Вячеслав Кириленко: "Никаких угрожающих тенденций на рынке труда сегодня нет"

Вячеслав Кириленко: 'Никаких угрожающих тенденций на рынке труда сегодня нет'

Льготы

Видео дня

Простите за наивность, но мне до сих пор непонятно, что собой представляет должность вице-премьера по гуманитар­ным и социальным вопросам и чем занят человек, занимающий эту должность. Де­ятельность прежнего "гуманитарного пре­мьера" Николая Томенко, его стремление демонстрировать компетентность во всех сферах оставили весьма противоречивый осадок...

— Ябы в названии этой должности некоторые слова поменял местами. Я считаю, что это пост вице-премьера по социальным и гуманитарным вопросам. Поскольку социальная составляющая, на мой взгляд, является самой важной. Вместе с тем, конечно, вице-премьер моделирует функции министров, кото­рые непосредственно отвечают за поло­жение дел в своих секторах. Например, наряду с традиционным мониторингом программы помощи при рождении ре­бенка, создания рабочих мест, выпла­ты пенсий и помощи, я буду организо­вывать работу специальной группы по вопросам реформирования пенсионного законодательства. Например, вместе с министром охраны здоровья буду про­рабатывать программу поэтапного ре­формирования системы здравоохране­ния, учитывая необходимость внедрения страховой медицины.

Блок гуманитарной политики также очень важен. Мы должны провести опре­деленные изменения в системе образова­ния. Я считаю, что система независимого тестирования знаний выпускников помо­жет решить проблему коррупции в сфе­ре образования. На самом деле особого внимания требует огромное количество гуманитарных проблем. Это проблемы украинского кинематографа, украинс­кой современной музыки, внутреннего и въездного туризма, проблемы информа­ционного и материального обеспечения национальных заповедников.

Есть ли у вице-премьер-министра по гуманитарным и социальным вопросам выработанные программы решения выше­перечисленных проблем? Я имею в виду не наборы лозунгов, а некие прописанные параметры вроде: достичь определенного уровня в той или иной сфере к какому-то году. Обросли ваши идеи цифрами?

— У нас есть главный программный текст. "10 шагов навстречу людям" — это программа Президента.

Хочу сказать, что к 2008 г. мы должны решить, например, проблему дефицита бюджета Пенсионного фонда и начать настоящую пенсионную реформу. Вве­дем накопительную систему, стимулиру­ем деятельность учреждений негосударс­твенного пенсионного обеспечения и т.д. Уже в следующем году необходимо изменить структуру доходов населения. В нынешней структуре доходов нашего среднего соотечественни­ка перобладает социальная помощь, она превосходит его официальную зарпла­ту. Теперь правительство стоит перед необходимос­тью выведения реальной зарплаты из тени, рефор­мы оплаты труда, введения единой тарифной сетки, минимальной почасовой зарплаты и т.п. В перспек­тиве, уже со следующего года это должно привести к изменению структуры доходов населения, в кото­рой доля зарплаты должна составить до 60%. А соци­альная помощь будет вы­деляться тем, кто не может на равных конкурировать на рынке труда или имеет ограниченные физические возможности.

Ну, и кроме того, во всех программных текстах речь идет о прозрачнос­ти социальной политики в системе социального страхования, об умень­шении нагрузки на фонд оплаты труда и т.д. Частично мы уже начали ре-ализовывать эту программу. Речь идет об уменьшении нагрузки на фонд оп­латы труда, которое запланировано уже со следующего года; уменьшении стра­хового взноса в Пенсионный фонд и в два фонда социального страхования. Это вроде бы мелкие шаги, но они являются основой общей стратегии уменьшения налогового пресса.

Цифр я так и не услышал.

— Какие вы хотите услышать цифры?

Например, характеризующие страте­гию изменения структуры доходов, ми­нимизации льгот. В России эту проблему решили кардинально. Вы тоже предлага­ете монетизировать льготы?

— Яговорил о структуре доходов в части соотношения зарплаты и соц-помощи. В среднем сейчас это соот­ношение оценивается как 53% к 47% в пользу социальных льгот. А должна преобладать зарплата. Вопрос льгот — это абсолютно отдельная тема. И она на повестке дня уже много лет. В соседней стране действительно пошли радикальным путем, не обеспечив ме­тодологического и финансового обос­нования монетизации. Украинское правительство не собирается действо­вать таким способом. Любая льгота в случае ее отмены должна иметь ком­пенсатор.

Трансформация системы оплаты труда и льгот входит в круг задач соци­ального блока правительства?

— Виктор Ющенко, еще в первые ме­сяцы пребывания на посту Президента Украины, дал поручение правительству относительно выработки концепции новой социальной политики. Но ее не­обходимо предварительно обсудить на "круглых столах", в рабочих группах, в том числе и с участием СМИ. Неко­торые шаги требуют поддержки парла­мента. Сложность прохождения бюд­жета в парламенте говорит о том, что каждая правительственная инициатива будет встречать серьезное сопротивле­ние со стороны ВР.

Поэтому сейчас озвучивать какие-то цифры вы не рискнули бы?

— Сейчас я занимаюсь тем, что мож­но решить на данном этапе. Пенси­онная реформа — это то, что волнует правительство больше всего. Пенси­онное законодательство должно быть прозрачным и понятным для всех, а существование сегодня 20 специальных пенсионных законов — ненормальное явление. Необходимо внедрять так на­зываемый второй уровень пенсионного обеспечения, т.е. накопительную сис­тему. Чтобы подготовить базу для это­го, нужно внести десятки изменений в нормативно-правовые акты. После предвыборной кампании следует пред­ложить обществу уже готовые рецепты.

Но после этой кампании состав Кабмина и его политика может изме­ниться...

— Я верю, что курс останется пре­жним, хотя состав и может изменить­ся.

Что вы хотите успеть сделать до парламентских выборов?

— Яхотел бы успеть предложить ме­тоды пенсионного реформирования. Я хочу, чтобы мы внедрили уже со сле­дующего лета внешнюю независимую оценку знаний выпускников. Хотя бы в нескольких областях в качестве экспе­римента. И мне хотелось бы заложить некоторые необратимые изменения в культурной политике. Это касается до­минирования гуманитарного подхода в решении многих проблем.

ГУМАНИТАРНЫЙ ПОДХОД

Что значит "доминирование гумани­тарного подхода"?

— Если говорить в стандартных фра­зах, то это невозможность отношения к культуре по остаточному принципу. На мой взгляд, у нас есть некоторый дисбаланс между культурными пот­ребностями наших соотечественников и тем, что им предлагают. У нас есть огромное количество талантов, людей, готовых снимать кино, заниматься му­зыкой, гастрольной деятельностью, анимацией и т.д. У нас очень много блестящих телевизионщиков. Но все это, в связи с отстранением государс­тва от решения гуманитарных проблем, пребывает в состоянии стагнации. На выходе мы имеем ложные тезисы, ко­торые эксплуатируются уже несколько лет: у нас вроде бы нет украинского кино, у нас как бы нет украинской му­зыки и т.д. и т.п. Если эти проблемы положить под увеличительное стекло и предложить сконцентрировать вни­мание общества в том числе и на них, то мы за полгода-год выйдем на их ре­шение. Найдем не только бюджетные средства, но и спонсорские и меценат­ские деньги.

Не так давно БИЗНЕС писал, как киевские студенты не смогли добиться финансирования от "оранжевого" пра­вительства и за свой счет поехали на Каннский фестиваль, который отметил их работу. А как вы намерены искать источники финансирования, а самое главное, привлекать менеджеров в культурную сферу? Ведь поп-культура у нас развивается неплохо и деньги продюсеры находят. А менее коммерциализирован­ные культурные направления как воз­рождать?

— Прорыв, например, в украинском кино, на мой взгляд, возможен только в результате какой-то работы, которая станет показательной, резонансной для всех украинцев. Ведь много чего сни­мается и теперь (по данным Минкуль-туры и туризма, сейчас идет работа над двумя десятками фильмов). Но пробле­ма в том, что большинства этих филь­мов мы с вами никогда не увидим. Мы должны уважать все, что производится в США, Европе и России, но показы­вать миру и собственно украинский продукт.

Относительно современной музыки вы правильно говорите: это не задание правительства в стро­гом понимании этого слова. Но если посмотреть официальный мониторинг, который произве­ден Нацсоветом по вопросам телевидения .и радиовещания, то мы увидим, что украинский песенный продукт в репертуа­ре наших FM-станций занима­ет далеко не первую позицию. Есть одна радиостанция, доля украинской песни в эфире ко­торой составляет 52%, но стандартный показатель — 3-4%. Это при том, что мы имеем целый ряд конкурентоспо­собных исполнителей. Вследствие мно­гих причин, не только из соображений национальной гордости, но и для со­здания новых рабочих мест, надо эту тенденцию изменить. Надо дать работу нашим исполнителям, нашим продю­серам и нашим рекординговым компа­ниям.

Опять-таки вопрос, а как? Просто воздействовать на национальную гор­дость, агитировать? Любое финансиро­вание, и 30%, и 100% бюджетных денег, можно проесть, закупить срочно "мерсе­десы" чиновникам от культуры, напри­мер.

— Да, с этим, конечно, нужно бо­роться, и у государства есть традици­онные механизмы влияния и контроля. И инструментарий имеется. Напри­мер, совсем недавно мы собирались с продюсерами, представителями ре-кординговых студий, FM-операторами и исполнителями, чтобы предложить рецепты увеличения присутствия на­шей музыки в эфире. Причем рецепты взаимовыгодные. Вышли на создание Совета взаимодействия, и все участни­ки процесса будут сообща принимать участие в наработках нового песенно­го материала. Вместе давать оценку, условно говоря, формат это или не формат для FM-бизнеса. В то же время правительство имеет стандартный механизм влияния на те или иные процессы. Многие из участников упо­мянутого совета поднимали вопросы о квотах для украинских исполнителей. Половина эту идею поддерживает, по­ловина — нет. Но, так или иначе, пра­вительство эти вопросы прорабатывает. И если мы не сможем добиться взаи­модействия, то прибегнем к регулятив­ному подходу. Такие же возможности присутствуют и в других сферах.

Какими методами вы намерены по­ощрять или заставлять теле- и радио­компании "крутить" украинские песни в определенном объеме?

— Законодательством обозначены требования к языку рекламы, теле- и радиопрограмм. Относительно песен нигде ничего не сказано, и в лицен­зиях на право осуществлять радио- и телевещание на этот счет пока также не заложено никаких параметров. Мы с представителями теле- и радиоком­паний договорились об определенных шагах и рассматриваем вопрос о воз­можном квотировании украинской му­зыки и песни в эфире радиостанций. Это, кстати, абсолютно не новая прак­тика, она применяется во Франции, в Польше...

Как ни странно, тема квотирования не вызвала острых дискуссий. Украин­ский продукт и так доказал свою кон­курентоспособность. Вопрос только в том, чтобы молодые исполнители, так или иначе, имели доступ к эфиру. Это можно обеспечить только путем взаи­модействия всех участников процесса. Если мы найдем общую точку зрения по этому вопросу, то я не думаю, что вмешательство государства будет необ­ходимым.

Возникает вопрос относительно эко­номической целесообразности этого кво­тирования. Ведь радиостанции "крутят" те или иные песни не из патриотических побуждений, а потому что они "цепля­ют" определенную аудиторию, соответс­твенно, привлекают рекламодателей.

— Правильно, но возьмем, к примеру "Океан Эльзы", группу, популярную как в Украине, так и в РФ. Еще при­мер — FM-оператор, который довел долю украинской музыки в общем объ­еме своего вещания до 52%.

Кто это?

— Это будет рекламой (смеется). "Наше радио". Это данные официаль­ного мониторинга. При этом "Наше радио" находится далеко не на послед­них позициях в рейтингах. Эти при­меры подтверждают, что нет никаких проблем в совмещении бизнеса и по­литики правительства, направленной на поддержку отечественного исполни­теля. Механизмы — это уже отдельный вопрос.

Вы говорите, что вопрос языка теле- и радио программ уже решен на за­конодательном уровне. Будут печатным изданиям навязы­вать язык "вещания"?

— Вы хотите спросить, все ли газеты в Украине будут выходить на украинс­ком языке? Думаю, что нет.

Будет ли правительство прилагать усилия к тому, чтобы перевести русско-язычную прессу на державну мову?

— Вправительстве этот вопрос не рассматривается.

РАБОЧИЕ МЕСТА

Программа президен­та "5 млн рабочих мест за 5 лет" вызвала не то чтобы недоумение, а даже недове­рие. И прежнее правительс­тво пошло по пути, не спо­собствующему привлечению инвестиций, а значит, и со­зданию новых рабочих мест. Выполняется ли эта про­грамма? Как нынешний Кабмин намерен восстанавливать то, что "наломал" прежний?

— Правительство при­няло программу создания новых рабочих мест только на 2005 г. В ней фигурирует цифра 1 млн новых рабочих мест. Это задание сложное, но решаемое.

Безусловно, рынок реагирует на дейс­твия любого правительства. И, напри­мер, возобновление налогообложения некоторых секторов украинской эко­номики могло привести к сокращению рабочих мест. Но не привело, поскольку были найдены механизмы, так или ина­че предотвратившие этот процесс. По­тому, я думаю, сальдо между создани­ем новых рабочихмест и сокращением прежних будет позитивным. И миллион новых рабочих мест мы до конца года создадим. В октябре мы выполнили про­грамму уже на 80%.

Не является ли это чисто статис­тическим фокусом? Ведь рабочие места можно создать и на бумаге.

— Статистику ведут центры занятос­ти. Конечно, в каком-нибудь районе можно найти какие-то несовпадения, но думаю, что это существенно не из­менит статистику. В любом случае, выполнение программы и работа в этом направлении дают положитель­ные изменения в структуре занятости населения Украины. Но то, что само существование такой программы и правительственный мониторинг ее вы­полнения являются стимулами развития рынка труда, для меня очевидно. Претензии могут быть, в том числе и к корректности статистики. По оконча­нии года мы, конечно, подведем итоги и наработаем методологию, которая не будет вызывать скептических замеча­ний. Давайте вместе будем отслеживать ситуацию и потом дадим дополнитель­ные оценки этому процессу. Но, пов­торяю, под каждой цифрой подписы­вается соответствующий чиновник, и он готов отвечать, демонстрируя каж­дого нового занятого.

Темпы снижения роста ВВП, инвес­тиций не очень убеждают в справедли­вости этих цифр. Сложно представить, что при сокращении объемов инвестиций в стране количество рабочих мест уве­личивается, да еще и на 800 тыс. за 10 месяцев. Даже если это так, то не яв­ляется ли это инерцией предыдущих ин­вестиций?

— Дело в том, что даже те инвести­ции, которые были вложены в этом году, могут дать положительный ре­зультат. И я недумаю, что колебания прогноза относительно роста ВВП на текущий год и реальной оценки ин­вестиций прямо влияют на оперативный процесс создания новых рабочих мест, в том числе и в секторе малого бизнеса, и в секторе самозанятости. Поэтому, повторяю, даже если будет погрешность, она будет небольшой. Но точно рассчитать жизнеспособность этого проекта на 2006-2007 гг. можно будет, только всесторонне проанали­зировав результаты 2005 г. Все макро­процессы, в том числе связанные с по­литическими рисками, которые имели место в экономике этого года, на мой взгляд, отразятся на программе созда­ния рабочих мест не раньше, чем в следующем году. Главное, не ошибить­ся с этим прогнозом на следующий год и своевременно внести коррективы.

А в какие отрасли экономики при­шли эти 800 тыс. человек?

— Яне готов дать точную статистику по отраслям.

Вы не боитесь, что увеличение ко­личества самозанятых является просто ужесточением политики учета? Ведь на рынках и раньше торговало огромное ко­личество людей, и сейчас их просто ста­ли учитывать?

— Это тоже не так плохо. Если ведется учет, который может дать объективную или близкую к объективной картину, это само по себе очень неплохо. Ника­ких угрожающих тенденций на рынке труда сегодня нет. Я это утверждаю. На­оборот, критики обвиняют государство в абсолютно патерналистских подходах. Дескать, мы предоставляем слишком большой срок безработным для пребы­вания на учете, а службы занятости ог­раничены в привлечении на обществен­ные работы безработных и т.д.

ВТО

Вступление в ВТО для социальной политики и политики трудоустройства — палка о двух концах. Особенно в та­ких секторах, как перерабатывающая промышленность и сельское хозяйство. Когда на украинский рынок хлынут импортная продукция, сырье, это может вызвать массовую безработицу.

— Как минимум, при этом мы будем иметь позитивные тенденции в метал­лургии, химическом комплексе, других секторах экономики. А это сектора, в которых очень много рабочих мест. Этот вопрос рассматривался, если я не ошибаюсь, еще в мае на заседании СНБО. В том числе и в аспекте заня­тости на следующий год. Все возмож­ные трудности мы будем регулировать, используя стандартные методы влия­ния на рынок труда.

Красиво говорите, но и в тех отрас­лях, которые могут серьезно пострадать от либерализации импорта (молочная, сахарная, винодельческая промышлен­ность, например), работает немало лю­дей. А в металлургии хватает и своих проблем с занятостью.

— Все в мире знают, и мы с вами знаем, что пребывание в любой международной организации имеет свои плюсы и минусы. То же относится и к ВТО. Рынок в нашей стране уже существует, и конкуренция на нем жесткая. Так или иначе, наши про­изводители принимают во внимание, что Украина находится не в закрытом пространстве, а в глобализированном мире. И то, что мы вне ВТО, на мой взгляд, только усложняет продвижение в ЕС, с его сложными, но понятными торговыми правилами.

Это вопрос стратегической дискус­сии, нужна нам ВТО или нет. Все наши соседи считают, что им нужна. У нас до сих пор идет дискуссия, как бу­дет чувствовать себя сельхозпроизводи­тель и т.п. Для этого есть стандартные механизмы согласования компенса­торов со стороны государства, двусто­ронних договоров, квотирования и т.д. Мы можем с вами провести еще один раунд дискуссий.

В социальной сфере со вступлением Украины в ВТО никаких катаклизмов, в том числе на рынке труда, повторяю, не предполагается. Ситуация может ухудшиться в течение первых месяцев после вступления, но потом мы полу­чим компенсацию благодаря новым перспективам в горно-металлургичес­ком, химическом и машиностроитель­ном комплексах. К тому же у нас нет крепостничества. Каждый наемный ра­ботник может перемещаться из одного региона страны в другой, он может пе­реквалифицироваться, получить допол­нительное образование и т.д. В конце концов он будет иметь возможность легального выезда за границу, трудо­устройства там и получения достойной зарплаты за легальный труд.

Я не веду дискуссию о целесообраз­ности вступления Украины в ВТО. Меня интересует, какие механизмы предусмот­рело правительство, чтобы предотвра­тить или, по крайней мере, сгладить воз­можные негативные последствия этого вступления? Ведь если описанные вами миграции действительно активизируют­ся, то депрессивные регионы придут в еще больший упадок.

— У нас предусмотрены компенсаторы в виде страховых отчислений на случай безработицы. Плюс огромнейшие воз­можности относительно переквалифи­кации. Плюс возможности дотирования создания рабочих мест. Плюс дотирова­ние создания собственной бизнеса без­работными.

Понятно, что по мере развития про­цесса вступления Украины в ВТО пра­вительство должно нарабатывать кон­кретные нормативно-правовые акты, которые позволят реагировать на изме­нение ситуации в том или ином сегмен­те экономики. Возможно, мы еще даже не представляем того огромного объема работы, который необходимо сделать Украине после вступления в ВТО.

До задекларированной даты вступле­ния в ВТО осталось мало времени. Эти нормативно-правовые акты есть хотя бы в проекте, разработке?

— Конечно, есть. Обратитесь в Мин­экономики, и вам предъявят огромное количество документов. Сейчас всю деятельность по вступлению Украины в ВТО концентрируется в Минэконо­мики. Пока правительство работает над обеспечением украинских инте­ресов на уровне двусторонних догово­ров. Все это отражено в законопроек­тах, которые поданы в парламент.

Владислав Силивончик, «БИЗНЕС»

http://business.ua