под водку, вино и шашлыки, телесъемки и разговоры о настоящем и будущем страны. В те времена Виктор Андреевич уже стал мессией, главной надеждой и любимцем украинских национал-демократов и националистов. С тех пор в «памяти народной» помимо Хоружевки этот населенный пункт накрепко связан с его именем.

Старая дача Ющенко

Уже после оранжевой революции стало известно, что в селе проживают и люди из окружения Виктора Андреевича – тогдашний министр топлива и энергетики Иван Плачков, и знаменитый Леша-Мерседес, руководитель «Нафтогаза» и Конгресса украинских националистов Алексей Ивченко.

В Новых Безрадичах в те времена поселился также будущий премьер нынешнего оппозиционного правительства Сергей Соболев. В этих краях, как нам рассказали местные жители, где-то обитает и вице-премьер азаровского правительства, «сильный украинец» Сергей Тигипко.

Во время своей каденции Виктор Андреевич жил в государственной резиденции в Конча-Заспе, а тут на нескольких гектарах стал устраивать свое поместье. Просто язык не поворачивается назвать дачей все то, что увидели приехавшие в село журналисты «Обозревателя», но об этом чуть позже.

Ющенко, статуи Богоматери и электричество

В Новые Безрадичи к Ющенко можно попасть, если ехать по обуховской трассе (то ли старой, то ли новой, мы вечно путаемся). Сама трасса – это какой-то сплошной парадокс: из рук вон плохое дорожное покрытие – все эти трещины и колдобины непостижимо сосуществует с дорогими ресторанами, разбросанными практически вдоль всего пути следования. Уже минут через 20 после того, как вы съезжаете с Окружной, указатель показывает вам, что нужно свернуть налево и проехать еще 2 км, тогда вы попадете в президентское село. Как только сворачиваете с трассы, начинается то, что можно назвать нормальной дорогой. Кажется, что асфальт тут укладывали совсем недавно. В общем, хорошо быть президентским селом.

Первое, что бросается в глаза перед въездом в Безрадичи – это большой деревянный восьмиконечный православный крест, а рядом каменная конструкция из трех ниш с полукруглым верхом каждая. На конструкции - тоже крест. В средней нише стоит белая статуя, а по бокам в соседних нишах присели два белых ангела с крылышками и сложенными вместе ладонями. Они обращены к Богоматери. Эта лапидарная скульптурная группа заставляет нас думать, что в селе, видимо, есть католики или греко-католики. Понятное дело, что из новых, крутых поселенцев.

Но не этот факт нас удивляет, а то, что через дорогу напротив стоит точно такая же скульптурная группа, в точно такой же каменной конструкции. Зачем тут их сразу две, остается для нас загадкой до сих пор. Может, тут католики (или греко-католики) более набожные, чем православные. (Ирина Ванникова, пресс-секретарь Виктора Ющенко, заверила нас, что ее шеф ко всем этим предметам культа не имеет никакого отношения. Мол, все это дело рук местной общины).

Дальше километра полтора простирается то ли поле, то ли пустырь. По дороге встречаем мужчину пожилого возраста, который представляется нам Николаем. Интересуемся, где найти дачу Ющенко. Он объясняет - первый поворот направо, вот там и дача. Рассказывает, что благодаря Виктору Андреевичу тут провели освещение:

-Когда Ющенко приезжает, тут всегда свет горит. Если свет горит - значит, он в селе.

Видимо, мужчине Ющенко представляется таким Прометеем, зажигающим электрические лампочки. Николай пересказал нам примечательный разговор, свидетелем которому стал, когда ехал в маршрутке из Киева в село:

- Одна женщина недавно в маршрутке с возмущением рассказывала, что у Ющенко на даче задолженность за электроэнергию - 160 тысяч гривен. Она приехала на дачу, с кем-то там разговаривала. Сказала, что платить надо, конец ведь года. 160 тысяч – это не 160 гривен, ей отчеты сдавать...

Заплатил Виктор Андреевич или нет, мы так из его пересказа не узнали. На этом прощаемся, едем дальше.

Сразу после въезда в Безрадичи с правой стороны стоит недостроенная церковь, не очень больших размеров. Каменные стены почти выгнаны, куполов еще нет. Рядом - высокие металлические конструкции, которые и станут будущими куполами, и два недостроенных дома. Одному из них, по логике вещей, предназначено стать чем-то вроде дома священника. Вот ко всему этому Ющенко имеет самое прямое отношение. Церковь с пристройками возводится на его средства. Судя по тому, что Петр Андреевич, старший брат Виктора Андреевича, несколько лет назад перевел выстроенный им с президентом храм св. Андрея в Хоружевке из Московского Патриархата в Киевский, этот храм будет также принадлежать филаретовцам.

Церковь стоит на пересечении дороги, ведущей в село, с дорогой в поместье третьего президента. Однако по последней проехать нельзя – стоит знак, запрещающий въезд. Мы решаем во избежание лишнего внимания со стороны ющенковской охраны, обойти поместье с другой стороны, что означает, заехать на параллельную улицу – Подгорную - и там все исследовать.

Последний из могикан

На улице Подгорной, там, где произошло впоследствии наше общение с сотрудниками охраны апартаментов Виктора Андреевича, нами был обнаружен еще один домик, принадлежащий бывшему президенту (именно там в 2001 году он общался с журналистами). Окна домика, летом увитые плющом, в холодную пору года выглядят, как пустые глазницы сумасшедшего, занавешенные спутанными высохшими волосами. Домик производит впечатление несколько заброшенное, и сколько не кричим мы у забора, никто так и не выходит. Только три глечика, висевшие на дереве, безошибочно указывали любому человеку, знакомому с этнографическими вкусами третьего президента, что тут когда-то обитал Ющенко.

А вот на стук в хатынку, расположенную напротив дачи Виктора Андреевича, откликнулись! Если утверждение ющенковской охраны о том, что «крестьян здесь нет» (об этом ниже) имеет под собой какие-нибудь основания, значит, мы побеседовали с последним из могикан.

Василий, сосед Ющенко

Василий – мужчина очень колоритный. На вид ему можно дать и восемьдесят, и шестьдесят. На чрезвычайно замусоленном пиджачке - пуговицы разного цвета, причем одна – красная; штаны, которые можно не вешать, а ставить в уголок, красные, в цвет пуговицы; половина зубов железные, другой половины и вовсе нет. При этом взгляд прямой, глаза умные, на вопросы отвечает четко, спокойно и рассудительно.

- С соседом знакомы?

- Да.

- Давно его видели?

- Я ж на улице не сижу, не караулю.

- В гости к вам заходит?

- Сейчас нет. Раньше очень часто бывал. И общались часто. В основном, на улице – как встретимся, разговариваем. Или на лугу. Я коров пасу, он ходит, своею живностью любуется…

- У него есть живность?

- Да, и коровы, и овцы… Много чего есть, - Василий задумывается на мгновение, - все есть! И утки у него, и рыба. Иногда сам поедет, подсакой наловит ряски. Он молодец по поводу хозяйства. Как приедет, так переоденется, и сам лопатой, топором, пилой – до вечера.

Подробнее о хозяйственнике-Ющенко – в материале «Ющенко – ангел смерти?»

- О политике беседовали?

- Нет, все больше просто по-соседски. Про политику не говорили. Иногда только беседовали о марках кирпичей. О том, какие кирпичи лучше.

- Для села что-нибудь полезное Виктор Андреевич делал?

- Поасфальтировал, попроводил это самое… Кругом.

Василий не уточняет, что попроводил Ющенко, но, по всей видимости, имеется в виду электричество, проведенное к фонарям, стоящим над дорогой.

- Здесь на въезде церковь строится. Это не ваш сосед строит?

- Не в курсе дела.

- У вас тут вообще какой патриархат – московский или киевский?

На лице Василия отражается глубокая задумчивость. Вероятно, он не является примерным прихожанином. Наконец, собеседник изрекает:

- Православный!

- Вы в гостях у соседа бывали?

- Обязательно. И не раз.

- А пили что – водочку или самогоночку?

- А что наливал, то и пили. Не керосин – точно. И я его самогонкой угощал. Но он много не пьет.

- С Катериной вы знакомы?

- По сегодняшний день не знаком с нею. Катерина ведь у него вторая. С первой, со Светланой, знаком был близко. Она очень хороший человек, симпатичная, добрая. От нее сын и дочка у Виктора Андреевича. С Андреем мой сын дружил, Сережа. Сейчас не дружат, потому что не встречаются. Андрей в Киеве, мой – в Обухове, возит директора кинотеатра «Украина». К Катерине охрана меня не подпускала. Говорят – «нельзя сюда!»

На вопрос – отчего Виктор Андреевич развелся с первой женой, Василий отвечать не стал. Сказал, как отрезал: «В чужой семье не знаю – что там у них и как».

- Ющенко, когда был банкиром, возил меня в Кагарлыцкий район, в село Яблунивка, на могилу моего отца. Отец на войне погиб, и Виктор Андреевич сам за рулем машины меня туда возил. Спешил тогда по делам, но все равно сел с людьми, пообедал, и только после того, как со всеми пообщался, поехали назад.

Из дверей показывается супруга Василия – румяная старушка с хитрым лицом. Она здоровается с нами, сама же усмехается мужу:

- Говори, дед, говори, они все лучше тебя знают.

Василий на замечание жены реагирует спокойно:

- Пусть знают. Мне скрывать нечего.

- Сколько у Виктора Андреевича домов здесь?

- Все, что справа от меня – все его. Сколько домов? Я и счета им не ведаю…

- Давно вы знакомы с бывшим президентом?

- Как он начал строиться, так и познакомились. Он тогда банкиром был. Потом стал главным банкиром, потом Премьером.

- Последний раз когда общались с Виктором Андреевичем?

- Давненько. Я корову продавал, встретил его, спросил – не надо ли ему. Он ответил, чтобы я цену сложил, и подходил. Но после этого не бывал на лугу, и я к нему не заходил.

- Вы за кого на последних президентских выборах голосовали?

- За него и голосовал.

- А во втором туре?

- За Януковича!

- Что ж так, почему не за Юлию Владимировну?

- Юля все время была при власти, и что это нам дало? Юля и газ, и все… Она все это накрутила. И карманила постоянно. Грибы привозила, сама в аэропорт ездила, в газетах писали и по телевизору показывали… (По всей видимости, Василий имеет в виду лекарства против гриппа). Короче, она аферистка то, что надо.

Мы тепло прощаемся с Василием и на память фотографируем последнего из могикан.

Безрадичевское пленение

Сразу за домом Василия начиналось поместье Ющенко. Со стороны улицы Подгорной его двухметровый каменный забор протянулся всего метров на сто. Само поместье лежит внизу. (Дело в том, что улица находится на склоне небольшой горы.). За ним несколько двухэтажных построек из красного кирпича с крышами из зеленого битума.

Пять или шесть деревянных колес от телеги, висящих на одной из них, так же, как и глечики, безошибочно указывают на личность хозяина недвижимости. Все эти строения не производят какого-то сильного эстетического впечатления и не настраивают на мысль, что тут проживет бывший президент. Ничего крикливого, все как-то буднично, безвкусно и глазу не на чем остановиться. Единственное, что привлекает наше внимание, так это толщина каменной стены, которую можно разглядеть на стыке ющенковского участка с соседним. Она доходит до полметра. Зачем так много? Оброну от кого держать?

Производим съемку, гуляем вдоль забора, изучаем строения. Мимо нас проходит высокий охранник, вышедший из ворот ющенковской усадьбы. Он одет в синюю камуфляжную форму, на голове вязанная черная шапочка, в руках рация. Смотрит на нас, понятное дело, с подозрением. Когда он уходит, мы снова начинаем снимать. В это время из ворот выбегает другой охранник и уже не идет, а бежит к нам.

-Что вы тут снимаете? Немедленно покажите, что вы сняли. Кто вам разрешал?

Мы представляемся журналистами «Обозревателя», сообщаем, что снимаем дачу Ющенко и ничего не собираемся ему показывать. Мол, покажем народу. Он требует, чтобы мы прекратили съемку и шли вместе с ним. К нему на подмогу выходит первый охранник. Мы подчиняемся. В это время второй, сильно волнуясь, по рации ведет с кем-то переговоры, сообщая о нас. Наши попытки его снять на фотоаппарат заканчиваются провалом. Охранник уклоняется от объектива и закрывает лицо. Выяснения его имени и места службы также ничем не увенчались.

Из переговоров охранника по рации мы поняли, что сюда уже выехало его начальство. И, действительно, сначала приехала одна машина, из которой вышли два человека в штатском. Они молча посмотрели на нас, но говорить не стали. Сразу за первой машиной приехала вторая. Из нее также вышли двое. Один из них, блондин, начинает с нами разговор.

-Ну, и что мы тут делаем?

- Мы – журналисты интернет-издания «Обозреватель». Приехали сюда, чтобы собрать материал для написания статьи об обитателях села. Вот и о Викторе Андреевиче хотим написать. Ходим по селу, общаемся с крестьянами, хотим у них узнать, что президент сделал для села, и как они к нему относятся.

Услышав это, напарник блондина с некоторой иронией и удивлением в голосе бросает:

-А где вы тут видели крестьян?

Теперь настала наша очередь удивляться.

Мы просим прибывших представиться. Наша просьба молча игнорируется. Собравшиеся начинают между собой совещаться, потом то исчезают в воротах, то снова появляются. Ведем мы себя крайне скоромно, не оскорбляем служивых, и не лезем в бутылку. Просто смеемся. На самом деле, весело наблюдать за этой «спецоперацией». Однако стояние под охраной несколько утомляет, нас и не думают отпускать. Предварительно предупредив охрану, и дав ей шанс одуматься, мы начинаем связываться с коллегами.

Звоним по мобильному в «Обозреватель» и другие издания – «Телекритику», «Украинскую правду». Услышав, как мы рассказываем нашим коллегам о задержании и о том, что охранники не представляются, блондин подошел нам, показал свое удостоверение сотрудника частной охранной фирмы, представившись Антоном Сергеевичем (у него была какая-то грузинская фамилия).

Он сообщил нам, что вызвал милицию, чтобы проверить наши документы, выяснить личности, составить протокол и прочая, прочая. В ожидании милиционеров мы мерзли на улице и постоянно интересовались у Антона Сергеевича: "Ну, скоро милиция приедет? А то, может быть, мы поедем дальше? Мы тут в Безрадичах будем находиться, нам еще дома Плачкова, Соболева, Ивченко искать нужно, чтобы поснимать. Если что, найдете нас в селе".

На это Антон Сергеевич нам отвечал, что милиция вот-вот приедет, уже немного осталось, мол, подождите, ребята, еще чуть-чуть. В итоге в течение почти 45 минут, пока мы тут находились, милиция так и не прибыла. И это к третьему президенту!

Во время разговора охранник-блондин разъяснял Шарию, почему нас задержали. Мол, вы проводили фотосъемку охраняемого объекта. Никто не знает, кто вы, и что у вас на уме. А вдруг вы террористы какие.

-Да какие мы террористы. Хотите, я при вас позвоню Ирине Ванниковой, пресс-секретарю Ющенко, и она вам подтвердит, что мы журналисты?

- Не надо, – машет рукой Антон Сергеевич, и скрывается за воротами ющенковской усадьбы.

Там Антон Сергеевич сам набирает телефон Ванниковой и между ними происходит примерно такой диалог (это Ванникова чуть позже рассказала):

- Тут мы задержали двух человек, которые фотографировали дачу Виктора Андреевича. Они говорят, что журналисты и вас знают.

-А откуда они и как их фамилии?

- Из "Обозревателя". Один – Шарий...

- А второй?

- Чаленко...

- Вы что, с ума сошли?!! Зачем вы их задержали?!! Немедленно извинитесь, предложите им чай и отпустите.

Ванникова была в ужасе. Лишний скандал ей был не нужен. В итоге – нас отпустили.

Смесь Рублевки с Гарлемом

Еще во время того, как мы стояли с охраной возле ющенковского забора, мимо нас то и дело проходили жители села, с которыми мы вступали в разговоры, пытаясь узнать, где тут у них живут ВИПы. Крестьяне произвели на нас хорошее впечатление. Смело, без всякой боязни вступают в разговор, ничего не скрывают, не оглядываются по сторонам во время разговора, никакого пиетета или там низкопоклонства перед своими богатыми соседями и Ющенко не испытывают, но в то же время никаких импульсов классовой ненависти от них также не исходит. Простые безрадичевцы вполне уравновешенные, улыбчивые люди.

Одна из женщин, представившаяся Анной, рассказала нам, как найти дом Плачкова и Соболева. Мало того, оказалось, что она в свое время работала на даче у Сергея Соболева.

-Ну что, хорошие они люди?

-Хорошие.

- А что вы у Соболева делали, за огородом, наверное, ухаживали?

Анна смеется:

-Да нету у них никакого огорода. У них там красота… елки.

-А дом двухэтажный?

-Почти два этажа.

-С мезонином, что ли?

Анна не понимает, что такое мезонин, но кивает головой.

-А бассейн есть?

-Да, в доме.

Чуть позже, когда мы освободились, Анна показала нам дом Плачкова. Он также находится на улице Подгорной. Участок где-то соток 40. Несколько каменных домов под оранжевой черепичной крышей. Стены бежевые. Внутри участок разделен еще на два. Между ними натянута железная сетка. Перед домами лужайка. Строения смотрятся ярко и красивее, чем у Ющенко. Забор у Плачкова, как и у Виктора Андреевича, из красного кирпича. За участком начинает небольшая гора, покрытая деревьями.

Спрашиваем у Анны, как ей и другим простым людям в Новых Безрадичах живется:

-Плохо! Что тут хорошего? Аптеки у нас нет, школы нет, магазина нет.

-А как же вы продукты питания покупаете?

-А раз в три-четыре дня сюда человек приезжает, привозит хлеб и продукты из города.

Вот так и живем, - грустно говорит Анна.

Как мы поняли, простые люди живут своей общиной, а богатые – своей. И вторые первых потихоньку выселяют, скупая участки. Действительно, Новые Безрадичи производят впечатление этакой помеси Рублевки с Гарлемом. Впрочем, такое впечатление производят все села на постсоветском пространстве, где обосновались люди с деньгами – роскошь соседствует с бедностью, рядом с красивыми домами может стоять мрачный, облупившийся дом под крышей из серого шифера с грязным двором и удобствами на улице; хорошая асфальтированная дорога может закончиться и перейти в грунтовую, причем раздолбанную по самое не хочу.

Если б не заморозки, то наша машина бы попросту увязла на некоторых улицах Новых Безрадичей. Понятное дело, что там жили не такие товарищи, как Ющенко, Плачков, Ивченко и Соболев, а вот такие, как Анна.

У Соболева с Ивченко

То место, где живут Соболев с Ивченко (их участки соседствуют) – это такой анклав роскошных домов, выстроенных вдоль вытянувшегося на километр озера (в ширину оно метров десять). Мы разглядываем строения с выходом к воде:

-Они, наверное, тут по вечерам перед ужином на лодках катаются. Аппетит нагуливают.

-Ага, перед аперитивом.

Смеемся.

Дом Соболева двухэтажный. Стены бежевые, стеклопакеты белые, металлочерепичная крыша - красная. Дом окружен высоким деревянным забором. На заборе установлены камеры наблюдения. Чего-то необычного нет. Напротив дома теннисный корт, который при необходимости превращается в баскетбольную и футбольную площадку – кольца и ворота есть.

Когда мы подъехали к дому, то увидели, что калитка настежь открыта, а из нее выбежал погулять красивый шарпей.

Начинаем снимать. На втором этаже открывается дверь и появляется коротко подстриженная женщина. Брюнетка. И вообще вся в черном. На руках она держит ребенка. За ней стоит какая-то девушка. Женщина интересуется, кто мы. Представляемся. Спрашиваем:

-Вы, наверное, жена Сергея Соболева?

Женщина кивает. Она в отличие от охраны Ющенко настроена дружелюбно и спокойно. Охотно идет на контакт.

-А как вас зовут?

-Нина.

-А это у вас на руках внук?

-Нет, это мой ребенок.

Нам становится несколько неловко от нашего вопроса:

-А сколько же у вас детей?

-Пятеро. Самому старшему 27 лет, а младшим – у нас двойняшки – только год исполнился.

-И что, все от Соболева?

Нина кивает головой:

- С нами еще дочь с ребенком живет. Ему четыре месяца всего.

-А давно тут живете?

- Да уже 7 лет.

-А какова площадь дома?

-280 кв.м

- А бассейн есть?

Думаем, ответит Нина правду или нет. Нина спокойно отвечает:

-Да, есть в доме, но он небольшой.

- А вот этот корт чей?

- Это мы вместе с соседями построили.

- А какая у вас машина?

- У меня - Nissan X-Trail, а у дочки - Honda Accord

Жена Соболева произвела на нас самое благоприятное впечатление своей открытостью, правда, в дом не пригласила, сославшись на то, что дети болеют.

Что касается Ивченко, то дом у него двухэтажный. Бежевые стены и зеленая крыша. На участке растут туи. Забор из красного кирпича, ворота железные, на участке охрана. Когда мы проезжали мимо, то в ворота на белой крутой машине въезжала какая-то молодая женщина.

И снова у Ющенко

Мы снова вернулись к строящейся церкви, поставили машину и пошли к воротам усадьбы Ющенко. От церкви до ворот усадьбы где-то метров 500-700. С правой стороны расположен пустырь с одной постройкой – деревянным туалетом, вдоль дороги установлены фонарные столбы. Слева - огороженное пастбище, по которому ездила машина, чем-то напоминающие те, на которых передвигаются игроки по полю для гольфа. Ближе к усадьбе мы увидели отару овец. Их было примерно 20-30 штук.

На довольно большом участке Ющенко много двухэтажных построек. Причем это скорее всего не жилые дома, а какие-то комплексы, предназначенные для чего-то другого. Из-за зеленых крыш и красного кирпича они сливались с местностью и не выделялись. Вообще, мы заметили, что Ющенко склонен к чему-то тусклому и не броскому. Яркие цвета в его палитре отсутствуют.

Церковь, которую строит Ющенко

Видимо, стройка еще продолжается, так как некоторые комплексы стояли без стеклопакетов. Разглядели на участке мы и церковь, выполненную в московском стиле - с куполом-луковицей и восьмиконечным крестом. Также на участке стоит высокая железная конструкция с крутящимся винтом. Видимо, так у Виктора Андреевича добывают электричество.

Как только мы подошли к воротам, нас снова встретила охрана в камуфляже, но больше уже не делала попыток нас задержать. Мы поздоровались с охранниками, как со старыми друзьями.

После этого развернулись, и пошли обратно к машине. Поискав еще какое-то время дом Тигипко, но не найдя его, уехали в Киев.

Безрадичи нам понравились. Мы вернемся туда еще не раз и не два. Нам есть кого навестить на этом островке благополучия и безмятежности….

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах

У Ющенко и Соболева в Новых Безрадичах