Горизонт Аннаполиса

Горизонт Аннаполиса

фото ЕРА

Наконец-то дошла очередь и до Ближнего Востока. 27 ноября состоится очередная — какая уж по счету — мирная ближневосточная конференция в США, в тихом Аннаполисе. Кондолиза Райс чуть ли не силой привозит туда лидеров Израиля и Палестины, чтобы те, как нашкодившие дети, сцепились мизинчиками и продекламировали: «Мирись, мирись, мирись и больше не дерись...».

фото ЕРА

А еще в Аннаполис приглашены лидеры сорока стран, включая одну  из «оси зла» — Сирию.

Видео дня

Иранского президента Ахмадинеджада, впрочем, не пригласили. Хватит с него и генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке. А то он еще и аннаполисское шоу «украдет» у Буша.

Политики и политологи гадают — в чем смысл этого дорогостоящего мероприятия, и чем оно закончится? Никаких прорывов, вроде бы, не намечается, хотя, кто его знает? Вдруг в рукаве у американских организаторов спрятан козырной туз, который Буш ловким движением извлечет на белый свет и провозгласит: «Отныне будет мир на Ближнем Востоке, и два государства для двух народов заживут бок о бок в любви и согласии».

Но верится мало. Израильские и палестинские чиновники долго трудились над выработкой совместной декларации, в прессу «утекали» самые невероятные варианты, пока за неделю до открытия конференции не выяснилось, что стороны отошли на первоначальные, «заранее намеченные позиции». А позиции эти у обеих сторон напоминают принципы монтера Мечникова из романа «Двенадцать стульев»: «утром — деньги, вечером — стулья или вечером — деньги, а на другой день утром — стулья».

фото ЕРА

То есть каждая страна обуславливает выполнение предъявляемых к ней «Дорожной картой» требований выполнением таковых другой стороной. О том, что обе стороны могут выполнять свои обязательства параллельно, им как-то и в голову не приходит.

Так кому и зачем нужна эта конференция? Такое впечатление, что больше всего она нужна Джорджу Бушу и Кондолизе Райс. Собственно, примирение на Ближнем Востоке было любимой игрушкой почти всех американских президентов последних четырех десятилетий, за исключением разве Рейгана, который сосредоточился на борьбе с «империей зла». Евреев и арабов мирил Никсон через Киссинджера. Джимми Картер немало в этом преуспел, посредничая в подписании мирного договора между Израилем и Египтом в 1979 году, и породив тем самым двух Нобелевских лауреатов премии мира — Бегина и Садата. Билл Клинтон на той же лужайке у Белого Дома фотографировался при подписании так называемых соглашений в Осло между Израилем и палестинцами — так появились еще три нобелевских лауреата — Рабин, Перес и Арафат. Теперь очередь за Бушем. Правда, вряд ли стоит Ольмерту и Махмуду Аббасу примерять фраки нобелевских бенефициантов.

Все стороны заняты в преддверии Аннаполиса одним: как бы так сделать, чтобы ничего не делать? В конце концов, общая фотография сорока лидеров весьма недружественных между собой держав — это уже повод для встречи. Прямо, как в рекламе пива: «Надо чаще встречаться».

Я был в марте 1996 года в качестве журналиста на саммите в Шарм-эш-Шайхе, посвященном борьбе с терроризмом. Его еще называли «Саммитом миротворцев». Все там были — и Клинтон, и Ельцин, и Мубарак, и Ширак, и Арафат, и Перес, и... и... и... Все улыбались, фотографировались, говорили правильные слова. Даже итоговый документ приняли, который отразил «разумный баланс между мерами, необходимыми для спасения мирного процесса на Ближнем Востоке и поиском путей совместной борьбы с терроризмом». Успех саммита был полным.

Только Усама бен-Ладен об этом не знал, и спустя пять с небольшим лет было 11 сентября...

Кстати, соглашения в Осло, чуть ли не приравненные к мирному договору, предусматривали создание к 1999 году Палестинского государства. Как в анекдоте: «В 1980 года вместо коммунизма будет Олимпиада». Вместо палестинского государства в 1999 году — четыре года интифады, унесшей тысячи жизни.

Но мир не опускает руки. Теперь — Аннаполис.

Положению Ольмерта не позавидуешь. С одной стороны американцы давят на него — оставь оккупированные территории, поделись Иерусалимом. С другой — стоит ему на это пойти, как его политическая карьера тут же рухнет, так как правые партии выйдут из коалиции и будут назначены новые выборы, на которых Ольмерту уж точно ничего не светит.

Эхуд Ольмерт/фото ЕРА

Что же касается Махмуда Аббаса, то он вообще непонятно кого представляет. Палестинская автономия нынче разделилась, как амеба пополам. В Газе власть принадлежит исламистам из ХАМАСа, на Западном берегу Иордана Махмуд Аббас еще удерживает номинальную власть, но и здесь ХАМАС весьма влиятелен.

Так что оба лидера прибудут на конференцию со связанными руками и развязанными языками.

Махмуд Аббас и Эхуд Ольмерт/фото ЕРАПоначалу предполагалось, что конференция выльется в некую торжественную церемонию. Сначала Буш произнесет «историческую» речь. Затем Эхуд Ольмерт с Махмудом Аббасом огласят заранее согласованную декларацию. В ней будет очерчен горизонт, к которому надо стремиться. После чего будет дан старт долгим мирным переговорам по деталям совместного заплыва к обозначенному горизонту.

Что происходит с горизонтом по мере приближения к нему, участники заплыва, конечно, прекрасно представляют, но стараются об этом не думать.

Но оказалось, что даже горизонт определить стороны не могут.

Многие в Израиле, включая некоторых членов правительства, требуют, чтобы еще до Аннаполиса палестинцы признали Израиль в качестве еврейского демократического государства. В качестве «государства вообще» палестинцы уже признали Израиль, но без этих прилагательных, по которым и в самом Израиле нет единства мнений. Другие противники Аннаполиса требуют, чтобы сначала Махмуд Аббас обуздал террор и добился прекращения обстрела территории Израиля ракетными снарядами из Газы. Но, как говорят французы, даже самая красивая девушка не может дать больше, чем она имеет. Аббас и рад бы прекратить обстрелы, но... «не властен-с». Поскольку, как сказано выше, его власть на Газу не распространяется.

И вот мудрецы то ли из Иерусалима, то ли из Вашингтона, а может, и из «столицы» автономии Рамаллы придумали совершенно замечательную формулу, как невинность соблюсти и капитал приобрести.

Эхуд Ольмерт/фото ЕРАБудет это примерно так. Премьер Израиля Эхуд Ольмерт сообщит о «болезненных уступках» (уступки другими не бывают, это уже сросшееся выражение, как «оголтелые фашисты» или «пламенные революционеры»). Мол, Израиль готов отдать большую часть контролируемых им с 1967 года территорий под создание палестинского государства и разделить Иерусалим, который станет столицей сразу двух государств. Но! Ох, уж это «но»! Но этот процесс будет заморожен до тех пор, пока в секторе Газа властвуют хамасовские фундаменталисты.

И вот это уж будет точно плаванием к удаляющемуся горизонту. Невольно вспоминается притча о Ходже Насреддине, который пообещал эмиру за двадцать лет обучить осла чтению. За двадцать лет кто-либо из трех — осел, эмир или сам Насреддин — умрет, и «отвечать за базар» не придется.

Вспомним соглашения Осло — уже нет ни Арафата, ни Рабина и палестинского государства тоже нет. Похоже, нечто аналогичное ждет и декларации — даже самые громкие в Аннаполисе.

Но зато — какая будет телевизионная картинка! Сколько журналистов слетятся в Аннаполис! А речь Буша обещает стать шедевром его красноречия..

Так что же, все так безнадежно? И тогда зачем вся конференция?

По этому поводу я могу вспомнить принцип одной знакомой девушки из времен моей молодости. Она говорила: «Лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть». Сейчас, спустя 40 лет, я уже твердо знаю, что она была права.

И я не верю авторам страшилок, утверждающим, что если конференция в Аннаполисе потерпит провал (а еще вопрос, что будет считаться провалом), то на Ближнем Востоке начнется война. Не верю. Если конференция закончится провалом, то это будет означать, что ничего не случилось. Не больше и не меньше. И все останется по-старому до следующей конференции.

Зато если вдруг она завершится успехом... Хотя опять же, что считать успехом?