Александр Пономарев: «В старости мне бы хотелось спеть «I love you, baby!»

Александр Пономарев: «В старости мне бы хотелось спеть «I love you, baby!»

«Серебряный голос» Украины, официальный исполнитель национального гимна, а теперь и певец, занимающийся благотворительностью, Александр Пономарев всерьез озабочен развитием украиноязычной музыки.

Видео дня

Об этом и многом другом с ним беседовала корреспондент «СН»

- Александр, скажите, а есть ли такие вопросы, которые выне любите, чтобы вам задавали?

— Конечно, есть! Это вопросы из серии «А какой вопрос вы бы себе сами задали?», «Какой вопрос вы бы хотели услышать?» или «Какой вопрос вам еще не задавали?».

Что ж, постараемся обойтись безних! Итак, весь светский Киев живет в предвкушении бала, орга­низуемого вами 20 ноября. Как при­шла идея его устроить?

— Идея витала в воздухе уже дав­но. Первый раз я ее реализовал на свое тридцатилетие, когда испол­нял для своих гостей академиче­скую музыку. Но там было всего триста человек. Потом поступили просьбы сделать это в Киеве для большего круга людей. К тому же у меня была еще одна мечта: сделать нечто, что уже долгое время суще­ствует во всем мире, — благотвори­тельный бал, на котором будут при­сутствовать первые лица государ­ства, бизнесмены, и, соответствен­но, те, кто захочет с ними пооб­щаться, побыть в их кругу и... сде­лать благотворительные взносы.

Пообщавшись с Катериной Ющенко, понял, что нашел в ее лице еди­номышленника. Собственно, так и появился благотворительный бал. Его концепцию разработал режис­сер Миша Крупиевский. Из пер­вых лиц на балу точно будет при­сутствовать Президент с супругой. Всех остальных я называть не буду, возможно, кто-то захочет сохранить свое присутствие в тайне.

Вы на балу будете петь оперу?

— Безусловно!

Почему тогда вы не участвуе­те в оперных спектаклях?

— Признаться, мне это не осо­бенно интересно. Я все-таки ка­мерный певец, академический. Мне больше нравится петь музыку на концерте. Не в спектакле.

— Будете отмечать годовщину революции?

— Конечно! Если на Майдане вновь соберутся люди, то и я буду там. Для меня это — исторический праздник, который изменил исто­рию Украины на данном этапе, по­казал ее как государство демокра­тическое. Гораздо более демократи­ческое, нежели все думали. Мы показали всем, чего мы стоим.

Как вы оцениваете современ­ный украинский шоу-бизнес?

— По-разному. Увы, в 90 процен­тах случаев — как не способствую­щий развитию вкуса, а наоборот, его прибивающий, заставляющий людей деградировать.

Какие тенденции вы бы выде­лили в украинской музыке?

— Опять-таки, увы, никаких. К сожалению, с тех пор как про­шла революция, я не заметил ни­каких тенденций в сторону улуч­шения отечественной музыки — эстрадной или академической. Ду­маю, на это есть несколько при­чин. Но одна из основных — это отсутствие контроля. У нас суще­ствует закон о том, что 50 процен­тов продукта, поступающего в эфир, должно быть украинского производства. Этот закон не исполняется, потому что в нем есть очень много лазеек. Если бы я был народным депутатом, то,безуслов­но, сделал бы доработки. Во-пер­вых, в законе четко не определе­но, что есть национальный про­дукт. Национальный продукт мо­жет быть сделан на русском язы­ке, например, в Днепропетровске. И это будет считаться нацио­нальным продуктом. А я бы четко регламентировал «украинскость» этого продукта его языком! То есть национальный продукт должен быть сделан на украинском языке. Во-вторых, да, иногда радиостан­ции начинают крутить украинскую музыку, после того как им пригро­зят лишением лицензии. Крутят по ночам, ведь закон не регламенти­рует время выхода в эфир! Так мы можем прийти к половине украин­ского эфира, но она будет звучать тогда, когда ее никто не будет слу­шать. И третье, это, естественно, сам механизм контроля. Контроль возложен на Нацсовет. Как пока­зывает практика, это неэффектив­но. И я не понимаю стенания кол­лег, что музыкантов, которые поют по-русски, начинают ущемлять в эфирах телеканалов и радиостан­ций и не дают им петь на родном языке. Достаточно включить лю­бую радиостанцию и подсчитать количество русскоязычных, украиноязычных и других песен.

А вам не кажется, что для того чтобы украинский продукт стал кон­курентоспособным, надо просто улучшать его качество?

— Оно никогда не улучшится, если нет стимула!

Но, например, группу «Океан Эльзы» очень любят в России, хотя и не понимают, о чем они поют. Так, может, проблема не в языке?

— Знаете, с Вакарчуком, Скрипкой и «Грин Греем» получи­лась такая схема: они пошли раскручиваться через Москву. Эти музыканты, до того как появились в Белокаменной, долго пели здесь. И не были настолько популярны. Сработал принцип «заграничности» — абсолютно неправильный и неадекватный! Почему я, для того чтобы, например, разрекламиро­вать в Украине украинское же пиво, должен ехать в Москву?! Изначально неправильный прин­цип. Поэтому ваши примеры некорректны — это не есть пра­вило. Со своей стороны могу при­вести в пример Иру Билык. Пре­красная украинская исполни­тельница, высочайшего уровня. Почему она запела на русском языке?! Как только заработает этот закон о 50 процентах, все ук­раинские исполнители, которые пели на русском языке, начнут ав­томатически конкурировать с московскими артистами за время в эфире. Например, конкурента­ми того же Филиппа Киркорова станут те же украинские группы, которые не попадают в 50 процен­тов украиноязычной музыки. И это заставит наших исполнителей подумать, а смогут ли они выдер­жать эту конкуренцию, и переходить на украинский язык. Вот тогда и начнет развиваться украинс­кая музыка.

А как вы относитесь к приданию русскому языку статуса второ­го государственного?

— Абсолютно нормально. Хотя это довольно сложный вопрос, и я не могу однозначно на него отве­тить... Я признаю украинский как свой родной язык. Но уважаю и взгляды других людей.

Что для вас есть популярность?

— Пожалуй, это какие-то стан­дартные атрибуты. Скидки в мага­зинах. Или наоборот... Вот, к при­меру, иногда приходишь на рынок за мясом. До тебя его человек поку­пал, условно, за десять гривен, а тебе продают за 12. Или наоборот, приходишь в какой-то магазин, а тебе скидку делают. Приятно. Ну и, конечно же, издержки, связанные с автографами и прочим. Ничего та­кого эксклюзивного в моей попу­лярности нет, наверное.

Не боитесь, что перестанете сочинять музыку и стихи?

— Я о таком еще не слышал. Ду­маю, такого не бывает. Бывают только кризисы — затяжные и не очень. Но это нормально.

Вы обронили фразу «если бы я был народным депутатом». Не со­бираетесь идти в политику?

— Не уверен, что пришло время этим заниматься. У меня еще боль­шой творческий потенциал. А на примерах моих коллег, которые од­новременно и депутаты, и певцы, я понимаю, что это не всегда пози­тивно влияет на имидж артиста. Но если уж и стану депутатом, то я буду полезным депутатом! Полезным го­сударству!

У вас в Хмельницком был рес­торан. Не собираетесь открыть что-то в Киеве?

— Нет, мне не хочется занимать­ся ресторанным бизнесом. А каким-то другим бизнесом, не всегда свя­занным со сценой, я занимаюсь по­стоянно. Потому что, к сожалению, в нашем шоу-бизнесе иначе не вы­живешь.

Что вы читаете?

— Ячитаю очень много! Напри­мер, недавно прочел серию книг Анхела де Куатье. Их там книг пят­надцать, и я прочитал все. А вооб­ще, разделяю литературу, как и му­зыку, на две категории: для роста над собой и для релаксации. К пос­ледним, к примеру, относится «Ро­бинзон Крузо».

Какая музыка сформировала Александра Пономарева?

— Очень разная. «Ласковый май», «Дип Перпл», «Ролинг Стоунз», Том Джонс, «Битлз», «Абба», «Юрайа Хип»... Такие странно сто­ящие рядом друг с другом группы...

Вы верите в сказки?

— Какие сказки! Я отец двоих детей, мне 32 года!

А как вы себе представляете свою старость?

— Когда-то я гулял по Криту и, проходя мимо сувенирной лавки, увидел старого-старого дедушку. Он сидел за столиком, на котором сто­яла мисочка с оливками в оливко­вом масле, лежали национальные хлеб и сыр и стояла рюмка местно­го горячительного напитка. Когда мы купили у него в лавке сувени­ры, он выпил эту рюмку, закусил и запел: «I love you, baby!» Мне очень понравилось его отношение к жиз­ни. Мне бы тоже хотелось быть та­ким в старости.

Ольга МАЗУРЕНКО, «Столичные Новости»

http://cn.com.ua