Примите участие
в розыгрыше
квадрокоптера с HD камерой Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Шамиль на коленях

21

Ирония судьбы: не попадал ни под каким видом на свое любимое соревнование - Кубок Дэвиса, а он взял и сам пришел ко мне. Цепанул сильнейшую простуду, сижу второй день без голоса дома - и вместо комментирования таких занятных матчей, как "Москва" - "Кубань" (вот уж бог-то миловал, на самом деле), практически посмотрел весь матч с Францией. Переключал на футбол, конечно, куда без этого - и тем не менее.

По телевизору, конечно, эффект присутствия отпадает. Что было бы любопытно - по-моему, не так уж часто в теннис играют в Лужниках, а не в "Олимпийском". Отличия я бы оценил с удовольствием. Но зато телевидение дарит такую вещь, как крупный план. Я не имею в виду возможность рассмотреть подробности игрового эпизода или ловкую деталь типа подмигнувшего глаза, отловленной эмоции или иной режиссерской удачи. Я имею в виду просто крупный план, как прием. Как систематическую возможность смотреть на происходящее близко.

В кино крупный план считается своего рода халтурой. Чем меньше тебя в кадре, тем проще изображать. Наоборот, сыграть достоверно сцену, снятую длинным планом с большим количеством реплик и персонажей - совсем другое дело. Это класс. Естественно, в телетрансляции вопрос?о подлинности чувств играющих, в отличие от кино, не стоит. Весь вопрос в том, кто и как переживает происходящее.

Самый для меня запомнившийся план за все три дня наблюдений - стоящий на корточках, боком ко всем, откуда ни смотри, Шамиль Тарпищев, который массирует ноги Мише Южному. Это повторялось каждые несколько минут, как только теннисисты менялись площадками. Южный, как вы помните, играл с Гаске, и у него постоянно сводило ноги. А массажист по правилам постоянно находиться при спортсмене не может, может только капитан. И Тарпищев тер и тер ему ноги, стоя на своих немолодых коленях около Миши.

Вот мы думаем, что тренер - это мыслитель и стратег. В особенности главный тренер. Полководец. Конечно, в узком смысле этого слова суть профессии - в том, что тренер принимает решения. Мнений может быть масса, а решает он один. Советуется, слушает или нет - но ответственность его, значит, он и решает.

А на самом деле тренер, когда игра уже идет, - он просто тот, кто нужен в данный момент.

Когда-то прикрикнуть. Когда-то промолчать. А когда-то вот месить руками судорожные ноги своего игрока, потому что больше этого никто сделать не сможет. Это ведь очень будничная работа, в сущности - тренер.

Я смотрел на Форже. Красавец-мужчина, в отличной физической форме, идеальная фигура, сплошные мышцы, гордое лицо, глаза там, профиль. Форже прекрасно знает, что его постоянно снимают. Поэтому в его всегдашней мимике, конечно, есть элемент игры. Ничего страшного в этом нет, так вот он себя подает. Он ведь и дело знает, так что пускай пижонит - делу не в ущерб. Но вот Форже, что ни пауза - с жестами, с глазами, с руками непременно что-то втолковывает своим игрокам. Такое впечатление, что до человека на пике схватки столько слов может дойти. Я в этом сомневаюсь сильно. Мне кажется, что все это Форже делает в первую очередь для себя - опять же не позы ради, а просто потому, что он вот такой. Есть же и в футболе тренеры, которые скачут на бровке - и которые сидят.

Глядя на Форже и Шамиля, я вспоминал "Войну и мир". Помните, там есть целая глава про Наполеона и фельдмаршала Кутузова во время Бородинской битвы? Наполеон мечет приказы. Рассылает адъютантов. Разумеется, пока адъютант доедет, ситуация может сто раз поменяться. Но он вот такой, Наполеон. А Кутузов - он словно дремлет. Потому, что понимает - все уже сделано. Остается только ждать. В этом - мудрость.

Шамиль Тарпищев - хитрейший и умнейший тренер. Пусть на него почаще смотрят члены Клуба Подбитых Летчиков в нашем футболе, которые любят пройтись насчет Хиддинка (что-то, кстати, приумолкли). В теннисе нам никогда не был нужен тренер-иностранец. Ни одного дня.

У Тарпищева уникальная команда. Кто-нибудь задумывался, что вот у нас теннисистов море, а школы теннисной на самом деле нет? Все наши игроки разные, потому что воспитывались в разных местах. Кто в Испании, кто в Америке, кто в Германии. И поэтому игроки у Тарпищева в команде страшно разные. Это дает ему гигантский маневр. Как он в прошлом году купил америкосов на Давыденко? Николай же был первый номер у нас, а на площадку так и не вышел. А почему не вышел? А потому, что это был обманный полк Тарпищева. Американцы готовились играть с ним, а играли - с Сафиным, с Южным, с Турсуновым. И летели.

Как не побоялся он когда-то поставить Южного на решающий матч. Вы, когда пересматривать этот матч будете (а его часто повторяют), обратите внимание - пока Миша проигрывал свои первые два сета почти что с половиной, Тарпищев не лез к нему с энергичными советами. Хотя Миша много чего делал не так. Просто разговаривал с ним время от времени. Но всем своим поведением просто показывал - давай, Миш, верю я в тебя. Ну, не в тактике было дело тогда. А просто успокоиться должен был человек...

Впрочем, это все, конечно, задним умом. Легко восхититься тренерской проницательности, когда знаешь, чем дело кончилось. А в?матче с французами все шло не так. Не должен был Давыденко проигрывать свой матч. Не должны мы были выигрывать пару, тем более не собирались выставлять такой вот на пару состав. Не должен был Южный без ног обыгрывать Гаске. Андреев играл лучше Грожана, но проиграл. И вот выходит против Матье Сафин, который последние три турнира проиграл в первом круге. Против одного из лучших сегодня грунтовиков.

Вот как это - в трех сетах? Что, скажете - волшебник Марат? Безусловно. Сафин сыграл фантастически. Вот сколько можно было спровоцировать, чтоб Матье дрогнул, вот настолько в это и было вложено. Минимум ошибок. Максимум того, чем Сафин и славен. Подача навылет. Сумасшедшей силы удары. Вспоминай, вспоминай, мальчик, где ты был при предыдущей встрече.

Но все шло навыворот вообще-то. Расчеты не сработали. И даже выбора у Тарпищева в этот раз не было - на последний день поставил просто тех, кто остался. У Южного судороги, у Давыденко была бы третья игра... Тарпищев не мог бы вытащить эту игру стратегией, но вполне мог бы загубить суетой. А он не суетился. Он опять сделал все, как надо.

Это будет у меня перед глазами долго: большой, большущий тренер, в трогательных черных шортах (не иначе как фартовые), на не молодых уже коленках с согбенной спиной?терпеливо трущий ноги Михаила Южного. Молча. А что тут скажешь? Нечего говорить. Главное, чтобы у тебя, Миша, ноги ходили. Если будут ноги ходить - не будет никакого ни Гаске, ни Маске, ни Фигаске. Все будет нормально. Вот еще немножко - и на площадку. Давай. Терпи. Ты можешь.

До слез, честное слово.

ЗЫ. Борис Николаевич, видимо, совсем плох, раз на теннис не пришел...

Наши блоги