Почему принятие Вашингтоном факта аннексии Крыма Россией будет иметь далеко идущие последствия для международного порядка и режима ядерного нераспространения в мире

Одной из важнейших внешнеполитических загадок новой администрации США является то, как именно она будет относиться к повышенной международной агрессивности России и ее недавним военным авантюрам. Множество сигналов за последние недели, в том числе и касающихся непосредственно российско-украинской конфронтации, указывают на дружелюбное отношение нового американского президента и некоторых из его сподвижников к Путину. На этом фоне, сближение между Москвой и Вашингтоном может выйти за рамки прошлых попыток ранних новых американских администраций перезагрузить отношения с Кремлем. Дональд Трамп и его советники видимо надеются, что более толерантное отношение США к претензиям и акциям России на территории бывшего СССР и в частности в Украине, подвигнет Кремль к более тесному сотрудничеству в таких областях, как борьба против исламистского терроризма или противостояние геополитическому возвышению Китая, и в таких регионах, как Сирия или Арктика.

Но понимают ли Дональд Трамп, Рекс Тиллерсон и их коллеги до конца, насколько высоки ставки в этой игре? Эти риски касаются не только фундаментальных национальных интересов таких проамериканских стран, как Украина, Эстония, Грузия или Польша. Возможная новая терпимость США в вопросе нарушения Россией украинской территориальной целостности имела бы и серьёзные последствия для остального мира. В частности, отход от заверений о безопасности, которые США дала Украине в рамках т.н. Будапештского меморандума 1994 года было бы ещё одним нарушением логики и без того уже расшатанного международного режима ядерного нераспространения.

Какова предыстория этого настораживающего развития? Во время саммита СБСЕ в столице Венгрии в декабре 1994 года три государства, которым официально разрешено владеть ядерным оружием в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), России, США и Великобритании – подписали Меморандум о гарантиях (по английский: assurances – заверениях о) безопасности, включающие, среди прочего, неприкосновенность украинских государственных границ. В свою очередь Киев – также как и Минск и Алматы – тогда согласились отказаться от оружия массового поражения, которые они получили в наследство от СССР. Китай и Франция как две другие официальные ядерные державы в рамках ДНЯО тоже подтвердили свое уважение суверенитету и границам Украины в отдельных правительственных декларациях. Таким образом, крупнейшие мировые державы и постоянные члены Совбеза ООН публично признали свое обязательство соблюдать и защищать украинскую территориальную целостность. Украина присоединилась к ДНЯО, а также к СНВ.

Однако, Москва с 2014 года, если не раньше, демонстративно и безапелляционно нарушила Будапештский меморандум, который обеспечивал Украине суверенитет, и который Россия (помимо США и Великобритании) подписала двадцать лет назад. Для остального мира важность этого события состоит в том, что письменные заверения всех официальных ядерных держав и постоянных членов Совбеза ООН 1994 года стали фактическим, если не формальным приложением к Договору о нераспространении ядерного оружию (ДНЯО). Таким образом, нарушение Будапештского меморандума продолжающейся оккупацией Россией территорий Украины ущемляют не только суверенитет Украины. Оно и подрывает логику, функционирование и надежность международного механизма ограничения распространения ядерного оружия.

Более того, две других официальных ядерных державы в рамках ДНЯО, Пекин и Париж, с тех пор, хоть и менее демонстративно, но тоже участвовали в опосредованном подрыве режима нераспространения. Пекин в 2014 году не поддержал резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН против присоединения к России Крыма, а несколько видных французских правоцентристских парламентариев посетили Крым после его присоединения к России в 2016 году, хотя правоцентристское правительство Франции в 1994 официально задекларировало свое уважение суверенитету и границам Украины.

Если теперь и США поменяет свою позицию, Великобритания останется единственным государством-гарантом ДНЯО, которое ведет себя в отношении Украины более или менее в соответствии с логикой мирового режима нераспространения. Правда сегодня, на фоне различных международных кризисов, тема распространения ядерного оружия не является горячо обсуждаемой на мировой арене, в западных СМИ, среди европейских и американских экспертов. Но все же, данный вопрос является одним из наиболее базовых для сохранения мира на всей планете и обеспечения выживания человечества.

Более того, политика умиротворение Москвы возможно не снизит, а даже увеличит вероятность новых эскалаций на территории бывшего СССР. Россия уже оставалась ранее неудовлетворенной своими предыдущими территориальными завоеваниями в других постсоветских республиках, а именно в Молдове и Грузии, хотя Запад шел навстречу Москве. Ни т.н. Стратегическое партнерство ЕС с Россией, ни т.н. Партнерства ради модернизации 23 стран-членов ЕС с Россией или целый ряд других западно-российских институциональных и кооперационных двух- и многосторонних схем не смогли предотвратить глубокий подрыв европейской системы безопасности Москвой в 2014 году. Имплицитное признание Западом российских протекторатов в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии, наоборот, явно сыграло свою роль в том, что Кремль решился на аннексию Крыма и на скрытое военное вторжение на Донбасс.

Стоит добавить, что Молдова в 1994 году в Статье 11 своей Конституции задекларировала внеблоковый статус своего государства. Однако, за последние более чем 20 лет, продолжающийся нейтральный статус Кишинева не помог ему закончить российскую поддержку приднестровского сепаратизма. Тогда как знание про такие и похожие "детали" постсоветских международных отношений не очень распространено на Западе, такого рода факты повсеместно распространены в Украине и других бывших советских республик. Частые предложения западных дипломатов и политиков решить западно-российский конфликт путём превращения Украины в постоянно нейтральное государство (иногда под лозунгом ее "финляндизации"), на фоне молдавского и других опытов постсоветских республик с Москвой, выглядят неуместными. Эти идеи вызывают удивление и разочарование в Киеве, который не понимает продолжающуюся западную наивность касательно Путина и Ко. Ввиду украинских страданий за последние три года, Запад не сможет полагаться на то, что Украина согласится на признание своих территориальных потерь и своего будущего внеблокового статуса просто потому что Генри Киссинджер, Дональд Трамп и др. ей скажут так сделать.

Будут и разные другие побочные эффекты от возможного будущего американского попустительства в отношении российского империализма. Если США действительно гласно или негласно примет факт аннексии Крыма, это приведет к общему ослаблению международного права на постсоветском пространстве, так как Россия официально подтвердила украинские границы не только в Будапештском меморандуме. Москва и в ряде других важных документов повторно и однозначно соглашалась с украинскими границами, среди них: Беловежское соглашение 1991 года, Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между РФ и Украиной 1997 года, Договор о российско-украинской границей 2003 года и пр. Таким образом, согласие США с недавней территориальной экспансией России подаст опасный сигнал всем политическим лидерам на постсоветском пространстве и за его пределами.

Читайте все новости по теме "Политический блог" на Обозревателе.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе "Обозреватель Блоги" на Facebook, читайте свежие новости!

Наши блоги

Последние новости