Иосиф Винский: СПУ стала подконтрольна Партии регионов

Иосиф Винский: СПУ стала подконтрольна Партии регионов

Наиболее правдивые слова о том, что стоит за тем или иным решением людей власть предержащих, следует искать у людей, которые в силу тех или иных причин, оказались вне поля деребана властных полномочий. Иосиф Винский - единственный на момент создания антикризисной коалиции член соцпартии, который не согласился бежать в одной упряжке с Партией Регионов и коммунистами. Свое исключение из рядов СПУ Иосиф Винский воспринимает как логичное следствие разложения партии и считает что до тех пор, пока во главе партии будет оставаться Александр Мороз, перспектив у нее нет. В интервью ЧАС.UA новоиспеченный оппозиционер рассказал, чем было вызвано его решение уйти от своего давнего соратника Александра Мороза, а также о том, кто такой Мороз на самом деле.

- Многие политики говорят, что переход Александра Мороза в антикризисную коалицию был вынужденным шагом, поскольку он якобы шел на всевозможные уступки,и просил лишь одного – чтобы кандидатом на кресло спикера ВРУ был кто угодно, кроме Петра Порошенко, но даже в этом малом ему было отказано. Соответствует ли это действительности, и если можно, расскажите о не вполне логичном для социалистов зигзаге со вступлением в антикризисную коалицию.

Видео дня

- Это вымысел, ведь переговоры о возможных форматах коалиции с Партией регионов велись еще до дня голосования. За две недели до него, 26 марта я получил информацию, что Николай Рудьковський ведет переговоры с Партией регионов о создании коалиции после выборов. Тогда позиция партии была четкой, все были против, и никаких компромиссов с регионалами Социалистическая партия иметь не хотела. Однако уже после выборов, когда снова пошли разговоры о возможной коалиции Социалистической партии с Партией регионов, я имел подтверждение несколько раз, что встречи регионалов с Рудьковским продолжаются. Более того, я видел Александра Мороза за столом переговоров Андрея Клюева и Николая Рудьковского и тогда жестко предупредил о возможных последствиях и сразу же потребовал созвать политсовет партии, на котором поднял вопрос о ведущихся переговорах. Однако Александр Мороз никаких санкций не предпринял, и переговоры продолжились дальше, несмотря на то, что политсовет партии принял решение в пользу демократической коалиции, все депутаты фракции подписались под этой коалицией, даже было решение политисполкома о некоторых кадровых решениях в составе коалиции. Когда же господин Рудьковский ушел с поста мэра г. Чернигова, я понял, что переговоры с регионалами близятся к завершению. А после того, как Александру Морозу предложили поездку в Москву для консультаций в администрации президента, стало абсолютно ясно, что сделка состоялась. Окончательно меня убедила и санкционированная Морозом за моей спиной попытка Партии регионов договориться со мной, в ходе которой мне было гарантировано кресло вице-премьера.

Но каких то конкретных доказательств не было. Господин Мороз до последней минуты не говорил об этом ни во фракции, ни на заседаниях политсовета партии. Правда, велись разговоры о выходе из переговорного процесса с «Нашей Украиной», переходе Социалистической партии в оппозицию, но никакого решения о коалиции с Регионами не было. Кстати, его нет и сегодня, поскольку решение политсовета было за создание широкой коалиции, а не коалиции антикризисной. Когда же встал вопрос о голосовании фракции по кандидатуре Председателя Верховного Совета, и время было исчерпано, Александр Мороз просто на фракции заявил, что он не может поддержать кандидатуру Порошенко, а еще несколько дней до этого мне удалось остановить сбор подписей в поддержку А. Мороза, которым занимался Рудьковский.

Разговоры о деструктивной роли господина Порошенко в процессах демократической коалиции, мягко говоря, неправдивы. У меня была система гарантий и договоренностей с Петром Порошенко. Более того, по моему настоянию было проведена встреча Александра Мороза с господином Порошенко, где все эти вопросы обсудили и были даны четкие гарантии обеими сторонами. Поэтому могу сказать точно: сетования Мороза по поводу Петра Порошенко были лишь поводом для осуществления уже имеющихся договоренностей. Суть же вопроса не в Порошенко, а в том, что назначение господина Мороза Председателем Верховной Рады было формой покупки его как лидера партии и покупки Социалистической партии в целом. Все остальное – игра. Обо всем было договорено раньше, всё это было запланировано, все вопросы были согласованы, гарантии были получены. И поэтому ничего случайного в том, что произошло, нет. Сегодня социалисты четко понимают, в какое положение их загнал лидер, в каком положении оказалась партия, понимают, что ситуация неправильная, но поскольку для лидера пути назад уже нет, все с этим смирились. В итоге ведь наша партия стала практически подконтрольна Партии регионов. Это факт, и факт неоспоримый; он состоялся,и сегодня все оправдания – не более чем обман. К сожалению, сегодня ни одному слову господина Мороза верить нельзя.

- Насколько жизнеспособна антикризисная коалиция, как смогут в ней сосуществовать партии со столь разными идеологическими основами?

- Коалиция регионов, коммунистов и социалистов – это такой, знаете, взрывоопасный конгломерат, поскольку левым с олигархами договариваться очень сложно, и я думаю, что когда пойдет реальная работа, шишек они себе набьют немало. Правда, в случае с социалистами у регионалов есть существенный козырь: назначение Александра Мороза на пост спикера ВРУ – гарантия того, что Партия регионов будет держать социалистов постоянно на коротком поводке. Ведь переступить через себя, пойти в отставку в знак протеста против действий регионалов господин Мороз просто будет не в силах, он и без того сломлен: последнее решение ему тоже не просто далось. Оно идет вразрез с его политической биографией, его жизненной позицией в течение 15 лет. Фактически он отказался от самого себя.

Не будет особых проблем у Януковича и в правительстве, потому что в Кабинете Министров более 50% представителей Партии регионов.А поскольку свои решения правительство принимает простым большинством (50% процентов), то все решения Кабмина будут приниматься так, как решит Партия регионов. Все остальные министры просто обязаны выполнять эти решения. Если министры не станут выполнять, то будут их замы выполнять, начальники управлений и так далее.

Я отдаю себе отчет: для общества то, что произошло, - это катастрофа. С приходом регионалов к власти мы уходим от демократических ценностей, европейского вектора развития. Сегодня есть определённые симптомы возврата к тотальному давлению на СМИ. К примеру, я знаю, что на национальной радиокомпании уже есть команда ограничить мое присутствие в эфирах.

Что же касается Социалистической партии, то могу сказать: этот союз сломал идеологию партии, политику партии, нарушил волю избирателей, которые поддерживали нас долгие годы. То есть, партия фактически теряет свою электоральную и идеологическую базу, а соответственно, и дальнейшие перспективы. Мне просто жаль, потому что я и сейчас могу сказать: основной состав Социалистической партии – это порядочные, честные люди. Другое дело, что они верят Морозу и не могут переступить через устав. Но я думаю, что пройдёт какое-то время, и эта ситуация будет разрешена.

Вопросы, связанные с перераспределением бюджета, социальным обеспечением населения, энергетикой будут в ближайшее время камнями преткновения в работе антикризисной коалиции. То, что провозглашено сегодня в программе социально-политического развития и в бюджете, это кардинально правый либерализм, который как для социалистов, так и для коммунистов в принципе неприемлем. Ведь речь идет о том, что регионалы хотят урезать социальные расходы, остановить увеличение пенсий, отсрочить введение минимальной зарплаты 450 грн на первое декабря 2007 года. Все это с Януковичем мы уже проходили, и если Социалистическая партия это заглотнет, тогда вовсе непонятно, что это за партия. К тому же все прекрасно понимают: речь идет о том, чтобы забрать около 45 млрд грн ( почти 10% ВВП) и положить их в карманы тех людей, кто владеет крупным бизнесом.

- Что Вы можете сказать по поводу Вашего исключения из Социалистической партии и каковы Ваши дальнейшие планы? Ваше отношение к императивному мандату.

- Формально я нарушил устав партии, однако устав партии нарушили и мои 19 коллег, в том числе и господин Мороз, отказавшись голосовать по кандидатуре от «Нашей Украины», и их не исключили, а меня исключили. И это уже является ни чем иным, как политической расправой. Просто господину Морозу очень не нравится, что я говорю правду в лицо, притом публично.Я высказал свою позицию и считаю, что был прав, основная масса членов партии внутренне меня поддерживает.

Я принял мое исключение как логичное следствие разложения СПУ. Считаю, что до тех пор, пока во главе партии будет оставаться Александр Мороз, перспектив у нее нет. Поэтому я предложил Морозу вместе отойти от руководства партии – выдвинуть новых людей, которые ничем себя не запятнали, и пусть они готовятся к следующим выборам, пусть двигают партию дальше. Так нет, он будет держаться за власть до последнего. Честолюбие и жажда власти выведут его на такие позиции, что за него будет стыдно даже его внукам.

Сейчас я ушел в оппозиционную группу и буду заниматься вопросами, касающимися восстановления демократических ценностей в парламенте. Организационная форма моей партийности мною еще не определена. Я думаю, что

для этого нужно какое-то время, хотя я и провел переговорыс партиями, которые демонстрируют левоцентристские подходы. Я чувствую, что объективно мы с ними можем найти общие подходы для взаимных действий. Для меня, в первую очередь важно, что я социалист, а вопрос моей партпринадлежности хотя и насущен, но все же вторичен.

Теперь касательно императивного мандата. Лично я сторонник этой идеи, однако, я хочу, чтобы этот императивный мандат был более глубоким. Чтобы он мог обеспечивать и предохранять от коллективного предательства, что, в принципе, произошло с Соцпартией. Другими словами, если вся фракция предала своих избирателей, то партия должна иметь возможность собрать съезд и эту фракцию убрать, а лидера поменять. Этот пункт должен быть обязательно, потому что последние события показывают: на выборы можно идти под одними лозунгами и обещаниями, а придя в Раду, просто плюнуть на людей, голосовавших за вполне конкретные ценности, политику этой партии и т.д. Иначе люди будут обманутыми, как сегодня. То есть, должен быть не только императивный мандат по отношению к депутату, но и к партии. Ведь 90% избирателей Соцпартии не могли даже предположить, что СПУ может брататься с регионалами, иначе бы партия ни одного процента не набрала.

- Насколько Украине сейчас необходим закон об оппозиции, и когда ориентировочно он может быть принят?

- Я в оппозиции длительное время, возможно, гораздо дольше, чем многие другие. И я не вижу сегодня необходимости регулировать данную деятельность законом.

Я выступаю за то, чтобы принять очень серьезные, тщательные изменения регламента ВРУ, которые чётко выпишут процедуру парламентской оппозиции. Что касается непарламентской оппозиции, то я считаю, что её деятельность не должна ограничиваться одним законом. Есть Конституция, есть права человека, и в рамках этих прав каждый человек должен иметь возможность функционировать. Ведь в оппозиции может быть не только партия, представленная в парламенте, но и конкретный гражданин Украины.

За пределами парламента упорядочить оппозиционную деятельность просто невозможно. Есть законы, которые сегодня регулируют собрания, митинги, порядок регистрации структур, работу прессы и т.д. Ни один закон об оппозиции эти вопросы не урегулирует. Я считаю, должен работать принцип относительно простого гражданина: все, что не запрещено законом, для него возможно. Что касается чиновника, то действовать должен обратный принцип. Все, что не определено законом, для него запрещено. Это в большей степени будет способствовать развитию оппозиции, нежели например, написание какого-то закона об оппозиции, потому что закон – это границы, и это всегда ограничения. Таким образом, закон об оппозиции будет всего лишь ограничивать права и возможности самой оппозиции. Тем более что его будет принимать большинство.

Должны быть инструменты внешнего контроля: Счетная палата, парламентская оппозиция, суды, пресса, наконец. Сегодня мы говорим о том, что нужно обеспечить элемент внешнего контроля в виде оппозиции. Она должна иметь доступ к информации, возможность выступить, создать специальную следственную комиссию – не так, как это делалось несколько дней назад. Поэтому я говорю, что лучше примите нормальный закон о статусе специальной следственной комиссии и дайте возможность оппозиции этот инструмент использовать.

Беседовал Рустам КОЛЕСНИК, «Час.ua»

Анонсы журнала «Час.ua».

- Сколько еще людей уйдет из БЮТ и получт ли Роман Зварыч инфаркт в конце переговоров между «Нашей Украиной» и «Партией регионов» - неизвестно.

Зато можно предположить, какая структура сможет «выковать кадры» для следующего правительства…

Об этом, читайте в аналитической статье «Соль политики».

- Венгрия стала ареной беспорядков. Все началось с «кассетного» скандала.

Что или кто на самом деле стоит за этими событиями, кому выгодна провокационная пленка и что ожидает Венгрию в ближайшем будущем – читайте в очерке «Будапештский майдан».

- «Я помог решить конфликт в 2004году» - интервью с Чрезвычайным и Полномочным Послом республики Польша в Украине Яцеком Ключковским.

- В гостях у «Час.ua» художник Юрий Горбачев. Наш бывший соотечественник, добившийся мировой славы и финансовой независимости, живя в Америке, делится с читателями «Часа», мыслями и впечатлениями о славе, деньгах, американцах и многом другом…

- Традиционный политический гороскоп. На сей раз, под астрологоческий микроскоп попал Роман Зварыч. Астрологический диагноз Зварыча - «Змеиный скорпион».

- Что такое бархатный сезон по-Болгарски? О, это нечто неописуемое…

Праздники живота, прибрежные леса с лианами и местный алкогольный рынок – неоценимые советы от «Час.ua»

Это далеко не все, что предлагается вашему вниманию, Дамы и Господа!

Прияного и полезного времяпрепровождения вам, уважаемые читатели!