Примите участие
в розыгрыше
смартфона на Android Участвовать
Приз
ГлавнаяБлоги

/Новости расследований

Рудьковский организовал мое похищение. Я был на грани жизни и смерти — Семинский

Читать материал на украинском

Тогдашний директор "Нафтогазвидобування" Олег Семинский исчез зимой 2012 года. Возле дома его подстерегли и похитили неизвестные. Жена и двое маленьких детей не видели главу семейства больше трех лет.

Семинский связывает свое похищение с бывшим партнером, экс-министром транспорта и связи Николаем Рудьковским. Ныне бывший чиновник находится в Москве. В начале октября его задержали по старому делу — в июне 2014 года в Киеве Рудьковский бросил камень в посольство Российской Федерации. А на днях стало известно, что экс-министра отправили на психологическую экспертизу.

В интервью OBOZREVATEL Семинский рассказал о конфликте с Рудьковским, похищении и пытках, которые продолжались несколько лет.

Расскажите, как вас похитили.

— 3 февраля 2012 года на меня было осуществлено нападение вооруженной группой лиц на трех автомобилях. Мою машину заблокировали на подъезде к дому, я оказался в ловушке джипов. Было инсценировано ДТП, мою машину ударил один из их автомобилей.

Вы были один?

— Один, без охраны. Мое авто ударил автомобиль, я остановился, вышел. Тогда из трех машин порядка 12 человек напали на меня. Заломили руки, одели наручники, усадили в авто. И я оказался в плену на 3,5 года. Освободили меня 23 мая 2015-го. Привезли в лес возле Макарова, просто выбросили из багажника, открыли наручники и таким образом освободили.

На третий день после освобождения я приехал к Нестору Ивановичу, представителю интересов семьи Шуфричей. Он очень обрадовался моему появлению и через несколько минут набрал по закрытой связи тогдашнего генерального прокурора Украины Виктора Шокина. И уже 25 мая Нестор Иванович завел меня в кабинет к Шокину.

Расскажите о плене. Какие были условия? Как вас пытали?

— Были, конечно, жесткие пытки. Порядка трех недель на грани жизни и смерти. Сначала меня перевозили, держали в подвалах с периодичностью 3-4 суток закованным. Потом, вымогая деньги, начали очень жестко бить. Я несколько раз терял сознание, потом просто объяснил, что: а) таких денег у меня нет; б) завладеть моими деньгами невозможно, потому что наверняка возбуждено уголовное дело, ведется расследование, семейные активы тоже защищены.

Как я узнал позже, Рудьковский купил дом в Конча-Заспе за 280 тыс. долларов. В плену я слышал, как летали вертолеты. Сначала подумал, что это где-то около аэродрома Гостомель, наши богачи держат там свои парки вертолетов. Но оказалось все намного проще — это была вертолетная площадка в Конча-Заспе, где люди просто паркуют вертолеты. Над домом, где я содержался, они летали постоянно. В ушах были беруши, меня держали в санузле, там постоянно работал вентилятор, и музыку громко включали. Но все равно лопасти вертолета слышны, когда он пролетает над домом.

В этом помещении меня держали до лета 2013 года в ужаснейших условиях. Я лежал закованный на полу без матраса, у меня даже не было права сидеть, все время в маске, с закрытыми ушами, волосы сантиметров 30, ногти... Позже они начали водить меня в душ, тоже в темени, закованного. Так я провел примерно полтора года, сам того не зная.

То есть вы не знали, даже сколько времени прошло?

— Не знал. Ты лежишь, как биоматериал, не понимаешь — день или ночь.

На момент освобождения мой вес был 62 кг. А до того где-то 110 кг. Сейчас я уже более или менее на себя похож. Скажу честно, что года полтора я у людей спрашивал: "У меня нормальная дикция или нет?"

Отвык разговаривать. Говорили, что у меня волчий взгляд был сначала. Представьте, три года изоляции от внешнего мира...

Рудьковский, наверное, давно бы скончался, потому что у него клаустрофобия, он не может час в помещении без окна находится. Не только физически тяжело. Не каждый человек это бы ментально выдержал, когда ты не понимаешь, что такое ночь, что такое день. Ты перечисляешь столицы городов мира, какую-то статистику, чтобы не сойти с ума.

Спустя год таких экзекуций я объявил голодовку, даже грамма воды в душе не пил. Попросил лист бумаги и написал им записку о том, что не понимаю, что происходит, я ни в чем не виноват и никому ничего не должен. На третьи сутки у меня началось сильнейшее головокружение, упадок сил, не мог уже даже вставать. Тогда они меня сильно избили и заставили есть. Так я понял, что смерти моей они не хотят.

Вас еще потом перевозили?

— Да, летом 2013 года меня перевезли в Западную Украину. Я потом уже догадался, где я. По говору, по разным приметам. Естественно, ни неба, ни солнца, ни одного человеческого лица я не видел, только слышал голоса.

Когда меня перевозили, дали ту же одежду, в какой я был во время похищения. Я затянул пояс максимально, и все равно брюки спадали. Как скелет был.

На новом месте меня сначала снова поместили в санузел, но, правда, забыли окно закрыть. Я увидел, что это какой-то частный сектор, красную крышу дома, услышал звуки домашних животных. Это был первый раз за полтора года, когда я увидел себя в зеркале. Конечно, ужаснулся.

Они спросили: "Как думаешь, где находишься?" Я говорю: раз власть у Януковича, наверное, где-то под Донецком. Но потом слышу, как вечером двое бандитов общаются с хозяйкой этого дома. А у нее классический западный говор. И еще была пара моментов. Например, передали мне пакет с бельем, а на нем — Замкова гора Львова.

Два года там находился. В камере — окошко для подачи пищи, две железные двери. Вдоль комнаты была труба металлическая, я же был закован на трос и перемещался вдоль этой трубы. В крайнем углу была дверь, до которой не мог дотянуться. Естественно, ни окон, ни дверей, помещение свежевыкрашенное, штукатурка. И там я пробыл до момента освобождения. Они уже ко мне никаких физических мер не применяли. Выклянчил у них прессу. Кстати, в одной из газет на развороте была афиша львовского кинотеатра.

Почему вас похитили, на ваш взгляд?

— Похитили меня, как уже установлено следствием, по приказу моего бывшего друга и партнера Николая Рудьковского (экс-министра транспорта Украины. — Ред.), который с 2014 года отсутствует в Украине. Сейчас есть информация, что он задержан в Москве, однако находится в психиатрической больнице. Мое глубокое убеждение, что в Украине он отсутствовал все эти года из-за моего дела, потому что это статья.

Почему он заказал ваше похищение, как думаете?

— В "Нафтогазвидобуванні" нас было трое партнеров. Мы создавали компанию в 2002 году. Я возглавлял ее до похищения.

Был ли у нас корпоративный конфликт в чистом виде, я не могу сказать. У нас было глубокое непонимание с нашим третьим партнером Рудьковским. На момент создания компании мы договорились о распределении акций: 60% семье Шуфричей, 30% Рудьковскому и 10% мне как директору и миноритарному партнеру. Но ввиду того, что мы были в процессе получения лицензии и всех разрешительных документов, то договор был такой среди партнеров: уставный фонд четко 50 на 50 регистрируем, и я нахожусь в 50% Рудьковского. Договор был внутренним, потому что Рудьковский никогда не любил подписывать документы. Проблем не было, пока мы были в нормальных отношениях.

Однако Рудьковский практически на протяжении 10 лет не проводил переоформление. Распределение прибыли, распределение вложений происходили на договорных отношениях.

Почему потом отношения испортились?

— На фоне неограниченной власти Виктора Януковича было организовано жесткое нападение на меня. Наш актив был очень ценным, компанию мы разбурили практически с нуля. Даже по состоянию на 2012 год это была самая крупная газодобывающая компания. Мы вели переговоры с корпорацией ТНК-БП о продаже по цене 1,6-1,8 млрд. долларов. Мои 10% — это очень приличные деньги, вы сами понимаете.

В результате моего исчезновения произошел мощнейший конфликт между семьей Шуфричей и Рудьковским. За одним стояли очень мощные силы. И за другим. В результате этого конфликта компания рухнула вниз — и в рыночном смысле, и в цене. Как раз тогда бывший министр топлива и энергетики Эдуард Ставицкий аннулировал действие лицензии, была заблокирована добыча, что могло привести к разрушению скважин. Но газ шел в государственные хранилища и числился как газ неопределенного владельца.

В результате конфликта компания была продана в 10 раз ниже ее стоимости.

И вы не получили ничего?

— Ничего. Я был в плену. Вообще не исключаю, что Рудьковский заказал мое умышленное убийство, но убивать меня было не за что.

Так почему вас выпустили?

— Ответа на этот вопрос до сих пор не имею. Я его и следствию задавал. В моем понимании меня не было за что убивать.

Схема выходит следующая: исходя из материалов расследования, заказчиком похищения признан Николай Рудьковский. К моему большому непониманию, не объявлено ни одно подозрение, пока имеем только материалы расследования. Из них мне ясно: организатором был Юрий Ереняк по прозвищу "Молдаван", также Рафаил Салаватов, которого тоже нет в Украине.

На сегодняшний день двоих из банды, которая меня похитила, уже нет в живых.

В конце 2015 года водитель Mazda, которая меня таранила, скончался от передозировки наркотиков, а в начале осени 2016 года застрелили второго —Артема Бирюка. Якобы во время конфликта с АТОшниками.

А Ереняк сбежал?

— Нет, Ереняк находится в Киеве, у него охрана человек 15, говорят, что у него даже кошки в бронежилетах ходят. Ну вот с этим Ереняком я могу чисто случайно пересечься в центре города.

Кто же он такой?

— Это уголовный авторитет из бывших "крымских башмаков", у которого очень хорошо получается приспосабливаться. О Ереняке есть много информации.

Провожу собственное расследование, поймите, я руки не сложил.

Подтверждением бандитской сущности Ереняка является то, что он подозревается в вымогательстве денег у бизнесмена Александра Гудзя несколько лет назад. Он распорол Гудзю ногу ножом. Это уголовное дело №0000003 рассматривал Соломенский суд. Слушание должно было состояться 28 ноября этого года, но его перенесли. Судья вынес решение о закрытом режиме слушания, поскольку были драки и дебош.

Но мне известно, что за мое похищение ему пообещали неприкосновенность от уголовного преследования и по этому делу.

Вы уверены на 100%, что похищение заказал Рудьковский?

— Да. Во-первых, бандиты, которые меня взяли в плен, вымогали 200 млн долларов. Эти люди в масках, спортивного телосложения, со стволами заявляют: "Ты был должен Рудьковскому 200 млн долларов. Теперь ты эти деньги должен нам". Ну, конечно, я сказал, что у меня таких денег нет. И это правда.

Во-вторых, когда они меня пытали, то говорили: "Ну что ж ты Рудьковского обижаешь, он же покупал твоему отцу лекарство "Гливек", а ты вот так с ним поступил". Правда, не отцу, а отчиму. У него был лейкоз. А в Америке еще даже клиниспытания не прошли лекарства против лейкоза "Гливек". Баночка стоила 4 тыс. долларов. Я за свои деньги купил две такие баночки, а потом обратился к Рудьковскому за помощью. И он действительно помог. Так вот, название "Гливек" знали трое: я, моя мама и Рудьковский.

Вас тем временем признали без вести пропавшим?

— Да, потому что не было ни малейшей информации, что со мной. Ну, правда, не было и трупа, останков. Потом, уже в 2014 году в дело зашел следователь Дмитрий Сус (ныне экс-следователь ГПУ, против которого завели дело за недостоверную информацию в декларации. — Ред.), он стал мало-мальски грамотно расследовать. Не исключаю, что Сус меня и "вытащил" из плена, я это неоднократно говорил, потому что меня освободили как-то внезапно. Просто сказали: "Завтра будешь в Киеве".

В моем понимании Рудьковский хотел и семью Шуфрича выбросить, у меня такое впечатление сложилось. Но потом произошли перемены, революция... Может, и благодаря этому я выжил.

Ну, Сус, конечно, интересный следователь — много чего сказал, много чего не рассказал. По моей информации, он максимально зачистил это уголовное дело, получил очень крупные деньги. В момент обыска у него вроде как 40 томов уголовного дела дома оказалось, что совершенно не законно.

И как продвигается расследование сейчас?

— Ну, идет расследование, новый виток. Но ведется медленно. Почему — для меня это не понятно. Я полгода в Печерском суде добивался разрешения суда на ознакомление с материалами дела, в итоге меня ознакомили только с первым и последним томами.

Следствие идет по факту чего?

— Попытка умышленного убийства. Когда я пропал, супруга сразу написала заявление. Первый год все мои родные вообще сидели дома, никто на улицу не выходил, потому что я пропал, было страшно. Даже учителя домой ездили, чтобы детей в учебе подтягивать.

Дети меня просто не узнали, когда я вернулся.

Сколько им было, когда вы пропали?

— Дочке было 8 лет, а сыну 3 года. Дочь постарше, и она уже задавала вопросы. Жена придумала историю: якобы папа уехал в командировку в Японию. Но потом дочка стала возмущаться, мол, разве нет мобильного телефона, где папа? Сейчас они, конечно, уже все понимают.

Слава Богу, как-то все закончилось, я живой. Но беспокоит, что бандиты гуляют свободно по Киеву. На моем месте может оказаться кто угодно: бизнесмен, предприниматель, политик… Эти бандиты похищают людей, детей, для них нет ничего святого. Им место в тюрьме.

1
Комментарии
3
2
Смешно
8
Интересно
27
Печально
6
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
Иванов Александр
Иванов Александр
Эта баечка для детей ясельной группы сойдет. -эти два у@бища один другого стоят. Но "похищения рудьковским" ,я уверен не было,как бы я не презирал рудьковского. ИМХО
Показать комментарий полностью

Наши блоги