Украина – не Россия: перспективы кризиса

Украина – не Россия: перспективы кризиса

Набирающий обороты экономический кризис в той или иной мере затронул все без исключения страны мира. Конечно, любители рейтингов не преминут сообщить, что «гривня по показателю девальвации заняла втрое место с конца после исландской кроны» – но, по сути, много других валют переживают не лучшие времена. Тот же российский рубль – «похудевший» за три месяца по отношении к доллару в полтора раза. Многие экономисты и политологи в связи с этим пророчат и Киеву и Москве сходные сценарии развития, обычно крайне пессимистические. Частным случаем которых является геополитическое «убаюкивание» значительного количества отечественных аналитиков и политологов. Дескать, что бы не случилось в Украине - России будет не до своей юго-западной соседки, ей со своими проблемами справиться бы, тотального распада избежать. По сути, на той же основе строятся и «алармисткие» сценарии: «Смертельно раненный русский медведь может напоследок броситься на нас – но дни его все равно сочтены, да и Запад не позволит серьезную российскую агрессию».

Между тем, ситуация в двух постсоветских республиках все-аки отличается. И не только размером «кислородной подушки» стабилизационных фондов, якобы позволяющей лишь отсрочить по времени неизбежный конец. Необходимо учитывать и весь комплекс политических, общественных, экономических и прочих факторов – сравнительному анализу некоторых из них и будет посвящена предлагаемая статья.

Главное оружие Кремля

Видео дня

Начнем с анекдота. Сидят на трибуне Красной площади во время военного парада Александр Македонский, Чингизхан и Наполеон. «Ах, если бы у меня были российские танки – я бы завоевал всю Ойкумену», - говорит великий грек. «А если бы мне русскую авиацию – я бы дошел «к последнему морю», - вторит коллеге монгол. «Эх, ребята, было бы у меня российское телевидение – мир до сих пор не узнал бы о моем поражении под Ватерлоо», - грустно вздыхает Бонапарт.

И еще одна, куда более древняя и солидная притча. Спустившись на землю, Господь повстречал на дороге Чуму. «Куда идешь ты, проклятая», - грозно спросил Бог. «В город Дамаск, чтобы уморить там 5 тысяч человек», - ответила собеседница. Вседержитель взял с нее клятву, что она уморит ни одним человеком больше – и отпустил восвояси. Однако спустя несколько дней ангелы сообщили Ему, что в результате вспыхнувшей в Дамаске эпидемии погибло целых 50 тысяч! Чума немедленно была вызвана для «серьезного разговора» на небеса. «Что же ты натворила, нарушила свое обещание?!», - еще более грозно вопросил Бог. «Я не виновна, Господи», - ответила Чума, - «свое обещание я выполнила, забрав жизни 5 тысяч – а остальные умерли от страха».

Что-то похожее происходит и в информационной политике двух соседних государств. Пару месяцев назад один из наших сайтов провел интернет-опрос: «Для чего вы смотрите российское телевидение?» Самым распространенным (42%) был выбран вариант: «От просмотра телевидения украинского хочется взять веревку и повеситься - а после российских программ появляется желание жить дальше». Самое интересное, что почти точно так же охарактеризовал ситуацию с отечественным ТВ экс-спикер Арсений Яценюк. Действительно, включишь любую информационно-аналитическую программу или ток-шоу – и слышишь бесконечные вариации на тему: «Когда лопнут банки (похоронив наши сбережения); когда доллар прыгнет до 30 гривен; когда безработица превысит 6 миллионов человек (которым нечем будет платить пособие). И, наконец, главный вопрос – кто, когда и во имя чего будет устраивать в Украине революцию с неизбежной последующей разрухой.

Конечно, удивительного в этом ничего нет. Ведущие электронные СМИ властью целиком не контролируются. Да и что такое «власть» в условиях противостояния по линии «Президент-премьер» понять ныне очень сложно. Так что и обиженный на оранжевых Виктор Пинчук и проющенковский Валерий Хорошковский с равным усердием будут давать своим - что ICTV с СТБ, что «Интеру» - «отмашку на пессимизм». Ахметовской «ТРК Украина» и подавно нечего церемониться с враждебным режимом. Ну а остальные просто равняются на лидеров – ради поддержки рейтингов давая в эфир исключительно «чернуху».

Совсем другое дело – телеканалы российские. Лейтмотивом их передач является освещение того, как «мудрый президент и премьер защищают интересы простых россиян». Пусть даже речь идет о «мелочевке», зато она подается регулярно. А вот леденящие душу репортажи об очередном катастрофическом падении индексов местных фондовых бирж из сводок ОРТ-РТР практически исчезли. Так что, как и во времена СССР, у зрителей подсознательно формируется картина, что «кризис там, у них» – будь то Запад или Украина. Эдакий коктейль из самоуспокоения и удовлетворенности от того, что «у соседа корова издохла». Так удивительно ли, что российское общество в массе своей достаточно безболезненно перенесло девальвацию своей валюты (= полуторному снижению жизненного уровня) – без заметных акций протеста?

Нет, конечно, свобода слова – вещь святая. Собственно, во многих печатных и интернет-СМИ она допускается даже в России. Но вот одним важнейших элементов выхода США из «Великой депрессии» был Голливуд с его «фабрикой грез». Продукция которой ободряла, внушала веру, или хотя бы просто отвлекала от удручающей действительности. В Украине такой «фабрики грез» нет в принципе – отечественные киностудии влачат жалкое существование. А смотреть киноимпорт дело, конечно, хорошее – но подсознательно он так и воспринимается, дескать, это ж «у них», а не «у нас»…

Когда в товарищах согласья нет

Впрочем, ситуация в российских и украинских СМИ – всего лишь отражение положения в политической элите обоих государств. Ни один из наших ведущих политиков не имеет и 30-процентной популярности в обществе – да к тому же все они непрестанно грызутся между собой. Заставляя вспомнить максиму британского философа Джона Гоббса: «Общество – это война всех против всех». В ней даже не надо ничего изменять – потому как государственные мужи всячески заражают своей взаимной враждой и своих сторонников в разных регионах Украины.

Совсем иное дело – северный сосед. Даже наличная система политических партий дает власти громадный резерв для «изменений без изменений». Подобно ЛДП в Японии, за счет динамики влияния разных фракций вот уже 60 лет находящейся у руля страны, Россия имеет практически ту же парламентскую структуру. Формально, «партия власти» – чисто путинско-медведевская «Единая Россия». Но это, грубо говоря, только «путинцы-центристы». А есть еще «левые путинцы» – «Справедливая Россия», и «путинцы-радикалы» во главе с верным прокремлевским политшутом Владимиром Жириновским. Декоративно-оппозиционная Компартия не имеет «блокирующей акции» даже при необходимости получить конституционное большинство. Посему, если вдруг пенсионерам захочется лучше защитить свои права, а «любителям омыть сапоги в Индийском океане» выразить свой протест против «мягкой» политики власти – общему количеству проправительственных «штыков» в Думе ничего не угрожает. Да и ближайшие выборы там состоятся аж через 4 года – недаром в спешном порядке через Конституцию продлили полномочия и парламента, и президента ровно на год. А за это время «умрет либо осел, либо эмир, либо Ходжа Насреддин».

О разнице отношений между президентом и премьером в России и Украине, думается, говорить излишне. Разве что можно улыбнуться при появлении наивных публикаций в западной прессе о «нарастающем противостоянии между Путиным и Медведевым». Вкупе со щедрыми обещаниями последнему признания «мирового сообщества» в обмен на «либерализацию режима». На самом деле, российский политбомонд давно переболел «синдромом Горбачева», сменявшего реальную власть над одной шестой частью суши – на Нобелевскую премию, звание «Почетного гражданина Берлина» и право рекламировать туалетную бумагу со своим портретом. А ничего большего Запад потенциальным российским «реформаторам» дать просто не может. Да и то, при первом случае их ожидает попытка смещения в пользу более лояльных политиков – как это произошло в Грузии и Украине.

Лавры Ельцина, о которого США при каждом серьезном кризисе запросто вытирали ноги, думается, тоже привлекают мало. Куда приятнее в составе «питерского Политбюро» безраздельно владеть довольно-таки высокодоходной корпорацией по имени Россия – получая от этого и материальное, и моральное удовлетворение от осознание себя «великими государями великой державы». Тем более, что квази-двоевластие «император – кесарь-соправитель» вполне в византийских традициях, особенно заметных в политике Кремля. В любом случае, сие безопаснее, чем «стрельба друг в друга на подводной лодке» – любимый вид киевского политического спорта.

Где больше «империи»

Еще одним моментом, от которого ожидаются большие проблемы для Москвы, называют ее «имперскую политику». Дескать, подобно великим империям прошлого, она – не более, чем «колосс на глиняных ногах», которому грозит распад при малейшем «толчке».

На самом деле, политика Кремля в отношении своих автономий гораздо взвешеннее киевской и базируется на лучших без кавычек наработках времен СССР. Начнем с того, что в Украине одна единственная автономия – Крым, да и ее существование вызывает настоящий «зубовный скрежет» среди профессиональных патриотов киевско-галицкого разлива, с непременным желанием ее поскорее ликвидировать. Предоставить же реальное самоуправление, выборность местной исполнительной власти на уровне областей кажутся Киеву невозможными; а требование об этом - призывами к сепаратизму. «Украина – унитарное государство», - вот лозунг тех, кто не устает ругать Москву за «имперскую политику». Причем, унитарность обеспечивается и на уровне экономическом, сверхцентрализации бюджета - и на уровне гуманитарном, например, языка местных учреждений.

Между тем, в «имперской» России – аж 21 автономных только республик, не считая образований помельче! И ни одной из них не руководит присланный из «центра» «Иванов» – но выходцы из местных элит. А ведь, к примеру, в аппарате госадминистрации даже вроде бы вполне благонадежной по линии патриотизма Киевской области после 2005 года явно неадекватно высокое количество «галичан». Да и первым ее губернатором от Ющенко был уроженец Ивано-Франковской области Евгений Жовтяк.

Кроме того, в каждой российской автономии в большей или меньшей мере соблюдается принцип «двуязычия». А в Татарстане в середине 90-х даже официально отменили «выходной» в православное Рождество – зато сделав «красными днями» главные мусульманские праздники. Кроме возможностей нацменьшинствам чувствовать себя «как дома», сходным образом обстоит дело и с местными элитами. Им позволяют распоряжаться значительной частью собираемых налогов, распределять трансферты из Москвы, решать множество других важных вопросов. Да, с начала нынешнего века избираемость местных глав – что в областях, что в республиках – весьма относительна, и подлежит утверждению Москвы. Но последняя слишком умна для того, чтобы «рубить с плеча» лояльных к ней национальных политиков – за что они и платят ей поддержкой.

Конечно, исключать рост сепаратистских настроений в российских автономиях полностью нельзя. Но и пророчить России «десяток новых Чечней» тоже не слишком обосновано. Чеченцы – вообще, народ особый, они воевали со стотысячной царской армией полвека. А вот и Казань, и Уфа, и Калмыкия в сколь-нибудь заметном и длительном партизанском движении после захвата российскими войсками не засветились. Тем более, что «единого фронта» российских автономий пока не наблюдается – слишком уж у них разные интересы, да и общих границ нет. Чего не скажешь о компактном Юго-Востоке Украины, чья идеология все вернее шлифуется «от противного», с каждым имперским наездом ультра-патриотических политиков, вроде министров Вакарчука и Вовкуна. Да, и пылающие развалины Грозного – лучшее предупреждение против возможного радикализма в российских условиях. Тем более, что в случае гипотетического конфликта не обязательно собственные танки «в мясорубку» бросать – можно и «нейтронной бомбой» обойтись.

Если серьезно – положению страны, полностью окруженной территорией другого государства (а именно это получится в случае обретения независимости большей части автономий) – не позавидуешь. Москве достаточно будет установить гигантские пошлины за транзит и визы – и не надо будет и армию посылать, в условиях фактической блокады экономики новых государств рухнут за считанные месяцы. Яркий пример тому – очень свободолюбивый, вечно блокированный и крайне нищий палестинский «сектор Газа». Худшим наказанием для которого являются даже не израильские «акции возмездия» с артобстрелами и напалмом, а временные, но очень частые запреты местным жителям подрабатывать у богатых соседей дворниками и судомойками.

Революция по классикам

Теперь посмотрим на положение в Украине и России через призму известного определения «революционной ситуации» - «низы не хотят, а верхи не могут». Однако для того, чтобы революция разгорелась, необходимо еще наличие революционной партии, могущей организовать народ на сопротивление и повести его к победе.

Пожалуй, по этому пункту разница между данными странами наиболее существенна. Для начала, потому, что состоянию российского бюджета еще далеко до катастрофического – отчего тамошние «низы» пока еще не очень-то и ворчат. Да, Стабфонд прогрессивно уменьшается но ведь речь не идет о каком-то «транжиривании» или даже «раздаче» его денег. Когда говорят, что «банкиры и олигархи просят денег» – это не означает, что их им просто дарят за красивые глаза. Российское государство, как Египет времен Иосифа (сына библейского патриарха Иакова, ставшего первым министром при фараоне), за «семь тучных лет» накопило столько денег – что теперь «за семь тощих лет» может запросто скупить всю изрядно подешевевшую частную экономику.

Тем более, что последняя действительно была фактически «распределена» между близкими к Ельцину олигархами. И теперь деньги Стабфонда даются все более «бывшим» «хозяевам» жизни в кредит – под довольно-таки кабальные условия. Главным пунктом которых может быть очень быстрая национализация. После чего возможен даже возврат к «плановой экономике», до сих пор довольно неплохо работающей у Лукашенко, особенно в период кризиса. Конечно, на словах Путин с Медведевым – убежденные «рыночники». Ну так что – назовут такой строй «народным капитализмом», чтоб скомпрометированные компартийные брэнды не воровать. А социализм ли, «народный капитализм» ли – все равно по сути это один и тот же «госкапитализм».

Последнее решает сразу несколько проблем. Занятости, сохранения пусть минимального уровня жизни населения – а также удовлетворения ненависти последнего к толстосумам. Тем более, что для «низов» с кризисом почти ничего не изменилось – на их оклады в сотню-две долларов и раньше «пожировать» не получалось. На таком фоне и падение уровня жизни не очень чувствуется. А вот Ходорковского в России защищают лишь профессиональные правозащитники и оппозиционные власти журналисты, а простой народ уже достали бесящиеся с жиру в каком-нибудь Куршавеле нувориши.

Кстати, именно поэтому надежды «правой оппозиции» вроде Немцова с Каспаровым на завоевание власти силой «низов» - не более обоснованны, чем, скажем, таковые у Ющенко с помощью голосов Донбасса. Скорее гонку за Кремль могли бы выиграть какие-нибудь левые радикалы. Но часть их лозунгов, как указывалось выше, может быть успешно перехвачена властью – когда станет совсем «жарко». Нет, конечно, это не означает того, что «питерские» в противовес олигархам только и занимаются, что «революционным аскетизмом». Но об их доходах и стиле жизни телевидение не сообщает – а о Куршавеле, покупке Абрамовичем «Челси» и т.д. – очень даже.

Кто станет «козлом отпущения»

Так что «прихлопнуть» при желании не входящих в «питерскую» номенклатуру богачей Кремль может очень даже легко. То же самое касается и «среднего класса». Конечно, до поры до времени, его будут поддерживать – пока хватит денег. Но когда, грубо говоря, перед властью станет выбор… Платить за ипотечную квартиру московского безработного экс-менеджера – или за те же деньги выплачивать оклады и пособия десятку врачей, учителей или безработных рабочих. Разрешить десяткам тысяч дальневосточных автобарыг и дальше торговать японским автохламом – либо дать возможность и дальше работать миллиону людей, занятых в российском автопроме. Пусть даже он и производит еще худший «хлам», именуемый не иначе, как «тазы» - но дает работу и доходы в госбюджет. Исход, думается, понятен.

И что – сей менеджер (или автоторговец) сотоварищи пойдут на баррикады? Полноте, для успеха революции хорошая организация нужна, партия. А ликвидировать последнюю в зародыше – плевое дело для сохранивших лучшие КГБ-шные традиции российских спецслужб. Ну, правда, – состоялся бы Майдан, если бы кроме протеста масс сотни «неправительственных организаций» не готовили управление, палатки, горячее питание для миллионного митинга протеста? А то, что этим НПО разрешили довести дело до финала – это уже итог то ли паралича власти, то ли просто саботажа украинских спецслужб своему тогдашнему руководству. Доходящего вплоть до ужина оппозиционного кандидата в президенты с первым зампредом СБУ.

Ничего подобного в нынешней России не наблюдается в принципе. Стихийные же митинги в Москве уже не раз разгонялись с неадекватной жестокостью – причем, узнавали об это россияне преимущественно из западных «голосов». Какое там «верхи не могут»?! Да они для сохранения власти могут все – вплоть до стрельбы из танковых орудий по собственному парламенту. Это только у ГКЧП руки дрожали – их наследники учли ошибки предшественников. О дальневосточных протестах вообще говорить как-то несерьезно. Бунты на окраинах еще никогда не приводили к смене центральной власти. Ну что они, право, – от России отделятся? Чтобы Китай их сразу же проглотил? Да и кому нужны японские иномарки, если их нельзя будет гнать в европейскую часть страны – на месте их не успели купить разве что бомжи.

А вот положение в Украине наблюдается с точностью до наоборот. Отсутствие денег уже стало аксиомой. Власть, может, и хочет проявить жесткость – но вряд ли на это решится. Силовые структуры подчиняются разным ее «ветвям», сами эти ветви намертво повязаны с теми или иными олигархами, да и «средний класс» просто так не тронешь. А то, глядишь, его призовет под свои знамена тот или иной «претендент на булаву». Лидеры, не имея убедительной поддержки в обществе, ищут ее за рубежом, в зависимости от вкусов и величины обещанного. Что выплывет из такой «каши» – одному Богу известно. Во всяком случае, требует более детального разговора. Но однозначно можно сказать одно – положение в нашей стране куда серьезнее, чем у соседей. И надеяться на то, что собственные просчеты Киева компенсируются «катастрофическими внутрироссийскими проблемами», как минимум, не очень обоснованно…

Украина – не Россия: перспективы кризиса