20 лет шизофрении

20 лет шизофрении

( воспоминания неудачливого пророка)

« Незадача прессы состоит не в том, что она отстает от демократии, а в том, что больна сама демократия, и зеркало прессы лишь отражает этот процесс, все больше запутываясь в нем».

Это провокационное высказывание принадлежит профессору Майклу Шадсону из университета Сан-Диего. И оно дает повод для разговора о демократии и прессе в Америке.

Да, пресса должна способствовать образованию более демократического общества.

Видео дня

Да, пресса должна помогать активному политическому просвещению избирателей.

Да, более информированные граждане построят более прочную демократию. Всё это можно услышать в разных вариациях на американских факультетах журналистики, на собраниях представителей прессы, на банкетах по случаю вручения премий за достижения рыцарей пера, микрофона и камеры. Но концепция демократии, подразумеваемая при этом, уже давно пересмотрена большинством американских обществоведов. Добросовестные журналисты призывают своих коллег под знамена, от которых остались пестрые звездно-полосатые клочья.

Будем реалистами. Такими, как выдающийся аналитик СМИ Уолтер Липманн, сказавший: «Оставим мысль о том, что управляет народ. Вместо этого поддержим теорию, согласно которой, посредством временной мобилизации, народ выступает за или против личностей, реально осуществляющих власть. Мы должны признать, что простые граждане не оказывают постоянного влияние на ход событий. Они вмешиваются в них лишь эпизодически».

Липманн не питал малейших иллюзий по поводу возможности просвещения избирателей во имя их более полного участия в жизни общества. Лучшее, что может сделать журналист, - послужить дорогоуказателем на пути мало информированных сограждан.

Липманну вторят многие современные политологи. По их мнению, партии сегодня уже не работают как механизм связи между избираемыми и избирателями. Мощные частные компании, продвигающие своих кандидатов, соперничают с реальными партиями.

Да и сама пресса далеко не безучастна к судьбе того или иного претендента. Корпорации – это тоже правительство.

Правительство, которое никто не выбирал. Предприниматели в рыночной системе американского образца осуществляют функции, которые в других вариантах этой системы являются прерогативой правительства. Правительство, признавая «общественную нагрузку», которую несет большой бизнес, иногда защищает его от непредсказуемых политических процессов. В свое время и Джонсон, и Никсон не сделали достоянием гласности доклады своих антимонопольных комитетов. Всё это не обязательно значит, что крупные предприниматели плохо распоряжаются доступной им властью.

Просто нужно сознавать, что большинство решений в таких демократиях, как, скажем, шведская, находятся в зоне общественной видимости, тогда, как в США они отданы на откуп крупным частным предпринимателям и лежат вне поля зрения простых смертных. Что же делать честному журналисту в этих условиях? Мне по душе призыв моих американских коллег: «Станем сознательными шизофрениками!»

Да, нужно отстаивать классическое понимание демократии, хотя в глазах многих это безумие – её ведь и в помине нет! Нужно изобретательно работать в условиях реально сложившейся политической схемы. Нужно не недооценивать своих читателей и зрителей, а переоценивать их, даже если их ничтожно мало. Настоящая газета или телестудия – это Фермопилы. Настоящие журналисты – спартанцы, отстаивающие Родину, которой у них нет, но которая будет – Демократию!

Эту пафосную статью я написал 20 лет назад после работы в университете штата Мэн, вернувшись в СССР. Ещё не было такой независимой, как сегодня, Украины… Такой независимой, как сегодня, прессы… Такого «общественно нагруженного», как сегодня, крупного капитала… Еще не было такой недостижимо далекой, как вчера, сегодня и завтра, Демократии... Еще не было так много, как сегодня, бессознательных шизофреников не в прессе, а во власти…

Еще не был снят американский фильм-комикс «300 спартанцев»…

Сама жизнь еще не казалась таким до боли не неинтересным, как сегодня, комиксом.

Ещё ксерокс не был могущественнее Ксеркса. Ещё один Леонид не сменил другого Леонида, а Виктор I не уступил Виктору II.

Ещё… ещё нужно было ждать 20 лет, чтобы вновь опубликовать эту статью. Короче, это было время, когда я придумал харьковские телевизионные Фермопилы. «Персы» задавили нас через 9 месяцев. Но их придумал уже не я.