По улице, где я сейчас работаю, трудно ходить. Она очень крутая, эта улица, часть ее вообще выложена ступеньками. Когда я стою у входа в офис, то хуже всего наблюдать за лицами тех, кто поднимается по тротуару. Молодые они или старые, но у всех у них одинаковые измученные лица и тяжелое дыхание.

Вот идет простой бюджетный служащий, за ним пенсионерка в потертом пальто с клетчатой сумкой; далее какой-то творец с кусками ватмана, потом девушка-студентка. Очень разные люди идут по этой улице, но они вдруг становятся необычайно похожими. Понимаю почему: у них общая проблема — победить эту улицу, добраться до ее верхнего конца.

Я тоже поднимаюсь наверх и ловлю себя на том, что не могу ни о чем думать — лишь считаю ступеньки и жду спасительной площадки перед офисом. Часто я спрашиваю себя о том, на что трачу силы; потом проклинаю, что согласился на работу в этом месте; а в конце думаю — а не поменять ли мне ее. Но главное, я ползу наверх все с тем же выражением лица, что и все. Видимо, общие обстоятельства делают людей похожими.

Особенно трагические.

Вот убили Бориса Немцова, потом все собрались на шествие его памяти. Было много людей, реяли знамена России. Скоро снова соберутся в Сахаровском центре, а потом поедут на кладбище, где Бориса и похоронят. Сегодня один, звонивший в эфир, горько сказал: "Вот вы столько слов о Немцове сказали, а пройдет месяц, и его забудут — ведь всех забывают! И за что он погиб, так и непонятно".

Кстати, а за что он погиб? — подумал я. Хороший вопрос.

Ну, бывает, что человеку падает на голову кирпич — тогда это случайность. Бывает смертельная болезнь — тут тоже все понятно. Случаются катастрофы, стихийные бедствия и прочее, что нерукотворно. Бывает и рукотворное, к примеру, пьяная поножовщина. Но все эти факторы скорее относятся к категории "из-за чего". А слушатель задал другой вопрос, он спросил "за что". То есть за какую цель. Во имя чего.

И знаете, оказалось, что на этот вопрос очень трудно ответить, исходя из того, что Бориса убили по политическим причинам, а не по тем, которые рассказывает сказочник Жириновский.

Вот непонятно, за что погиб Немцов.

За демократию? Но Россия, в общем-то, пусть не полностью, но частично демократическая страна. Борис достаточно свободно критиковал власть, обличая ее даже не столько словами, сколько страшными брошюрами со всякими цифрами, доказывающими абсурдность действий власти и ее злоупотребления. И он это делал много лет. Да, власть его ненавидела, рассказывала, что он "поураганил в 90-е". Его обливали грязью в государственных СМИ, но до убийства дело как-то не доходило. Он открыто протестовал против антиукраинских действий, обличал "верхушку", стал в какой-то степени рупором оппозиции, учитывая, что Навальный то под домашним арестом, то в СИЗО. Но и к этому власти давно привыкли — они его, Немцова, просто не замечали. Вообще-то в стране, имеющей Конституцию и многопартийность, оппозицию не замечать не принято, но бог с ним — значит, у нас такая особенная страна. В любом случае "не замечать" — это лучше, чем четыре выстрела в упор.

Но, может, Немцов непосредственно угрожал Кремлю и одним своим присутствием был угрозой для трона? Вроде бы нет, кремлевские голоса утверждают, что он давно "вышел в тираж", и его влияние было "ничтожным".

Ну, с "ничтожным" я бы поспорил, однако делать этого не буду, потому что для власти ничтожен любой, кто не в Кремле.

Так "за что же" погиб Борис?

Ответ прост и печален — ни за что.

И в этом простая российская правда о нашей действительности.

Он не бежал в атаку на какой-то войне; не рухнул бездыханный от усталости и нервов в президентской гонке; не задохнулся от отсутствия кислорода во время многочасового ток-шоу на центральном телеканале.

Все эти фантазии не про него, а других причин вроде бы не было.

Но почему же он заявлял, что его могут убить, причем заявлял открыто?!

За что?

Ответ прост — за мысль. За иную, чем принято, мысль.

Есть такое слово в России — инакомыслящий. Стать инакомыслящим в России легко: ты просто думаешь иначе, чем думает власть, и открыто говоришь об этом. Раньше за это сажали в психушку или высылали в Горький, как Сахарова. Сейчас думать иначе достаточно, чтобы тебя убили.

Нет, конечно, до убийства есть еще несколько этапов. Вначале тебе предлагают место во власти, особенно если ты был губернатором — ты ведь номенклатура! Далее тебе предлагают пенсию, но чтобы ты молчал. Далее тебя осторожно называет врагом какая-то газета. Если же ты не усек и этот сигнал, то тебя ждет "Анатомия протеста", прослушка телефонных разговоров, тайные съемки и прямые намеки, что "в стране найдутся патриоты", которые с тобой разберутся...

Я думаю, что в России нашелся такой "патриот", может, даже группа патриотов, которая это услышала.

Тут ведь ничего личного — все ради России. Какой-то человек чистит сейчас пистолет с улыбкой надежды: он уверен, что смерть того, кто шел с девушкой по мосту, спасла Россию от Майдана, от Америки, от "украинских фашистов", от либералов. "Владимир Владимирович, только приказ! Мы ждем не дождемся вашего "фас"!" — орал со сцены на митинге какой-то "патриот" (видео лежит в свободном доступе в Интернете). И даже если убийца вообще никому не известен, если он сотворил все это исключительно по собственному желанию, нам не надо лгать самим себе, что он стрелял в химической пустоте. Курок пистолета взводит атмосфера, которая воцарилась в стране.

Когда в советские времена молодежь рвалась на целину, то вслед за одним "назначенным" на вокзал с фибровыми чемоданами спешили тысячи добровольцев — все для страны, все для ее победы!

Сейчас атмосфера другая: "Россия окружена врагами, ее может спасти только герой, убрав с нашего особого пути того, кто за американские деньги, предав Родину, хочет организовать фашистский Майдан", — уже даже не шепчет, а во весь голос призывает она.

А этих "героев" сейчас все больше и больше. Они, разочаровавшись в "измене Новороссии", возвращаются домой, прихватив автомат и несколько гранат. Они не понимают, за что их "кинули" и что им сейчас делать. Они "люди войны и смерти", они не нужны мирной жизни. Они ходят на шествие "Антимайдан" и ждут команды "фас", которой все нет и нет...

Но человек войны не может долго оставаться нереализованным. Он хочет спасти страну, правда, своими методами. И тот, кто сейчас чистит пистолет, он понимает, что власть будет кричать о "немыслимой провокации", но потом, за закрытыми дверями, на чьем-то лице мелькнет благодарная улыбка в адрес неизвестного героя, взявшего на себя малоприятную роль защиты России от врага государства.

Гибридная война не придумывается на пустом месте — она всегда следствие гибридной политики: когда думается одно, говорится другое, а делается третье.

За что погиб Борис Немцов? Да ни за что. Смерть от пули всегда ни за что! Он мог бы стать каким-то министром, сделать карьеру в науке — у него несколько научных открытий, об этом мало кто знает. Он мог бы стать лидером демократической партии и клеймить недостатки в Думе — когда-то же это будет возможно.

Он был талантливым человеком, входящим в политическую зрелость, но его убили.

Можно ли сказать, что его смерть сделает что-то позитивное с нашим обществом? Снова думаю, что нет — провластное большинство не любит таких, как Немцов. Это не пессимизм — это констатация факта. А тем, кто осознает, что Россия тонет и должна срочно меняться, — им кнут не нужен, они хотят меняться и без выстрелов в Бориса Немцова.

Я смотрел на лица тех, кто шел в колонне к месту гибели Бориса, — лица людей были безрадостны, как у тех, кто идет на подъем по улице, где я работаю. Одно выражение лица и одна мысль: сколько еще должен длиться этот кошмар?

Почему главный продукт, который страна производит, — это ненависть к ближнему; почему за поиск врагов и разжигание нетерпимости у нас не наказывают, а тайно награждают медалями. Почему Россия воюет и не собирается эту войну заканчивать. Почему негодяи публично и без последствий призывают к расправе над теми, кто думает иначе.

Почему люди все чаще думают, что нужно вывозить детей.

Кого из инакомыслящих убьют завтра.

Классик говорил, что все счастливые похожи, а несчастлив каждый по-своему. Но он это говорил про семьи, а в государстве все наоборот: если граждане счастливы, то они думают о будущем, причем каждый — о своем.

А если бредут, чтобы хоронить друга, убитого ни за что, в центре Москвы, на фоне кремлевских шпилей, то у всех на лице одно — скорбь и тоска.

Как у тех, кто поднимается по моей улице наверх только с одной мыслью — когда же закончится эта страшная дорога? Когда этому абсурду придет конец?

Читайте все новости по теме "Убийство Бориса Немцова" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги