Лилия Рагуцкая: Первые. Как зарождался батальон Кульчицкого - блог - Новости АТО - фото | Обозреватель
Примите участие
в розыгрыше
Xiaomi Redmi 5 PlusУчаствовать
ГлавнаяБлоги

Первые. Как зарождался батальон Кульчицкого

Читать новость на украинском

Война – это всегда страшно. Страшно до одури. И для того, чтобы принять решение идти защищать свою страну на фронте, человеку нужно немалое мужество. Но вдвойне страшнее – идти первым. Идти в неизвестность. Не понимая толком, что происходит и как будут разворачиваться события.

Ребята с Майдана, отправившиеся прямо из палаточного городка добровольцами в создающийся с нуля батальон будущей Национальной гвардии, а после брошенные в числе первых на фронт, этим мужеством обладали в полной мере.

Очень многие из майдановцев, ушедших в марте 2014 года в будущий батальон Кульчицкого, воюют до сих пор. Среди "ветеранов" подразделения – командир 1 роты батальона имени Кульчицкого Сергей Ткаченко, который и сегодня вместе с побратимами продолжает выполнять на Донбассе поставленные задачи.

О зарождении самого первого добровольческого подразделения, о первой встрече с противником, трудностях начала войны и проблемах, с которыми сталкиваются "кульчицкие" на пятом году противостояния с Россией, а также о том, как погиб первый командир батальона, генерал-майор Сергей Кульчицкий и как его бойцы пережили смерть "Бати", СЕРГЕЙ ТКАЧЕНКО рассказал в интервью OBOZREVATEL.

Первая мысль, вспыхивающая в голове, когда впервые видишь командира 1 роты батальона имени Кульчицкого Сергея Ткаченко: почему он выбрал себе позывной "Гном"? Слишком уж разительна разница между представлениями об этих низкорослых созданиях, живущих в фэнтези-мирах — и молодым, высоким, накачанным и смешливым нацгвардейцем. Об этом и спрашиваю:

- Сергей, вы уж простите за любопытство, но - почему "Гном"?

- У всех такой вопрос возникает (улыбается). Дело в том, что в мирной жизни я интересовался историческим фехтованием и фэнтези. И больше всего из фэнтезийного мира мне всегда нравилась расса гномов. Тот же Толкиен описывает гномов как веселых, трудолюбивых, никогда не унывающих крепышей — но небольшого роста. Ростом я, конечно, "не вышел"...

А, да — еще они очень любят пиво.

- Здесь тоже совпадение?

- Стопроцентное! Правда, здесь (на службе - Ред.) я его не пью совсем, да и дома тоже — все меньше и меньше... Отвыкаешь как-то.

- Вы на войне ведь — с первого ее дня?

- Так точно.

- Получается, вы видели, как зарождался батальон? Как это было?

- Я был на Майдане. Пришел туда после того, как избили студентов. Уже 1 декабря я был на Банковой, когда там трактор ездил. Пришел, честно сказать, посмотреть, что происходит. Ну и избиение студентов возмутило. Да и Януковича как президента я никогда не воспринимал.

Тогда казалось: ничего сделать нельзя. Но Майдан стал шансом если не переломить ту власть, то хотя бы показать ей: народ – не быдло, которое "мешает людям жить".

А потом втянулся.

После победы Революции Достоинства мы уже понимали: Россия это просто так не оставит. И когда был брошен клич "собираем добровольцев для формирования новой силовой структуры — Нацгвардии" – многие прямо с Майдана поехали в Новые Петровцы.

- Вы тоже?

- Я – через неделю: долечивал посеченную осколками от разорвавшейся гранаты ногу.

В Петровцах мне больше всего запомнились пораженческие настроения солдат "Барса" и враждебность по отношению к нам со стороны офицеров Внутренних войск – вплоть до саботажа. Раз десять терялись списки, исчезали наши данные, пропадали флешки…

Единственным положительным героем сразу, с первого дня, оказался Генерал (генерал-майор Сергей Кульчицкий – Ред.). Он хотел сделать из нас отличных солдат – и это было видно. Поначалу не обошлось без некоторых притирок, но он очень быстро понял, чего мы хотим и что не стоит нас силой заставлять делать какие-то совершенно ненужные вещи.

- Это какие?

- В армии есть очень много ненужного для войны, на самом деле. И Генерал нашел к нам ключики, которые помогли буквально за месяц сделать из нас если не боевое подразделение, то нечто похожее на батальон, способный решать простые задачи.

- Вы понимали, что вас готовят к войне?

- Поначалу я даже не надеялся, что мы поедем воевать. Хотя все ребята рвались, но видно было, что процентов 70 не служили в армии, а половина оружия в руках не держала. Я отслужил срочку, оружием по жизни интересовался – и видел, что из такого "материала" трудно было что-то сделать.

Но за месяц подготовки случайные люди ушли. Те же, кто хотел, тренировались с тройным усилием. Поскольку не меньше половины ребят имели одно, а то и несколько высших образований, обучение проходило быстрее, чем у 18-летних детей после школы.

- Да и мотивированы вы были – не в пример срочникам.

- Да, мотивация была серьезная. На ней и выезжали. Потому что особых умений у нас не было. Да и физически подготовлены были немногие. Но месяц физических тренировок и работы с оружием сделали из нас что-то похожее на какое-то мотострелковое подразделение.

- А отношения к ВВ-шникам за этот месяц поменялось? Все-таки совсем недавно вы с ними находились по разные стороны баррикад.

- Мы понимали, что научить нас обращаться с оружием и дать какие-то азы военного дела могут только они. Тем более, что работали с нами в то время, наверное, лучшие инструктора в Украине – как из ВВ, так и из числа военных. И они давали нам неплохую, хоть может и устаревшую немного тактику.

Как бы то ни было, обращаться с оружием нас научили. К концу месяца стрелять из разных видов вооружения умели почти все. Эдакий ускоренный "курс молодого бойца". Кто забыл – вспомнил. У кого-то скрытые таланты открылись. Они, быть может, были рождены воинами – просто не видели себя в той армии, какой она была последние 25 лет. А она ведь была в стагнации. Ее целенаправленно разваливали все эти годы.

- Закончился месяц подготовки. Что потом?

- Потом, как ни странно, все приняли присягу. И нас отправили в Павлоград, город на границе Днепропетровской и Донецкой области. Тренировали на блокпостах там. Смотрели, как мы будем себя вести.

В Павлограде мы пробыли две недели. А дня за три до выезда к нам приехал господин Аваков – и сказал: Славянск захвачен товарищем Гиркиным-Стрелковым, милиция деморализована, войска в стагнации. Есть 1200 человек, на которых мы можем расcчитывать… 250 из них – вы.

Помню, я подумал тогда: а где же армия, численность которой на тот момент номинально составляла 250 тысяч? Неужели из них даже тысячу наскрести не смогли? Где милиция? Спецподразделения? "Альфа"? "Омега"?.. Где они все? Потому что на нас в тот момент посмотреть со стороны – ну партизанский отряд!

Как бы там ни было, через три дня мы выехали в населенный пункт Барвинково. Ехали красиво. Двухэтажный автобус типа "Неоплан", а в нем – боеприпасы, люди с оружием. Напихивалось человек 70, а выход был один.

Такой интересной колонной из нескольких "Неопланов" мы двинулись на вроде бы уже вражескую территорию. Уже в Барвинково навстречу нам выехали два военных "Хаммера" с тяжелыми пулеметами. Если честно, сердце в пятки ушло. Потому что ты понимаешь: выйти оттуда ты не сможешь. Не успеешь. Тяжелый пулемет раскладывает автобус за секунду. И выжить там – нереально. Особенно, учитывая, что автобус набит боеприпасами.

Слава богу, это оказались наши десантники из 80-ки. Помахали друг другу руками - да и разъехались.

Разместили нас в школе. И в ту же ночь мое подразделение (14 человек) перебросили на блокпост уже ближе к Славянску. Там уже стояли десантники 95-ки.

- У вас ведь было оружие?

- Стрелковое. Да еще пулемет, СВД и гранатомет РПГ-7. У десантников было 3 БТР. Их было 30 человек, да 2 "гайца" (сотрудники ГАИ - Ред.), да нас 14. Вроде нормально. 40 человек на 3 БТРах, тогда как с той стороны еще не было ни танков, ни артиллерии, от пехоты могли отбиться запросто.

Так что чувствовали мы себя нормально. До 3 часов ночи, когда десантники со своими БТРами за 5 минут не собрались и не уехали в неизвестном направлении. Нас осталось 14.

А под утро пришел приказ грузиться в вертолеты и десантироваться возле Славянска.

На вертолетах до этого летал только я и еще один парень.

Первый вертолет прилетел часов в 5 утра. Приехала еще одна группа наших ребят – так радовались, что полетают… Загрузились – и улетели.

За ними полетел второй вертолет.

А в третий загрузилась уже наша группа. Помню, мой пулеметчик, 53-летний бизнесмен из Белой Церкви, все приговаривал: Боже, как мне повезло! Мало того, что оружие дали, так еще и на вертолете полетаю впервые в жизни! И вот так вот большинство радовалось.

А я срочку в ВВС служил – так что у меня энтузиазма поменьше было.

- Почему?

- Я сразу увидел, что на вертолете не было тепловой ловушки на случай обстрела из ПЗРК. Не установлен механизм для отстреливания. Подвесного вооружения, которое можно разместить на Ми-8, тоже не было. Это был еще один "автобус" - только летающий.

Взлетаем. А внутри вертолета находится бак с керосином. Пацаны спрашивают: это ж если туда попадут – он взорвется? Конечно, - отвечаю. "Так зачем же его внутрь поставили?!" - А какая разница, внутри он взорвется или снаружи? Вертолету-то все равно не выжить. И экипажу тоже…

Настроение немного подупало. А потом мы услышали из кабины пилота, как ему по рации передают "Птичка упала". Над Славянском подбили второй вертолет…

После этого из дверей вертолета, из бойницы торчали все стволы, которые были на борту. И пилоту вертолета надо отдать должное. Он снизился настолько, что летел не над деревьями, а между ними.

- Тоже страшновато, наверное.

- Чем ниже профиль, тем позднее тебя увидят. А значит - позднее смогут выстрелить. Пилот тогда принял решение выбросить нас за 7 км до запланированной точки.

Мы вытащили из вертолета все боеприпасы, еду, воду – и поняли, что все это не унесем. Начали решать, что оставить. То, что боеприпасы не оставляем, было понятно сразу. Да и без воды дольше 3 дней не протянешь. Так что взяли воду. И маршем прошли эти 7 км.

Вышли на мост в селе Андреевка. Там встретились с 1 батальоном 95 бригады под командованием покойного уже Тараса Сеника. Там были и наши ребята, летевшие первым бортом.

- А что случилось с теми, кто летел в подбитом вертолете?

- Они высадились в другом месте. На самом деле, сбиты были вертолеты уже после того, как они людей высадили. Там только экипажи были… Один пилот вроде был ранен серьезно. В плен попал. А второй умудрился дотянуть подбитую машину до нейтральной территории – и спасся.

- "Бодренько" так для вас война начиналась…

- Более чем. Я даже в страшном сне представить не мог, что после месяца подготовки только-только сформированное из людей, далеких от армии, подразделение попадет в такое…

- Среди вас разве не было военных?

- Было пару человек. Но они даже не признавались, что они офицеры. Никто не хотел брать на себя ответственность. Понимали: придется командовать и отвечать за жизни бойцов, за выполнение поставленных задач.

Так что командовал нами солдат, даже не служивший до этого. Но он отлично справился тогда. Вряд ли кто смог бы лучше. Человек пользовался уважением, да и природная смекалка помогла выжить.

Там, на мосту, мы впервые встретились с противником.

Продолжение следует…

Читайте все новости по теме "АТО на Донбассе" на OBOZREVATEL.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

0
Комментарии
1
2
Смешно
26
Интересно
1
Печально
2
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы

Наши блоги