Примите участие
в розыгрыше
футболки с логотипом Obozrevatel Участвовать
Приз
БлогиМир

/Новости политики

«Как проехать в Лондон на танках?» или Об украинской концепции Второй мировой войны

686Читать материал на украинском

В преддверье юбилея победы украинский историк-любитель Константин Закорецкий сообщил о сенсационной находке. В запасниках Центральной научно-технической библиотеки он обнаружил русско-английский военный разговорник, изданный летом 1940 года – ровно на год раньше, чем русско-немецкий.

«За всё взятое у жителей войска Красной Армии заплатят!»

Немедленно после выхода статьи К. Закорецкого «Ху ар ю? (С английским разговорником... по Смоленской области)» ее перепечатал на персональном сайте небезызвестный шпион-перебежчик Виктор Суворов (Владимир Резун), живущий в Англии.

Статья Закорецкого примечательна прежде всего тем, что автор на основе одного казалось бы маленького, но очень примечательного факта показал: не исключено, что летом 1940 года СССР готовился к наступательной войне не с Германией, а с Англией. В союзе с Гитлером или без оного – это уже второй вопрос.

До чего же докопался историк-любитель? Если первый образец «Русско-немецкого военного разговорника» издан в мае и начале июня 1941 года (было несколько допечаток), то второй (представьте себе!) - в середине лета 1940 года. Русско-немецкий словарь содержит очень специфическую лексику, годную к употреблению в наступательной войне на территории Фатерланда (об этом разговорнике писал В.Суворов). Там всё о пушках, о еде, да еще о скрывающихся членах партии, которых нужно найти и обезвредить.

Куда интереснее содержание «Краткого русско-английского военного разговорника». Тут есть, конечно, и стандартные предложения – «Отвечайте только «да» и нет»!», «Покажите на карте», «Какая часть?», «Слезай с велосипеда!», «Если будешь шуметь, убью!». Но! Вот иная лексика: «Вы явились к нам добровольно?», «Что вас принудило перейти к нам?», «Вы хотите сражаться на нашей стороне?», «Как говорят об СССР?», «Не бойтесь красноармейцев!», «За всё взятое у жителей войска Красной Армии заплатят!», «Согласны ли вы продать?» Любопытная форма общения, не правда ли? Закорецкий отыскал там еще ряд странных фраз, например: «Речь идет об опросе местных жителей по наличию в их местах жительства неких войск, которые могли бы плохо себя вести по отношению к жителям, зверствовать».

Гипотеза о том, что разговорник издали по причине ожидания Сталиным агрессии со стороны Великобритании, не выдерживает критики – лишь треть его лексики подходит для опроса пленённых английских десантников или сбитых летчиков. Да и о каком нападении на СССР летом 1940 года можно было говорить, когда немецкая армия вступила в Париж, а сыны Альбиона, бросив тяжелое вооружение, с трудом эвакуировались из-под Дюнкерка?

Отпадает и гипотеза, мол разговорник издан на всякий случай. Ведь русско-немецкий военный разговорник издали аккурат после того, как в мае 1941 года началось массированное развертывание Красной Армии на западной границе и ее ускоренное перевооружение на новую наступательную технику.

Предположения Закорецкого о том, что СССР планировал либо самостоятельно высадиться на Британских островах, «помогая» Лондону в борьбе с Гитлером, либо ударить по нацистам после их вторжения в Англию, также неправдоподобны – не на чем было высаживаться и нечем прикрывать высадку.

«И Париж ваш, у Гитлера отнятый, вновь под знаменем красным живет»

Что же остается? А вот что: высадка на Британских островах совместно с Вермахтом (операция «Морской лев»). Но при этом, вероятно, планировалось вести там самостоятельную политику, завоевать симпатии населения в своей зоне оккупации. А заодно - сформировать британскую Красную армию из числа тех, кто «хочет сражаться на нашей стороне». И всё. Для действий, скажем, в Индии или Британской Африке, разговорник не очень подходит: нет специфической «туземной» лексики, касающейся местного климата или этнического состава.

Кстати: если эта гипотеза верна, должен был существовать и русско-немецкий военный разговорник, в корне отличный от образца 1941 года, где лексика связана с сотрудничеством двух армий, с совместными военными действиями двух «государств реального социализма» (фон Риббентроп) против «англо-французских поджигателей войны» (Молотов). Ясное дело, позже такой разговорник был бы беспощадно сожжен, но...

Сохранились свидетельства, что песня «Смуглянка-молдаванка» написана в 1940 году, а не во время советско-нацистской войны, что Сталин заказал создать «Священную войну» и еще несколько подобных песен в феврале 1941 года, что были заранее подготовлены марши наподобие такого:

Красный стяг, коммунарами поднятый,

Принесли мы, французский народ,

И Париж ваш, у Гитлера отнятый,

Вновь под знаменем красным живет...

Короче говоря, накануне Дня Победы отечественный историк-любитель нашел документ, которого достаточно, чтобы поставить под сомнение очень многое в устоявшейся картине Второй мировой войны. А что же наши профессиональные историки, причем, известные и вроде бы не худшие?

Если бы настоящая история Второй мировой войны действительно интересовала сегодня хоть часть научного сообщества, а не разрозненные группы интеллектуалов-энтузиастов, то статья Закорецкого стала бы сенсацией номер один для киевского бомонда. Но мы ленивы и нелюбопытны, как говаривал Пушкин…

«Украиноцентричная» нестыковка

Вместо изучения истории Второй мировой научные круги расходуют силы на стенания и составление обращений к высшему «начальству» Украины. Девятого апреля 10 украинских профессоров истории обратились через газету «День» к Президенту, премьеру и спикеру парламента с открытым письмом, состоящим из многочисленных жалоб на «красных» политиков и ветеранов (и одним абзацем – на «радикальных национал-демократов»), которые, мол, мешают работать. Ученые просят руководство страны «создать условия для свободного, избавленного от давления каких-либо политических сил научного осмысления событий Второй мировой войны, формирования ее украиноцентричной концепции».

Текст открытого письма содержит немало откровенных пережитков советчины и, простите, туфты. Туфта начинается уже с первого предложения: «Мы озабочены ситуацией, сложившейся в обществе вокруг истории Второй мировой войны и ее составляющей – Великой Отечественной войны». К сведению профессоров: авторство термина «Великая Отечественная война советского народа» или «Великая Отечественная война Советского Союза» принадлежит товарищу Сталину и его «шестерке» Емельяну Ярославскому, который первый апробировал новый термин (скорее всего, как и песни, заготовленные заранее) 23 июня 1941 года в газете «Правда».

А из названия, как из песни, слов не выбросишь (можно, конечно, называть Гитлера «германским президентом», не упоминая титул фюрера, но честно ли это?). А если Отечество – это Советский Союз, если историки в качестве научного принимают название войны, сочиненное Сталиным в Кремле, каким образом сей посыл сочетается с требованием создать «украиноцентричную» концепцию этой войны?

И дальше по тексту: в открытом письме сказано, что «от 8 до 10 млн. наших соотечественников погибло в результате боевых действий и оккупации», что «2,4 млн. остарбайтеров испытали горечь принудительного труда на чужбине». Всё! А те, кого расстреляли сталинские трибуналы (по самым скромным подсчетам - 40-50 тысяч жителей Украины), те, кто большей частью невинно попал под метлу НКВД, НКГБ, СМЕРШа и очутился в местах не столь отдаленных, те, кого в военные годы принудительно эвакуировали с предприятием, да так и оставили в Сибири? Куда засчитывать сотни тысяч, а то и миллионы этих людей? Или сталинские каратели – это «свои», «хорошие», а гитлеровские – «чужие» и «плохие»? Чем такая концепция отличается от коммунистической?

И если бы в письме было лишь это! Наши профессора не останавливаются на достигнутом и еще ниже сгибаются в поклоне перед современными последователями сталинско-брежневских идеологов: «Никто и не отрицает справедливого, освободительного характера Великой Отечественной войны, содружества народов Советского Союза в борьбе против нацизма, их решающей роли в победе над захватчиками». Вопрос на засыпку: если бы тоталитарный диктатор Сталин успел напасть на тоталитарного диктатора Гитлера первым, неужели война нацистов против большевиков сразу стала бы «справедливой и освободительной»?

Сравнение кому-то покажется кощунственным. Но в чем? Разве не вы персонально, уважаемые профессора, написали десятки статей и книг, в которых убедительно доказали, что украинский народ в результате Голодомора потерял от 5 до 7 миллионов людей и что Голодомор был геноцидом украинского народа? Написали, и сказанное вами там – сущая правда. Как правда и другое: во время Второй мировой войны нацисты убили приблизительно столько же евреев Европы, и это тоже геноцид. Так почему одна правда «правильнее» другой? Ведь по-вашему выходит, что Сталин, убивавший украинцев, возглавлял «справедливую», «Отечественную», более того – «освободительную» войну, а вот Гитлер, убивавший евреев, был априори воплощением зла? И это называется «украиноцентризмом»?

Кстати, если война была «освободительной», то Украина в 1944 году должна была стать, наконец, свободной. Откуда же теперешние проблемы и в политике, и в идеологии, и в исторической науке? Согласитесь, победа «своего» тоталитаризма над «чужим» - это не освобождение, а что-то другое.

Если бы Черчилль подался на уговоры фюрера…

Теперь относительно «решающей роли» СССР в победе над нацизмом. Да, большая часть потерь немецких сухопутных сил – это Восточный фронт. Но зато две трети потерь Люфтваффе – это Западный фронт. И почти все потери Кригсмарине – это Атлантика. И никакого советского танкового прорыва под Сталинградом или победы на Курской дуге никогда бы не было, если бы 10 тысяч великолепных 88-миллиметровых зениток, снаряды которых прошивали насквозь даже Т-34, не защищали небо над Германией. Да что там говорить!

Интересно, что произошло бы с СССР, если бы Черчилль осенью 1940 года, оставшись один на один с Германией (роль тыла которой исполнял СССР, связанный с Гитлером Договором о дружбе и границе), вдруг поддался бы на уговоры фюрера и подписал даже не мирный договор, а хотя бы соглашение о перемирии сроком на год?

Если бы у нацистов в 41-м было больше на два десятка свободных дивизий и тысячу танков, если бы Роммель добывал славу не в Африке, а в степях Украины, если бы операция «Барбаросса» не была задержана британской военной активностью, а началась по плану, в мае 1941 года, - взял бы Гитлер до зимы Москву и Ленинград или нет?

Я уже не говорю о поставках по ленд-лизу, без которых Красная Армия была бы толпой пехоты, вооруженной устаревшими винтовками. Для справки профессорам: по ленд-лизу пришло в полтора раза больше автомобилей, чем было произведено в СССР, более трети всех использованных взрывчатых веществ, почти все легирующие добавки, необходимые для производства бронестали, половина всего использованного алюминия, без которого не построишь танковые дизели для Т-34 и КВ, меди и авиационного бензина; почти исключительно за счет ленд-лиза Красная Армия получала радиостанции и другие средства связи. Так что Победа была общей, и только Сталин с его логикой семинариста (положили больше своих – значит, мы победили) мог «высчитать», что СССР внес в неё больше других.

В 1941 году все украинские националисты сотрудничали с Гитлером

И наконец: подписанты письма защищают, как им кажется, украинских националистов от обвинений в сотрудничестве с гитлеровцами – мол, не все сотрудничали. Ерунда! В начале войны, в 1939-41 году – все. И тому были причины.

На Украине был памятен только что проведенный Сталиным Голодомор, а Гитлер сразу после прихода к власти опубликовал сведения об этом, организовал экспозиции документов. Сталин после «освобождения» Западной Украины отправил в ГУЛАГ сотни тысяч людей – Гитлер в оккупированной им части Польши вел себя в то время значительно скромнее.

Более того: до Бабьего Яра в СССР было уничтожено значительно больше евреев, чем в нацистской Германии и оккупированных ею странах. Ясное дело, что «меньшим злом» до срока казался именно Гитлер. Но летом-осенью 1941 года украинским националистам стало ясно, что «меньшего зла» в том, что касается свободы Украины, нет. И они начали радикально менять политику, в 1943 году полностью перейдя на рельсы демократической идеологии - именно в это время появился лозунг «Свободу народам! Свободу человеку!».

Сравните главные советские лозунги той поры: «Смерть немецким оккупантам!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», «За Родину, за Сталина!». И не забудьте о союзных отношениях СССР с Германией в 1939-41 годах. Так что вопрос, кто перед кем должен извиняться весьма интересный...

Ясное дело, Украина должна наконец-то иметь украиноцентричную концепцию истории Второй мировой войны. Только кто ее создаст? Те, кто никак не может вырваться за пределы советского мировидения, громко декларируя при этом свою прогрессивность?

Ты еще не подписан на наш Telegram? Быстро жми!