Законы совместимости элит

853
Законы совместимости элит

Проблемы формирования парламентской коалиции (а, следовательно, и нового правительства) аналитики склонны сводить к борьбе идеологических установок («оранжевая» коалиция или «прагматическая») либо личных амбиций (что важнее – программные принципы или распределение должностей?). Безусловно, эти соображения играют немаловажную роль в отечественной «коалиционной эпопее». Однако, по мнению автора, решающим фактором, «скрепляющим» или же «разваливающим» тот или иной союз, является совместимость элит в него входящих.

Существует несколько способов периодизации новейшей украинской истории, начавшейся с момента провозглашения независимости. Один из наиболее распространенных в качестве «привязки» использует президентские строки. Однако, скажем, политическая и экономическая системы «раннего» и «позднего» Леонида Кучмы существенно отличались; заметны «неоднородности» и в коротком периоде правления Леонида Кравчука; даже апрель-2005 и апрель-2006 в период текущего президентства Виктора Ющенко представляют собой «две большие разницы».

Видео дня

Поэтому логичнее выглядит иной подход – отмерять периоды украинской истории правительствами, но тут существует иной риск – «зачастить», благо за пятнадцать лет мы имеем трех президентов и 12 правительств! Более того, отставка правительств имела различную природу и не всегда означала смену политики. Именно поэтому мы предлагаем хронологию в терминах смены правящих элит.

ЭЛИТЫ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

К началу 1992 года в распоряжении первого Президента Леонида Кравчука было не так уж много источников формирования руководящих органов власти страны в целом и правительства в частности. Это, во-первых, бывший партийно-хозяйственный актив, во-вторых, директорат крупных производственных и аграрных комплексов («красные директора»), в-третьих, кадры национально-демократических партий, в четвертых, «либеральные экономисты», получившие в конце 80-х – начале 90-х скороспелое образование на Западе, либо просто приглянувшиеся международным финансовым институтам украинские толкователи «Экономикса» для туземных правителей.

К середине 1992 года правительство Витольда Фокина, существовавшее еще со времен УССР, не только полностью исчерпало кредит доверия населения, но и попросту уперлось в тупик своей полной некомпетентности в новых экономических условиях. И здесь вполне естественным стало появление правительства Леонида Кучмы (назначенное Леонидом Кравчуком и «на ура» утвержденное парламентом), представлявшее собой причудливую коалицию (или смесь?) вышеупомянутых кадровых источников.

Деятельность правительства Леонида Кучмы представляла собой довольно-таки бессистемное применение как либеральных принципов, так и директивных методов управления экономикой. Сегодня сложно припомнить какие-либо успехи правительства Кучмы (а за «сроком давности», нет смысла обсуждать его многочисленные провалы), но, похоже, именно тот неоднозначный опыт премьерства и породил своеобразный дуализм Леонида Даниловича, который в экономической сфере проявлял себя сторонником то либеральных, то директивных подходов (и, разумеется, всевозможных комбинаций этих крайностей).

В дальнейшем национально-демократическая (патриотическая) составляющая в значительной степени «влилась» в либеральную элиту, породив такое весьма интересное отечественное явление, как национал-либерализм: сочетание рыночной идеологии с различными видами национализма. Именно поэтому любой «либеральный призыв» к правительству сопровождался приходом в него и откровенных националистов. Характерной особенностью либералов является преувеличение ими значимости макроэкономических показателей и отсюда нередко – борьба с инфляцией, при которой антиинфляционные меры могут оказаться пагубнее самой инфляции…

Что же касается партхозактива и «красного директората», то их союз был также вполне естественным, в результате чего появился прообраз технократической элиты, склонной рассматривать экономику страны в виде народно-хозяйственного комплекса, подобного большому предприятию или производственному объединению. Технократический подход стал адаптацией директивных методов управления к реалиям реформируемой в рыночном направлении экономики. Технократы во главу угла обычно ставят валовые показатели.

Недолгое премьерство Леонида Кучмы позволило сформироваться двум вышеупомянутым подходам, а также первым элитам, их представляющим. Интересное наблюдение: в дальнейшем состав национал-либеральной элиты практически не менялся: в нее всегда входили Виктор Пинзенык, Роман Шпек, Сергей Терехин, Игорь Грынив, Сергей Соболев и еще целая группа политиков. А предлагаемые ими экономические рецепты, как и положено либералам, не сильно видоизменялись во времени. И наоборот, технократическая элита регулярно обновлялась в соответствии с очередным этапом реформирования экономики.

Несмотря на то, что в Кабмине Кучмы формально преобладали технократы (на тот момент – весьма условные), основные споры вызывала именно деятельность национал-либерального крыла. И в качестве панацеи, следующее правительство – Ефима Звягильского (где, отметим, г-н Звягильский был и.о. премьера) стало Кабинетом «советских технократов». Ефиму Леонидовичу ценой огромных усилий удалось овладеть ситуацией в экономике и подавить инфляцию: буквально в «ручном режиме» ежедневно распределялась поступавшая в страну валюта, Премьер был в курсе ситуации на основных предприятиях страны… Такого рода стабилизация могла быть только временной, но очередной экономический провал пришелся уже на Кабинет Виталия Масола, абсолютно эклектичный по составу и потому почти неработоспособный.

ЛЕОНИД КУЧМА: ЧЕТЫРЕ «ПРИЗЫВА» ВО ВЛАСТЬ

Свой первый срок Леонид Кучма начал в роли либерала, в результате чего большая либеральная «команда» перекочевала из правительства Евгения Марчука (чьи политические амбиции решительно не устроили Леонида Даниловича) в правительство Павла Лазаренко.

Павел Лазаренко и Юлия Тимошенко представляли собой первое поколение постсоветских технократов, рассматривавших страну уже в виде не большого завода, а корпорации; себя же они уподобляли топ-менеджерам. А так как ситуация в экономике была кризисной, то технократы «второй волны» выступали в роли кризисных менеджеров.

В результате их деятельности уж слишком большие финансовые и товарные потоки оказались в сфере «кризисного менеджмента» Павла Ивановича и Юлии Владимировны, что вызвало беспокойство конкурирующих групп, сумевших «донести» его до Президента.

Следующее правительство – Валерия Пустовойтенко – можно считать «бюрократическим призывом» Леонида Кучмы. Принятие новой Конституции требовало создания вертикали власти и институционализации обслуживающей ее бюрократии. Все должностные лица ниже Президента, включая и Премьер-министра, низводились до уровня чиновников, соответствующие бюрократические процедуры были внедрены и в сферу управления экономикой. По замыслу создателей, в рамках первой «партии власти» – Народно-демократической партии – предполагалось сгладить все разногласия внутри правящей элиты, в том числе – между либералами и технократами. Но разница в мировоззрениях дала о себе знать уже накануне президентских выборов 1999 года, когда НДП раскололась – на национал-либералов (часть образовала партию «Собор», часть влилась в партию «Реформы и порядок») и… настоящих бюрократов. А так как настоящие бюрократы всегда поддерживают доминирующее направление, то они, в данном случае, выступили в роли технократов.

Впрочем, именно в мимикрии бюрократии заложена не только ее сила, но и слабость. Ибо бюрократия привязана к системе власти намного сильнее, нежели к экономической системе страны. И даже реальное появление «класса» национальной бюрократии, кадровым резервом которого стала НДП, не сняло вопрос о компетентном управлении экономикой.

Поэтому на повестку дня встал четвертый времен Леонида Кучмы «призыв» во власть — олигархический. Украинские олигархи выступили в качестве технократов рыночной эпохи. В их представлении экономика страны – это небольшое количество крупных финансово-промышленных групп, для которых необходимо выработать «правила игры», начиная от льгот и преференций от государства, заканчивая некими социальными обязательствами ФПГ перед страной. Плюс неписанный кодекс взаимоотношений между этими ФПГ.

Олигархи видят ключ к управляемости экономики в сочетании рыночности и монополизма (или олигополии), поэтому они, как и бюрократические элиты, не отрицают ограниченного применения либеральных методов. Именно опора на олигархов и позволила Леониду Кучме минимизировать активность национал-либерального правительства Виктора Ющенко (в котором Юлия Тимошенко достаточно эффективно и, разумеется, весьма эффектно, исполняла роль кризисного менеджера в энергетической сфере), а также контролировать деятельность технократического правительства Анатолия Кинаха.

При этом необходимо отметить, что представители олигархической элиты зачастую формально не присутствуют во власти, что не мешает им решающим образом влиять на принятие важнейших экономических решений…

Являлось ли правительство Виктора Януковича пятым, региональным «призывом»? Или оно было создано в рамках предыдущего «призыва» – олигархического? Это – непростой вопрос. Но мы исходим из того, что на момент утверждения Виктора Федоровича в ВР и на момент выдвижения его в качестве «единого кандидата от власти», был достигнут (пусть и под давлением Президента) консенсус между основными ФПГ. А, значит, последний Кабмин Леонида Даниловича нужно отнести к олигархическому «призыву».

ВИКТОР ЮЩЕНКО: МЕТОД ПРОБ И ОШИБОК

Формирование первого правительства Президента Виктора Ющенко во главе с Юлией Тимошенко происходило в стиле «революционной целесообразности» и по коалиционному принципу (где членов коалиции оказалось не так уж и мало). В результате сложилась ситуация механического смешания буквально всех старых «призывов» плюс нового – «дилетантского» (когда должности заполнялись по квотам, в первую очередь это касается представителей Соцпартии). Однако ядро правительства составили национал-либералы во главе с кризисным менеджером – Юлией Тимошенко.

Главной проблемой Юлии Владимировны стало то, что экономическая ситуация, вопреки предвыборным обязательствам «оранжистов», отнюдь не требовала столь уж радикального вмешательства. А также либеральных экспериментов Виктора Пинзеныка и Сергея Терехина.

При этом Виктор Ющенко недаром называл себя политическим сыном Леонида Кучмы: ограничить и контролировать Премьера он пытался с помощью собственного олигархического «призыва», дополненного «семейным». Однако, не склонные к «резким» движениям Петр Порошенко, Евгений Червоненко, Александр Третьяков, и Алексей Ивченко полностью проиграли пиар-кампанию агрессивной и убедительной Юлии Владимировне, в результате чего от отставки Тимошенко в первую очередь пострадала репутация Президента и его ближайшего окружения.

Следующее правительство – Юрия Еханурова – стало в большей степени технократическим, нежели национал-либеральным; небольшие вкрапления «дилетантов» сохранились, но они уже не выглядят столь вызывающе (особенно, если забыть о главе НАК «Нефтегаз)…

РАСКАЛАД СО ВСЕМИ ИЗВЕСТНЫМИ

С арифметической точки зрения, на сегодняшний день возможны только два варианта коалиции. Наиболее обсуждаемая – «оранжевая» в составе БЮТ, НСНУ и СПУ – дает 243 «штыка». Но и с политической точки зрения все абсолютно прозрачно: исполнительная власть в целом и правительство в частности будут вновь сформированы по квотному принципу (в соответствии с результатами выборов). В результате чего национал-либералы и технократы олигархического призыва («кучмисты») от БЮТ будут разбавлены технократами (бюрократического и олигархического «призывов») от НСНУ и «дилетантами» от СПУ. И вся эта «команда» будет управляться Юлией Владимировной – постсоветским технократом, она же – кризисный менеджер.

Совместимость этих составляющих – минимальная. Можно говорить, скорее, о взаимном отталкивании «компонентов» этого политического «коктейля».

Второй вариант коалиции («прагматическая» или «большая») в составе Партии регионов и НСНУ дает 267 мандатов, что сразу позволяет отбросить «дилетантский» балласт в лице социалистов. В результате получается достаточно однородное правительство технократов бюрократического и олигархического «призыва» (последние будут представлять как «кучмистов» – от ПР, так и «любих друзів» – от НСНУ), где какой-нибудь национал-либерал будет исполнять роль безвредной «изюминки»…

Именно принцип «подобное соединяется с подобным» и заставляет нас считать вариант «прагматической» коалиции наиболее вероятным, а «оранжевой» – практически невозможным.

Однако, кроме критерия возможности создания той или иной коалиции, существует еще и понятие адекватности вызовам сегодняшнего дня. В этом смысле соединение БЮТ – НСНУ – СПУ может предложить в плане экономического управления и регулирования лишь методы вчерашнего и позавчерашнего дня (а то и более ранних периодов, как это было со скачком курса национальной валюты ровно год назад – «для сохранения макроэкономической стабильности и сокращения темпов инфляции»).

Как мы помним, первая «оранжевая» коалиция не баловала нас разнообразием приемов воздействия на экономическую среду: повышение тарифов, административное сдерживание рыночных цен, а во внешнеэкономической сфере – снижение ввозных тарифов и пошлин. Первое ударяло по жизненному уровню граждан и раскручивало инфляцию; второе – создавало дефицит (бензиновый, мясной, сахарный кризисы) и провоцировало избыточный импорт; третье приводило к потере отечественными товаропроизводителями украинского рынка под напором дешевой продукции зарубежного производства. В итоге на латание бюджетных дыр в 2005 и первом квартале 2006 года пошла вся прибыль от продажи «Криворожстали»…

Может ли «оранжевая» коалиция-2 предложить нам иную экономическую повестку дня? Рискуем предположить, что нет. В первую очередь, ввиду своего кадрового состава.

В случае же с «прагматической» (либо «большой») коалицией, возможно создание команды профессионалов, способных на государственный менеджмент современного уровня. Ведь методом «от противного» (который у нас называется «проб и ошибок») доказано, что не было лучшего министра финансов (в ранге первого вице-премьера), чем Николай Азаров, и лучшего «переговорщика» по поставкам энергоносителей с Москвой и Ашхабадом, нежели Андрей Клюев. Кроме того, в «прагматическом» правительстве, несомненно, найдется место и для Юрия Еханурова с Анатолием Кинахом, и для ряда других «оранжевых» профессионалов.

Игорь Грамков

Комментарии

Станислав Белковский, директор Института национальной стратегии Украины:

- Если говорить о различных вариантах коалиции и роли премьера в ней, то нужно понимать ту разницу в подходах и целях, которые перед собой ставят Юлия Тимошенко, Юрий Ехануров и другие возможные претенденты на этот пост. Если говорить о Тимошенко, то ни о какой другой цели, кроме как о создании политико-экономического холдинга имени Тимошенко, не может быть и речи. Причем данное сооружение будет направлено лишь на одно – достижение Юлией Владимировной столь долгожданного для нее поста Президента Украины, причем желательно, при досрочных выборах. Все это прекрасно понимает и ныне действующий Президент Виктор Ющенко, к тому же он крайне негативно оценивает те месяцы премьерства Тимошенко, которые поставили страну на грань экономического фола. В силу этих и целого ряда других причин кандидатура Юлии Владимировны на пост премьера для Виктора Ющенко является наиболее зловещей.

Кандидатура Еханурова в качестве премьера, как впрочем, и любого другого возможного кандидата, будет более благоприятней в первую очередь для самой Украины, поскольку несет за собой идею объединения Востока и Запада страны. Ведь в случае большой коалиции «Нашей Украины» с Партией регионов, последние будут всячески стремиться выйти из ореола партии нескольких регионов и соответственно действовать на объединение Востока и Запада.

Дмитрий Выдрин, политолог, директор Европейского института интеграции и развития:

- На мой взгляд ситуация с коалицией абсолютно нормальна. Вопрос в том, какое общество мы хотим построить. Если мы строим демократическое общество с демократическим правительством, тогда необходимо придерживаться целого ряда условий. Первое из них – это отсутствие подковерного обсуждения проблем. Все проблемы должны обговариваться на уровне общественности, открыто и прозрачно. Если мы используем понятие коалиции правильно, то на сегодня только три силы могут сформировать правительство, которое имеет чисто демократические цели: «Наша Украина», Блок Юлии Тимошенко и Социалистическая партия Украины. Если будет другая коалиция, то у нее будут другие цели. Кроме программ, у каждой политической силы есть история, стилистика. Кстати, китайцы говорят, что стиль в политике больше значит, нежели программа и все остальное. Ведь люди имеют склонности как к демократичным методам управления, так и к недемократичным. Формат, предложенный трем политическим силам, создан под демократическое правительство. Все другие форматы будут созданы под другое правительство, и я не уверен, что под демократическое.

Для политолога на первом месте всегда стоит политическая воля. Может быть прекрасная политическая программа, с развитыми социальными, экономическими, гуманитарными аспектами. Но если нет гаранта этой программы, а гарантом выступает человек, субъект, политическая сила, носитель политической воли, то любая программа будет разрушена. Я знаю тысячи чудесных программ, кстати, и в Украине тоже, которые не работали именно потому, что не было личности, которая бы своей политической волей смогла реализовать эту программу.

Поэтому для меня, как для политолога, в первую очередь важно знать, кто персонально является гарантом выполнения той или иной программы. Тогда я буду смотреть, способен ли этот субъект ее выполнить в силу своих волевых качеств, интеллектуального потенциала, послужного списка, что он предложил избирателям, которые за него проголосовали.

Я считаю, что сегодня Юлия Тимошенко является тем лидером, который способен и своим опытом, и своими волевыми, интеллектуальными способностями гарантировать выполнение той программы, которую создают и «Наша Украина», и Социалистическая партия, и БЮТ. Если на ее месте будет другой человек, я не уверен, что у него хватит волевых, интеллектуальных и других качеств для решения поставленной задачи.

Та коалиция будет успешной, у которой единая цель, сильная политическая воля, достаточный интеллектуальный потенциал. Все эти три фактора есть в той коалиции, которую мы называем демократической.

Анонсы субботнего выпуска журнала «Час.ua» от 29.04.2006г.

- Совместимость элит, как решающий фактор для создания или развала коалиционного союза.

- Владимир Зубанов в интервью журналу «Час.ua» - о коалиции, цене компромиссов, руководящих постах и о том, что у Рината Ахметова…. не подходящий для работы в правительстве склад ума.

- О том, как обстоят дела с формированием большинства в районных советах Киева – читайте в статье «Районный передел».

- «Регионы: такие разные и похожие судьбы»: анализ поствыборной ситуации в регионах.

- Что же такое императивный мандат украинского нардепа? Об этом размышляет кандидат филосовских наук Виталий Слушаенко.

- Разрабатывать шельф черного моря будет…Ротшильд? Подробности в статье «Ротшильды идут»

- Украина на грани новой газовой войны! Отношения между «Нефтегазом Украины» и «РосУкрЕнрго» могут обостриться в ближайшем будущем. Подробнее читайте в материале «Третьи петухи» нефтегаза.

- «Сотовый передел» : о том, как украинский рынок встретил компанию «Билайн».

- Военная или экономическая победа нужна Вашингтону в противостоянии США - Иран? Читайте в статье «последняя империя перед последним рывком.

- «Забыть Чернобыль» пытается государство. Как и почему – читайте в статье.

- Интервью с Юрием Андреевым : «Государству жалко денег для чернобыльцев».

- «Чернобыль - туристический Клондайк»! Что и за какую сумму можно увидеть в Чернобыле.

- Российский телебазар пора фильтровать! О политНЕкорректности украинского телевидения по отношению к Украине и украинцам.

- Интервью с Артемием Троицким «Мне в России подходит только должность президента».

- Интервью с Олегом Скрипкой: «Нам предложили за Кучму аж 2000 долларов».

Читайте также о новостях культуры, спорта, досуга, мира моды и интересных путешествиях!!!

Хороших выходных и с наступающими праздниками!

Ваш «Час.ua»