УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Крымская гулька

Крымская гулька

Ну надо же. А давно ли, казалось, там, в отчем доме, шли нервопролитные бои местного значения на стратегическом направлении. “Нет, ну вы мне объясните, почему не Янукович?” — начинал папа очередную разведывательную операцию. “Зачем нам этот Ющенко?” — выгребал он на поверхность весь арсенал “Крымской правды”. В дискуссии уровня “американских валенок” и “дискриминации” русскоязычных мой сын не мог победить по определению. Поэтому он, душевно израненный, до белого каления доведенный, отчаянно шел на военную хитрость: “Дед! Там, в Киеве, мать на передовой под бандитскими пулями, считай, а ты тут бандитскую пропаганду разводишь!”.

Через час папуля жаждал “продолжения банкета” уже по телефону: “И все-таки червь сомнения меня грызет — а, может быть, лучше Янукович?..”. И очередной раз выслушав в ответ ор про бандитов, баранов, зэков и рабов, задумчиво и непереубежденно произносил: “Ну, конечно, вам виднее… Но что-то оно мне как-то…”. Он так и подчинился нам — с червяком сомнения. Большим, как удав.

А теперь осторожно спрашивает у меня, прибывшей на майскую побывку: “Как ты относишься к Тимошенко?”. И я, зная, какую военно-инвалидную пенсию папуля “отхватил”, радостно помогаю ему открыть его чувства: “Я её обожаю, папуля”. Папуля счастлив редкому случаю полного совпадения наших политических вкусов. И возможности, наконец, свободно, без оглядки и встречного скепсиса поделиться своим видением: “Ох она и умница! А красавица! Она мне все больше и больше нравится! Такая знающая, такая уверенная, так понятно все говорит! Сильная, чувствуется! Нет, эти мужики — они должны ее только слушаться! А вот интересно, доча, как они к ней относятся? А Ющенко как?”.

Наверное, если б в ответ на папин энтузиазм я сказала всю правду, он готов был бы без инвалидного возка взять свою палку наперевес и двинуть в ополчение. Поэтому я сказала не всю, а почти правду: они её ценят, каждый по-своему, в зависимости от целей и интересов. Пока папа обдумывал полученную в усложненной форме информацию, я смылась по неотложному делу. А то там пошло бы: про рухнувший доллар, съевший часть папиного “энзэ” и часть “пенсиона” от дочки из-за границы; про мясо, которое “да где там подешевело, если хочешь чего хорошего взять”, про цены, которые “еще вчера это стоило столько, а сегодня уже столько”; про бензин, который “мне-то не нужен, но из-за него ж все еще подорожает” и т.д.

В папином понимании Юля и экономико-бытовые огорчения существуют абсолютно автономно, нигде и никак не пересекаясь. Это такой занимательный феномен, весьма, кстати, распространенный. Но, главное, найдя себе гражданскую опору в лице маленькой Юли, папа больше не снедаем “червем сомнения”, не вспоминает “солидного мужчину” Януковича и, более того: с первого отлупа понимает, почему на 14-ом году независимой Украины Президент вовсе не обязан, приехав в Крым, переходить с государственного языка на русский.

Не, ну конечно, остались вещи, которые папе втолковать категорически невозможно. Вот Катя ющенковская пожелала “Артеку” открыть побольше “українських світлиць” и побольше книг на украинском в библиотеках. “Это же международный лагерь! Зачем его так… это… украинизировать?” — не понимает папа. Не, ну чего, пусть весь мир проникается. Можно еще ворота рушниками обмотать, расписные яйца подвесить, в каждый корпус — гобелены с гетьманами, у входа — телеги, в холлах — прялки… Че там еще в президентском бытовом окружении есть? А, улики с пчелками на клумбах поставить…

Ой, блин, это уже из другой оперы. Будто еще до президентства катали Виктора Андреевича вертолетом над Крымом. Подлетают к Бахчисараю, рассказывают высокому гостю про древний пещерный город Мангуп, про пещерный монастырь, про столицу средневекового княжества Феодоро на вершине Мангуп-Кале… А Ющенко смотрит сверху на историческое плато и этак мечтательно произносит: “Вот бы где улики поставить!..”.

Не, ну чего, сказал же, что хочет шесть соток в Крыму и чтоб по-честному. По конкурсу. Ага. Папа мой от этого почему-то сильно развеселился: “Хочу, посмотреть на этот конкурс, кто ж осмелится наперерез Президенту соваться!”. Я говорю: “А я лично! Соберу большую “складчину” и пойду на конкурсе с Ющенко за шесть соток бороться”. Тут главное не победа, а участие. Процесс. Разогреюсь, по крайней мере. А папа говорит: может, он пошутил?

Не, он в другом пошутил: когда рассказывал на крымском партхозактиве, представляя премьера Матвиенко, что тот голый, типа, в Крым пришел, голый и уйдет. И вообще, ни у кого, кто вот в президиуме рядом с Президентом сидит, земли в разоренном прежним режимом Крыму нет и не будет. И ничего не будет. А из зала, зрящего на крымскую верхнюю власть, а также на высокопоставленную обслугу Президента — Порошенко и Зинченко, ошибочно называемых “руководителями государства”, глухо, но неудержимо ржали “в себя”.

Интересно, ну кто-то ж когда-нибудь скажет нашему Президенту почти классическую фразу: после ухода того, кто так настойчиво рассказывает за обедом о своей честности, обязательно пересчитывают столовое серебро…

Ну еще Президент, наверное, шутил, когда обязал крымских силовиков в течение 2 месяцев — до следующего его приезда — на примере конкретных уголовных дел продемонстрировать жителям полуострова борьбу с теневой экономикой, коррупцией, разбазариванием земли и показать, что “в Крым вернулся закон”. “Если вы не знаете, как выйти на криминальную систему, на мафию, езжайте в любой двор Симферополя, ищите семилетнего мальчика, и спросите у него — он покажет”, — советом дрючил силовиков Президент.

А эти гневные речи преданно-внимательно слушал из первого ряда, сидя плечом к плечу с транспортным министром Червоненко, секретарь Ялтинского горсовета г-н Чабанов, чья легендарная биография не так давно была легализована запросом народного депутата Кармазина главе МВД и Генпрокурору.

В депутатском запросе излагаются дивные вещи. Российский гражданин Чабанов (в девичестве, до переезда в Крым — Писаренко), будучи во Владивостоке крупным комсомольцем, в 1991 году загремел на шесть лет строгого режима с конфискацией за хищения и мошенничество в особо крупных размерах. Пребывая в российской отсидке, он как бы одновременно имел (по нынешним документам) все основания для беспрепятственного получения украинского гражданства и даже женился в Ялтинском загсе в 1994 году, парясь одновременно в ближнезарубежной тюрьме. Из-за чего Кармазин очень небезосновательно подозревает перспективу уголовного дела по подделке документов.

В 2002 году Чабанов стал местным депутатом. А уже потом (при деятельной поддержке Жени Червоненко — Т.К.) секретарем Ялтинского горсовета. И Кармазина в его запросе интересует не только славное прошлое Чабанова, но и обеспеченное настоящее. С целью чего украинским силовикам рекомендуется обратить свой взор на крымскую собственность гражданина-господина Чабанова, владеющего, “по некоторым данным”, двумя домами (один в Ялте по ул. Чехова, другой — в районе Поляны сказок), двумя квартирами (одна в Ялте по ул. Дмитриева, другая в курортном поселке Кацивели), землей площадью 60 га в заповедной зоне Ливадийского поссовета, участком в Ялте по ул. Московской, где строится супермаркет, и 8-ю сотками на набережной.

Алё, инде ж тот семилетний мальчик, который расскажет дяде Президенту, что именно такой неоднозначный бывший зэк Чабанов возглавлял ялтинский штаб кандидата Ющенко и именно такого Чабанова оруженосцы Президента (Червоненко? Порошенко? И т.д.?) прут изо всех сил в ялтинские мэры?

Не, ну сам Ющенко имел как бы несколько иные планы. Посетив зоопарк, о котором весь мир в революцию узнал потому, что директор его, уникальный Зубков был единственным в проянуковическом Крыму предпринимателем, в открытую поддержавшим кандидата Ющенко — так Ющенко, теперь приехав к этому бывшему военному, любителю жизни, свободы и природы, предложил именно ему пойти в ялтинскую власть, в и.о. мэра с последующими выборами — нынешнего ж мэра уголовка дожидается…

Но потом набежали президентские “санитары”, что-то там переиначили, всем велели именем Президента любить Чабанова, заверили, что Кармазина с его запросом угомонят или договорятся, обещали, что и ментовка, и Генпрокуратура все по Чабанову растушуют и…

Короче, утухни, заглохни, семилетний мальчик, который в каждом ялтинском дворе знает, как выйти на криминальную систему и на мафию. Цыц, цыц, плесень мелкокалиберная! Тут большие дядьки гульку гуляют. “В Крым возвращается закон”, — называется. Под конвоем Жени Червоненко, Пети Порошенко и других ведущих “нашеукраинских” товарищей.

Папе я про это не рассказываю. А то он, зануда, вспомнит, что мы ему про бандитов, зэков и Януковича орали — и будет насмехаться. Тем более, что разве только в родном Крыму уголовный элемент — “нашеукраинско”-президентская опора? А вот про Одессщину в “Зеркале” какая сага — зашибись. Зам. губернатора, кадр от Президента “по кадрам” области — 13 лет отсидки. Кстати, шум там поднял по этому поводу тоже Кармазин. “Сообщил и затих” — так в “Зеркале”. Может, поэтому и с очередным запросом Кармазина — по ялтинскому зэку — такая уверенность у заинтересованных лиц, что всё замнется? Ой, Юра Кармазин, так люди ж могут подумать, что это теперь такой бизнес! Так ты уж не огорчай, правдолюбец и защитник Отечества…

А то вот еще живописный пример, как президентские пацаны под сурдинку “празднуют” своего патрона. Ющенко с большой компанией знаменитую пещеру в Крыму посетил. Он директора центра спелеотуризма и первооткрывателя Мраморной пещеры Козлова (мощный, между прочим, мужик) давно знает, они на “ты”. Ну, Саша, наверное, не мог не сказать Виктору: помоги, мол, — Крымский госзаповедник, который во времена Кучмы прибарахлила ДУСя Президента, уже забодал в попытках отобрать Мраморную, входящую в пятерку самых красивых шоу-пещер мира — после того, разумеется, как она стала отлично оборудованным и трепетно ухоженным туристическим объектом. Ющенко, возможно, ответил готовно: “Я ж обещал — приду к власти, всё порешаем”. И указал, наверное, лицо из ближней свиты с Банковой — с кем прямо сейчас надо перетереть и закрыть проблему.

Лицо (вполне приличное, между прочим) глянуло на подошедшего Козлова так, что лучше б сразу на хер послало (с Президентом в ногу) и отодрало за попытки решать “свои бизнес-проблемы”. Ну, больше, рассказывают, Козлову до Президента на следующем объекте приблизиться не удалось: лично начальник ДУСи Тарасюк локти расставлял, как шлагбаум. А то! Новое окружение своего упускать не собирается. Президент — он себе свое, мечтатель, “никакого предела”, то-сё, но они-то не лохи какие-нибудь.

Там еще в Крыму Балаклавская бухта демилитаризованная на подходе. Теперь здесь яхты, гостиница, набережная, ресторанчик, трали-вали. В смысле, что урвали смышленые ребята у прежней власти, то узаконили, бабки вложили и обустроили. Но уже новые буржуины с властных этажей зубьями щелкают. Еще и друг с другом локтями толкаются. Очень “збитками держави” озаботились ввиду проигранных судов. Так сильно, что уже не по телефону Верховному Суду указания по “пересуду” дают, а прямо на официальных бланках пишут: “Прошу вжити необхідних заходів”. Ай, молодцы! Боятся Европейский Суд без украинской работы оставить.

Я так думаю, что новая власть, так и не сумев вернуть народу стратегические объекты, поскольку торгуется своими олигархами с чужими, тихим сапом пойдет по пути местных “реприватизаций”, иначе как всех новых во власти удовлетворить, им же обидно — “за что боролись?”.

И я опять ничего такого папе не рассказываю. Пусть любит новую власть. Тем более, когда её зовут “Юля” — он от нее в восторге.