Бакай позарился на пленки Мельниченко, и Березовский об этом знает

1,5 т.
Бакай позарился на пленки Мельниченко, и Березовский об этом знает

Расследование убийства украинского журналиста Георгия Гонгадзе принимает все более глобальные формы. После смерти одного из ключевых свидетелей – экс-главы МВД Юрия Кравченко, часть расследования этого громкого дела, обеспечивающая привлечение к ответу заказчиков убийства, а не исполнителей, зашла в тупик.

При этом существует версия, что дать ответ на вопрос «Кто заказчик?» может анализ так называемых «пленок Мельниченко». Беда лишь в том, что бывший майор наотрез отказывается сотрудничать с украинскими следственными органами, несмотря на все данные ему гарантии безопасности.

В сложившейся ситуации инициативу в этом деле начинают перехватывать третьи лица. На прошлой неделе о своей готовности передать в распоряжение украинского правосудия имеющиеся у него материалы Николая Мельниченко заявил Борис Березовский. В ответ майор выступил с заявлением о том, что не передавал известному российскому бизнесмену свои материалы. Эта ситуация могла бы получить быстрое решение, но г-н Березовский еще не получил визу в Украину. Пока необходимые документы проходят соответствующее оформление, «АиФ» попросил Бориса Березовского прокомментировать последние события.

Видео дня

- Прежде всего возникает вопрос: почему вы решили оформить въездную визу на имя Платона Еленина, если, как гражданин России Борис Березовский, можете въехать в Украину без всяких виз?

- Вопрос имеет простое юридическое объяснение. Я попросил политическое убежище в Великобритании, мне его предоставили, выдав при этом документы на имя Платона Еленина. Сегодня – это мои действующие документы. Если бы я решил приехать в Украину как Борис Березовский, это означало бы, что я отказываюсь от предоставленного мне политического убежища, а сегодня я себе этого позволить не могу.

- Понятно, теперь собственно о пленках. Как нам объяснили компетентные лица, с точки зрения украинского правосудия эти записи не имеют юридической силы без предварительного допроса самого Мельниченко. Что заставило вас проявить инициативу с пленками?

- Чтобы говорить об этом, нужно понимать, что я получил некоторое отношение к «пленкам Мельченко» не сейчас, а два с половиной года назад, когда Николай обратился ко мне за помощью. Ему помогли. Я лично проводил с ним немало времени, пытаясь понять, почему он не хочет дать показания по поводу своих записей, и убеждал его в необходимости это сделать. Но тогда у власти находился Кучма и опасения Мельниченко были понятны. А сегодня уже совершенно очевидно, что определенные силы, не заинтересованные в раскрытии этого преступления, пытаются перевести вопрос о записях из обсуждения преступления предыдущей украинской власти в тему отношений Мельниченко и Березовского. Я прекрасно понимаю, что Николаем просто манипулируют. Он говорил мне, что накануне выборов президента в Украине дважды ездил в Москву, где в присутствии офицеров ФСБ у него пытался выкупить пленки Игорь Бакай.

- То есть их пыталась выкупить наша бывшая власть?

- Да, причем при участии российской ФСБ. Именно поэтому я считаю необходимым передать эти записи правосудию, а об особенностях их легитимизации, о которых вы говорите, я раньше не слышал.

- Судя по вашему решительному настроению, вы готовы выступить в Украине в качестве свидетеля по этому делу?

- Да, в общем, я и являюсь свидетелем по вопросам о пленках. И готов дать все необходимые показания украинскому правосудию.

Беседовала Анна НЕСТЕРОВА, Аргументы и факты в Украине