Главная Блоги

/ Новости техники и технологии

Мы полностью пересмотрим регистрацию ФЛП и ООО — советник Зеленского

23.8т Читать материал на украинском

Михаил Федоров — человек, получивший карт-бланш от президента Владимира Зеленского на внедрение “Государства в смартфоне”. Задача проекта проста — сделать так, чтобы фактически все госуслуги украинцы могли получить “в два клика” в своем смартфоне.

За последний год Федоров превратился из владельца SMM-агентства в одного из форвардов украинской диджитализации. Хотя в публичном общении он и пытается отойти от политики, многие решения в его проектах все же требуют колоссальной воли как будущего правительства, так и Верховной Рады.

Судя по разговору с Михаилом, он не особо хочет становиться народным депутатов (хотя и прошел в парламент под №6 от “Слуги народа”), поэтому, вероятно, он останется в исполнительной власти.

Какой видит Украину советник президента через 5 лет, удастся ли простым украинцам попасть во власть и насколько реально стране стать IT-раем — Михаил Федоров рассказал в интервью OBOZREVATEL.

Готовитесь к 29 августа?

— Да, очень.

Готовы стать народным депутатом или все же останетесь в исполнительной власти?

— Есть еще немного времени, и все станет на свои места.

Смотрел на список потенциальных глав комитетов, и вас там не нашел. Например, в комитете цифровых трансформаций.

— У нас все динамично развивается и есть определенные задачи, которые президент утвердил, и мы их должны сделать за ближайшие 5 лет. Неважно, где я буду, но мы должны это сделать.

Если говорить в целом, то мы планируем создать комитет цифровых трансформаций. Мы уже работаем с людьми, которые будут в него входить, уже есть предметы ведения этого комитета. Они все основаны на повестке, ранее разработанной нами. Все предметно обсудили со специалистами, общественными организациями и так далее.

На базе этого сформированы подкомитеты, повестка и даже 35 законопроектов, которые застряли, но они важны.

Как только начнет работу Рада, все опубликуете и подадите в парламент?

— Сразу. Мы мечтаем сделать “цифровой день”, в рамках которого проголосуем “Цифровой кодекс” — все эти законы. По крайней мере, самые важные мы точно примем.

Михаил, вы более 2-х месяцев советник президента. Работали в Администрации, теперь уже в Офисе главы государства. Какие у вас впечатления от украинской госслужбы, бюрократии, атмосферы?

— В первый день в АП мне было сложно эмоционально. Большие стены, много неизвестных людей, смотрящих на тебя подозрительно. По-факту, сейчас я занимаюсь тем, чем занимался всю жизнь. У меня есть понятные проекты, занимаюсь тактической визуализацией, организовываю их реализацию.

Люди, которые со мной работают — это не типичные или стереотипные чиновники. Обычно работаю с инновационными, чаще всего молодыми людьми. Тем более, что президент обозначил наш вектор ключевым — “государство в смартфоне”, “цифровая экономика”. Люди, работающие в организациях, специализирующихся на цифровых технологиях, вмиг стали открытыми.

Мы за 2 месяца решили ряд вопросов, которые не могли решить за 28 лет. Поэтому у меня нет ощущения негатива, мне везде открывают двери, много обратной связи. Тема цифрового государства должна объединять, не хочу ее политизировать.

Да, мы делаем аудит, куда были потрачены до нас деньги. Но в работе с людьми я думаю о том, как реализовать наш план, а не о том, что и кто украл. Должна быть институциональная память, не нужно рубить сразу и все. Есть люди, которые создавали продукты, развивали, поэтому важно эти знания принять для того, чтобы ускорить развитие.

Это понятно. Но я к чему веду - вы сейчас активно внедряете систему “Е-Government”, но при принятии решений на уровне ведомств большую часть работы делает все тот же главный консультант, который работает в ведомстве лет 30 уже.

Чтобы подать любой проект решения, он должен получить десяток виз и согласований, зайти в какие-то кабинеты. Это все не быстро. Вы же понимаете, что нужно менять функционал, а не только внедрять программы?

— Реформа госслужбы — это немного не моя сфера ответственности, выстраивать правильные процессы взаимодействия в органах государственной власти. Но, к примеру, в Офисе президента любые визы сейчас получаются очень быстро. Президент уже подписал несколько революционных указов — они буквально за несколько дней прошли все эти уровни внутри системы, вычитки юристов и так далее.

Даже при такой системе и процедурах все решают люди. Если есть мотивация и понимание целей — все будет двигаться быстро.

Вы сами сказали, что за 2 месяца сделано больше, чем за последние годы в сфере е-технологий. Почему же ваши предшественники не смогли этого сделать, в чем причина?

— Я бы правильней сказал так — приняты фундаментальные вещи. Подписаны важные указы и поставлены задачи исполнительной власти. Раньше просто не было одного человека, который бы это продвигал, политической воли президента.

Каждый был сам по себе, переживал за свое министерство или государственную организацию, чтобы у них было все хорошо. Сейчас президент говорит — 1 января должны реализовать проект Е-малятко.

Если у вас будут барьеры внутри министерства, то говорите, будем помогать их решить. Давайте реализуем проект, станем первыми в мире, кто объединил сеть услуг по рождению ребенка и максимально упростил жизнь молодым мамам.

Это правильный посыл президента, и без него я бы даже не шел сюда работать. Потому что мы привыкли в бизнесе, чтобы клиент был заинтересован в скорейшей реализации проекта. Вы работаете быстро и вместе, а сейчас СЕО нашей страны Владимир Зеленский заинтересован, чтобы все е-реформы были сделаны.

Одной из ваших первых поездок был визит в Эстонию. Эта страна известна своими электронными выборами, и вы уже в одном из интервью заявили, что через 5 лет украинцы смогут голосовать в электронном формате.

Каким образом это сделать? У нас сейчас обычные выборы проходят с кучей скандалов и махинаций. Это вообще технически возможно за 5 лет?

— Мы уже готовим на эту тему полноценное исследование и отчет. Как делают в мире, какие перспективы и риски есть в Украине. Мы же это все не просто с головы берем. Скоро все обязательно опубликуем. Хочу отметить, у людей будет всегда выбор проголосовать и обычным путем, на избирательном участке.

Например, в Эстонии примерно 15 лет есть электронные выборы. И там как начинали, с 1% проголосовавших, потом постепенно увеличивали. Сейчас же голосуют таким путем не больше 40%. Также, нам знаком и негативный опыт, например Норвегии и Финляндии, которые откатили назад пилотные проекты в этой сфере. Для стран с сильной и устоявшейся демократией е-выборы могут дать намного меньше преимуществ, нежели для Украины.

Кроме того, у нас сильно финтех развит, люди привыкли пользоваться банками онлайн. У нас только в ПриватБанке более 20 миллионов клиентов, из них 9,6 миллионов — пользователи Приват24. Это приучает людей доверять смартфонам, доверять деньги, поэтому и голос смогут.

Эстония готова помогать?

— Конечно. Эстония готова помогать нам по всем направлениям. Технологически проблем никаких нет. Есть только с регуляторами, а также ментальностью. Тут нужно делать хорошее промо, и я уверен, мы больше, чем другие европейцы готовы принимать решения в смартфоне. Вопрос покрытия интернета мы тоже решим, в плане доступа.

Поэтому есть две проблемы: первая — кибербезопасность, вторая — нормативная. Многое необходимо сделать в законодательном плане.

Вы комментировали идею с переписью населения, сказали, что планируете ее сделать в электронном формате. Можете по срокам сориентировать?

— Перепись населения мы не планировали провести, не наша зона ответственности. Мы за счет правильной работы с реестрами можем дать четкий результат, с погрешностью намного меньшей, чем при традиционной переписи. Президент подписал указ, мы начали работу.

По моему мнению, нужно отменять традиционную перепись населения. Это стоит вроде миллиард гривен, а все можно сделать в электронном формате и получить более репрезентативные данные. Мне кажется, сейчас ходить с планшетами по домам и переписывать…

У нас 14 миллионов человек получили биометрические паспорта, люди получают автомобильные права. Есть большое количество реестров, где ты по-любому есть. Поэтому правильная работа с данными реестров решит проблему с переписью населения.

Помимо этого вы продвигаете идею упрощенной регистрации компаний, облегчение ведения бизнеса. Что сейчас планируется?

— Что касается регуляторки, это вопрос к тем, кто этим занимается. Мы со своей стороны полностью пересматриваем логику получения онлайн-услуг регистрации ФЛП и ООО. Мы в конце сентября презентуем полностью обновленный UX с дизайном, как мы это видим. Чтобы любому человеку было удобно и безопасно за несколько минут зарегистрировать бизнес.

У нас готовится указ президента на выход о цифровом резидентстве "Е-гражданство". Проект займет год и мы хотим дать возможность любому жителю планеты стать электронным резидентом нашей страны, не приезжая сюда. Чтобы он смог открыть ФЛП, ООО, нанять сотрудников, платить налоги в нашей стране. Мое виденье главное сейчас, оно, правда, еще может трансформироваться, Украина может стать хабом для талантливых IT-специалистов, которых все больше.

Мы хотим сделать возможность в онлайне. Будем строить правильный бренд нашей страны во всем мире. Указ уже готов, мы на выходе готовим законопроект, уже есть понимание в каких сферах нужно сделать изменения.

А сколько денег может прийти в Украину благодаря этим идеям?

— Мы примерно оцениваем объем, но я думаю, что там будет приток достаточного количества ФЛПов и ГОшек в Украину. Нужно конкретно садиться и считать, мы уже этим занимаемся, а сейчас не хочу вам просто называть какие-то цифры. Все свидетельствует о том, что это заработает.

Так понимаю, вам дали карт-бланш на внедрение всех электронных реформ?

— Да.

Если берем сферы образования, медицины, что планируется здесь в ближайшее время?

— Я пока еще не дошел до всех сфер, но могу сказать за “Е-Health”. Мы уже начали аудит, чтобы все проверить, и это одна из самых проблемных тем. Я уже встречался с разработчиками программы, фондами, которые с ним работают, с будущими депутатами, с Михаилом Радуцким. Мы общаемся, прорабатываем концепции, документы, вместе встречаемся.

Могу сказать, когда начал заниматься “государством в смартфоне”, сперва взялся за аудит этой сферы, чтобы понять, как и что происходит. Хотел понять, почему до этого ни у кого не получалось что-то конкретное реализовать. И понял — неправильная организационная структура на уровне государства, не было органа, который формирует политику в этой сфере.

Не было в министерстве представителей, которые могли бы продвигать эту тему на уровне ведомств. Где-то, конечно, и было, но не везде. Мы хотим ввести должности замминистров во всех министерствах, отвечающих за цифровизацию. Тем самым, их главным KPI будет нахождение сферы в работе, которую нужно оцифровать.

Мы выстроим сеть наших специалистов, которые будут заниматься внедрением. Даже то Агентство электронного управления, выполняющее функцию политики в EGov, физически не может вникнуть глубоко в каждое направление. Должен быть человек, или команда, знающие о проблемах, и предлагающие их решить самому Агентству.

Мы хотим создать замов при министерствах. Не могу сказать, что это уже утверждено, но это то предложение, которое я буду предлагать будущему премьер-министру. Также хочу ввести при каждой облгосадминистрации должность заместителя по цифровизации.

Это 100% будет сделано, и первым делом в Херсоне. Нынешний губернатор Юрий Гусев все наши диджитал-темы подхватывает. Когда встречаюсь с ним, вижу, насколько быстро растет энергия у этого человека.

Он с помощью проекта LIFT частично обновил глав районных администраций. Люди прошли большое количество этапов, и он ими доволен. Гусев будет первым вводить должность зама по цифровизации.

По финансам это не затратно? Вводить новые должности, оцифровывать целые сферы.

— Что касается замов облгосадминистраций — мы не вводим новые должности, а объединяем зоны ответственности действующих, освобождая зама под цифровизацию. А что касается общего бюджета — мы уже делаем аудит, и я местами прихожу в шок, сколько денег на эти сферы уходит.

Думаю, в Украине нет ни одного человека, понимающего, сколько денег уходит на сферу цифровизации. Они спрятаны в абсолютно разных бюджетах.

А сколько по времени уйдет на аудит?

— Где-то недели 3. Мы его опубликуем, чтобы IT-специалисты и компании видели подозрительные тендеры. Не хочу заниматься тем, чем должны заниматься правоохранители, но хочу, чтобы компании обратили на это внимание.

Чтобы сами игроки на рынке посмотрели, адекватно ли за эти деньги разрабатывать ту или иную программу, софт. У нас скоро появится понимание по всем финансам, и я хочу это успеть до голосованию по бюджету. Чтобы мы заложили реальный бюджет на информатизацию.

Вам хватит 5 лет?

— Хватит, но я вижу роль министерства 5-10 лет ближайшие. Мы должны все оцифровать, сделать правильные продукты и уже затем как базовая функция, где в министерстве есть человек, отвечающий за это. Через 5 лет, если все будет хорошо, то сделаем то, что другие страны делают за 20.

В каждом министерстве и ОГА будут замы по информатизации

Хватит ли людей на уровне министерств, или тех же облгосадминистраций, которые готовы это все внедрять. Ибо на местах, какой-то замглавы облгосадминистрации, 60-летний дедушка, не будет вникать в эти все технологии. Кадры-то остаются.

— Мы будем искать новых людей, подбирать под идеальный профиль. Для того, чтобы сделать реформы в этих направлениях, мне достаточно будет 100 человек. У нас уже есть 20-30 таких людей. Чем больше журналисты правильных вещей по этой теме будут рассказывать, тем больше появится толковых людей.

В этом контексте хочу спросить по проекту LIFT. У меня есть друг, он специалист по конституционному праву, получил кандидатскую степень в немецком вузе, он хороший специалист.

Но он не может получить ответ от вашего проекта, хотя заявку подал. Создается впечатления, что проект не работает.

— Сейчас у нас есть 3 опции — прием резюме человека в кадровый резерв, прием людей на конкретные вакансии и прием идей, продуктов. Мы находимся на моменте, когда нам нужно закрывать отдельные позиции.

Вижу этот проект таким инструментом, который поможем президенту перезагружать определенные государственные организации, большие проекты. Сейчас мы тестируем и перезагружаем глав районных администраций в Херсонской области, четко по вертикале президента. У нас уже есть заказы из других областей, губернаторы становятся в очередь.

Что касается продуктов и идей — не ожидали такого потока. Мы находимся на этапе формирования команды, мини-акселератора, который правильно работает с заявками. Мы уже обработали часть, достаточную, чтобы понять, какая нам нужна структура. До 1 сентября мы точно все запустим, чтобы давать фидбек на обращения.

Вы должны понимать, нам только в Херсоне нужно перезагрузить порядка 20 глав районных администраций, и таких областей у нас 24, это сотни людей новых. Мы запустили тестовый формат, поняли что у нас не так, чего нам не хватает.

Чтобы вы понимали, LIFT же волонтерский проект, который не финансируется. Это больше о частном партнерстве. Есть компания, она выделила нам HR, есть компания по безопасности - она выделила своих специалистов. И мы пытаемся сделать из этого результат, Херсонская область это нам ярко демонстрирует.

Как мне кажется, проект достаточно выборочно работает. Хотелось бы увидеть конкурсы не только на глав РГА, а и на замглав ОГА, замминистров, к примеру.

— Будет. Мы должны показать, что мы можем работать, и наш подход действует. Глава облгосадминистрации доволен. Люди прошли очень много тестов, сейчас они проходят собеседования на комиссиях в Офисе президента.

Это аналог кадрового резерва?

— Это он и есть, но только в современном формате. С HR-собеседованиями, тестами и так далее.

Мешает ли вам кто-то внедрять е-технологии?

— Пока ничего не чувствую. Все двери открываются. Хотелось бы на кого-то пожаловаться, но пока не на кого. Все зависит от нашей компетентности, потому что за короткое время приходится разобраться во всех сферах.

— Вы еще работаете параллельно в партии “Слуга народа”? Отбором кандидатов, к примеру, на внеочередные парламентские выборы занимались?

— Я занимался диджитал-кампанией.

Вас внеочередная парламентская кампания удивила? С точки зрения диджитал-технологий?

— Кампания была короткой. Нужно было правильную стратегию брать, ведь, к примеру, президентская была более длинной с разными этапами коммуникаций.

Мы поменяли подход к маркетингу, диджиталу. Понимали, что есть бренд партии, который растет органично, поэтому ориентировались на мажоритарных кандидатов. Мы создали у себя центр-поддержки для всех мажоритарных кандидатов Украины. Написали стратегию, как и что у них должно работать, написали за минимальную оргструктуру на местах, которая должна быть при каждом кандидате.

Мы убрали акцент с всеукраинского формата на места. Поэтому наши мажоритарщики были заметны, у всех были сайты на конструкторе, 199 штук. Написали приложение, чтобы люди могли коммуницировать по проблемам округа.

Мы и дальше хотим, чтобы люди общались в пределах округа и создать онлайн-приемную для мажоритарщиков. Мы создали стратегию партии на ближайшие полгода, и там есть пункты об онлайн-примере кандидатов. Наши мажоритарщики стали в этом плане сильнее и у нас более системная работа. С кем на рынке не общался, все отмечали системность работы.

На всеукраинском уровне не было ярких проектов, разве что Zeopark. Мы объединили в одном месте всех кандидатов, которые нас копировали. Но опять же системная работа с мажоритарщиками — была основой нашей стратегии.

А из других политических сил, кто вас удивил? В позитивном или негативном ключе? К примеру, партия “Голос”?

— Они вели достаточно традиционную кампанию, не яркую, но с точки инструментов правильную. Но тут вопрос в другом, нужно быть вызывающим, нужно уметь зацепить избирателя, мне кажется, инструментально все правильно.

Если разобрать нашу президентскую модель и их парламентскую — они практически идентичны. Они также собирали волонтеров, запустили таргетированную рекламу, сегментировали рекламную кампанию. Разве что у них не было специальных проектов.

Может потому, что времени мало было?

— 100%, но они могли и раньше начать.

А другие “Европейская солидарность”?

— Как команда “Солидарности” в 21 веке выстраивала диджитал, можно понять, какого уровня глава партии или менеджер. Смотришь на диджитал и все понятно становится, это максимально репрезентативно. Там все в стиле 70-х годов прошлого века. Оппоплатформа в соцсетях работала в своем стабильном стиле.

То есть такого, чтобы кто-то удивил, не было?

— Никто не удивил. Разве что “Голос”, у них была хорошая, традиционная кампания.

В будущем будут местные выборы, перед вами стоит задача собрать новых кандидатов по всей Украине рассматриваете ли возможность найти их через Facebook, Instagram, LIFT?

— Если честно, у меня есть видение по местным выборам. Нам нужно сделать акцент не только на отборе, но и на работе с ними до момента избрания. Вижу, что это большой проект, и над ним уже сейчас нужно работать. Конечно, интернет станет ключевым источником получения заявок от этих людей.

Мы в Telegram! Подписывайся! Читай только лучшее!

Читайте все новости по теме "Эксклюзив" на OBOZREVATEL.

5
Комментарии
52
17
Смешно
30
Интересно
9
Печально
13
Трэш
Чтобы проголосовать за комментарий или оставить свой комментарий на сайте, в свою учетную запись MyOboz или зарегистрируйтесь, если её ещё нет.
Зарегистрироваться
Показать комментарии
Новые
Старые
Лучшие
Худшие
Комментарии на сайте не модерированы
ivanov koly
ivanov koly
шо он городит? зеленой лапшы народу навешали с помощью 1+1 и примитивных роликов с зелей, потому и победили. а пенсионеры ждут пенсии по 14 тысяч и газ почти даром
Показать комментарий полностью
Владимирович Владимир
Владимирович Владимир
Врет професионально. 28 лет не могли сделать,а тогда что интернет был?
Показать комментарий полностью
ttt ta
ttt ta
Бгггггаааа
Показать комментарий полностью

Блоги / мнения

ads pixel
Загрузка...