Комментарий: "Газпром" обрывает инвестиционную ниточку

637

Решение российского госконцерна продать долю в немецкой газораспределительной компании VNG коммерчески абсолютно оправдано, хотя неприятный осадок остается, считает Андрей Гурков.

Российский госконцерн "Газпром" выставил на продажу свою 10-процентную долю в капитале немецкого импортера газа Verbundnetz Gas (VNG). В обстановке резкого ухудшения отношений России с Евросоюзом и Германией сразу же возникает вопрос: это коммерческое или скорее политическое решение? В данном случае ответ дать легко: это чисто предпринимательское решение. Однако оно логически вытекает из произошедшей по политическим мотивам смены корпоративной стратегии.

Стратегия выхода на конечного потребителя в Европе

До недавнего времени стратегия "Газпрома" на европейском рынке заключалась в намерении выйти на конечных потребителей. Компания больше не хотела довольствоваться доставшейся ей с советских времен ролью простого поставщика газа - она стремилась войти в более доходный бизнес по его транспортировке и продаже внутри ЕС. Отсюда и установка на приобретение долей в газораспределительных сетях и подземных хранилищах газа.

Наибольших успехов на этом пути "Газпром" добился в Германии. Здесь он, в частности, довел до 50 процентов свою долю в газоторговой фирме Wingas - совместного предприятия с крупнейшей немецкой нефтегазовой компанией Wintershall. Вместе с ней российский концерн владел и блокирующим пакетом акций (свыше 26 процентов) восточногерманского импортера газа VNG с годовым оборотом в 7,7 миллиарда евро. Это акционерное общество со штаб-квартирой в Лейпциге возникло в 1990 году на основе предприятия, получавшего, хранившего и распределявшего во времена ГДР газ из СССР.

Кульминацией экспансии на немецком рынке должен был стать согласованный осенью 2012 года обмен активами с компанией Wintershall. Стопроцентная дочка химического гиганта BASF собиралась передать "Газпрому" в полную собственность СП Wingas, продающее газ крупным потребителям в восьми странах ЕС, и газохранилища в Германии, а взамен расширить свое участие в освоении Уренгойского месторождения в Западной Сибири.

Резкая смена курса

Сделка получила все необходимые разрешения властей ФРГ и Евросоюза, однако в середине декабря 2014 года российская сторона настояла на расторжении договора. К этому моменту глава "Газпрома" Алексей Миллер уже объявил о принципиальном изменении стратегии компании на европейском рынке, конкретно: об отказе от ориентации на поставки конечным потребителям. Самым громким свидетельством произошедшей в Москве смены курса стал озвученный российским президентом Владимиром Путинным отказ от строительства газопровода "Южный поток".

Имеются разные объяснения столь резкого разворота. В российских СМИ преобладает утверждение, что европейцы оказались ненадежными партнерами. В Евросоюзе указывают на то, что в случае с "Южным потоком" Москва не хотела подчиниться действующим в ЕС законам. Что же касается сорвавшегося обмена активами с Wintershall, то существует мнение, что Кремль дал указание не передавать немцам дополнительные права на Уренгойское месторождение.

Утрата блокирующего пакета

Как бы то ни было, смена стратегии "Газпрома" вполне вписывается в общую канву нынешней российской политики размежевания с Европой и сокращения существующих с европейцами экономических связей, порождающих нежелательную для Кремля взаимозависимость. Россия явно возвращается к старой советской схеме газового сотрудничества с Западом: поставлять голубое топливо всего лишь до точки сдачи у границы ЕС.

При такой схеме "Газпрому" особо не нужны доли в европейских газораспределительных компаниях, тем более, если эти доли не позволяют участвовать в принятии управленческих решений. А именно такая ситуация сложилась в VNG после того, как Wintershall в октябре 2014 года продала свои почти 16 процентов в капитале восточногерманской компании. Дочка BASF стремится полностью избавиться от торговли газом и его хранения, поскольку этот бизнес утратил былую прибыльность, и сконцентрироваться на добыче нефти и газа (отсюда и готовность к обмену активами с "Газпромом").

Российский госконцерн поступает, таким образом, абсолютно правильно и логично, выставляя на продажу чуть больше 10 процентов акций VNG, которые не обеспечивают ему ни влияния на компанию, ни особо высоких дивидендов при сегодняшнем состоянии немецкого и европейского газовых рынков. Тем более, что потенциальные покупатели на этот пакет уже есть, и от них можно получить порядка 200 миллионов евро - деньги по нынешним временам для "Газпрома" совсем не лишние.

Так что решение о продаже с коммерческой точки зрения совершенно нормальное. Но осадок все же остается. Или, по меньшей мере, чувство сожаления. Ведь на наших глазах продолжают рваться инвестиционные ниточки, соединяющие российский бизнес и немецкий, Россию и Германию. Впрочем, драматизировать ситуацию тоже не стоит: компания VNG будет и дальше покупать российский газ, а Wintershall остается стратегическим партнером "Газпрома".

Автор: Андрей Гурков, экономический обозреватель DW

Читайте все новости по теме "Deutsche Welle" на Обозревателе.

Присоединяйтесь к группе "УкрОбоз" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости