20 сентября • обновлено в 13:45
МоваЯзык
Блоги Мир

/ Новости политики

Кусок асфальта в лицо свободе слова

Чуть больше года назад в газете «Вечерние Вести» вышли в свет несколько моих материалов, посвященных первыми шагами новой власти Херсонщины во главе с губернатором Борисом Силенковым. Вскоре в область наведался Александр Ткаленко, в то время - член комитета ВР по борьбе с коррупцией и оргпреступностью. Во время его проверки состояния дел в Херсонской области, в свой день рождения, я внезапно получаю неожиданный «подарок»: некто позвонил мне на мобильный телефон и предложил за финансовое вознаграждение срочно напечатать в «ВВ» позитивный материал о губернаторе. В противном случае обещал, что меня «закатают под асфальт». Не стесняясь в выражениях, неизвестный стал сыпать угрозы и в адрес дочери, за которой, якобы, ведется постоянное наблюдение. Дома меня ждал второй «подарок» - кусок асфальта, завернутого в публикацию «Искусство перекрашиваться». После этого, в течение нескольких дней, кто-то бросал камни в окна моего жилища по ночам.

Об угрозах физической расправы я сразу же рассказала редактору «ВВ», заявила о них и в органы МВД, СБУ, а также Уполномоченному Верховной Рады по правам человека в Украине Нине Карпачевой («ВВ» №117 от 16.08.05). По согласованию с редактором, было принято решение озвучить их и на пресс-конференции в УНИАНе. Несмотря на то, что информационным поводом созвать представителей масс-медиа были угрозы в мой адрес, тема пресс-конференции была более широкой: «Журналисту «ВВ» угрожают убийством. Может ли новая власть защитить журналистов от различного рода угроз» (УНИАН, 22.08.05). В тот же день, данный факт был освещен многими всеукраинскими СМИ, тем самым, подтвердив версию ведущих пресс-конференции о том, что в стране так и не существует реального механизма защиты журналистов («Кто защитит журналиста?», «ВВ» №.122 от 24.08.05).

Прошел почти год с того времени, когда попыталась добиться ответа на вопрос: «Кто угрожал мне и моей семье?» Тогда мне казалось, что наступило новое время, и для силовых структур, если связать в логическую цепочку все факты, изложенные мной во многих ведомствах, нетрудно будет найти и заказчиков, и исполнителей угроз. К сожалению, дело так и не было расследовано профессионально. Медленно перейдя в разряд «зависших», оно и по сей день находится под так называемым «контролем» правоохранителей. А вот всевозможную клевету и разного рода давление, я и члены моей семьи испытывают до сегодняшнего дня. За свою журналистскую деятельность, не единожды получая разного рода угрозы (в том числе и в виде разбитых окон в квартире), я впервые посмела об этом публично заявить. И уже тысячу раз о том пожалеть…

Во-первых, в «Вечерних Вестях» перед самой пресс-конференцией мне «посоветовали» отказаться от проведения публичного мероприятия. Получив отказ, вскоре после пресс-конференции руководство «ВВ» сообщило мне следующую новость: финансирование издания «урезается», и я не смогу работать в нем официально…

Описывать все последующие удары «ниже пояса» - не хочется, но смею заверить, что таких я еще получила не мало. Как от неизвестных лиц, так и от известных граждан, открыто называющих себя «людьми Силенкова».

С целью разобраться в ситуации, я пыталась встретиться, прежде всего, с губернатором. Естественно, у Бориса Силенкова не находилось для меня времени. Кроме того, я неоднократно добивалась от правоохранителей более тщательной проверки фактов угроз, заявляя, что хочу дополнить их новыми сведениями. Кроме работников милиции, проводящих первоначальное расследование, а также заместителя Генерального прокурора Украины Николая Голомши, никто меня так и не выслушал.

После недавней такой попытки «пролить свет» на историю с угрозами, один из местных депутатов посоветовал мне подписать материал псевдонимом, поскольку моя фамилия просто «не проходная» в издании горсовета (?!).

Подытоживая вышеизложенное, хочу выразить признательность и огромную благодарность всем своим многочисленным коллегам, которые поддерживали меня в трудный момент (единичные происки отдельных «поверенных» - не в счет). А еще порекомендовать: если на вас не «работает» политический момент, не заявляйте об угрозах в свой адрес публично. Во-первых, бесполезно, никто из правоохранителей вас не защитит. Во-вторых, грязи, неприятностей и различного рода лишений и притеснений - не оберетесь…

Предвидя возможное давление на меня после выхода в свет этой публикации, хочу уточнить: отвечать на них, как и разводить полемику по данной теме - не буду.

Также, имею основания заявить: различные официальные заявления о защите журналистов нашей страны – фальшь, и не более. Не имею в виду свое, по сравнению с другими, мелкое, дело. Но о какой защите или безопасности может идти речь, когда так и не раскрыто убийство Георгия Гонгадзе, когда наказаны исполнители, а не заказчики убийства журналиста Игоря Александрова, когда на моей маленькой родине не найдены поджигатели квартиры журналиста Сергея Яновского?..

И, как вывод, вопрос к руководителям нашей страны: как долго я, член Национального Союза журналистов Украины, и мои дети будут страдать от подобной «защиты» государства, оставаясь несвободными в своей свободной стране?

От редакции: «Обозреватель» понимает серьезность обвинений, изложенных в материале. Наше издание с интересом выслушает мнение второй стороны, причастной к этому конфликту.

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Новости политики

Топ-публикации

Топ-блоги