Примите участие
в розыгрыше
Android смартфона Участвовать
Приз
ЭкономикаШоу

Новейшая итальянская история футбола

42

Фабио Каннаваро родился в южном и неблагополучном Неаполе, стал звездой в тихой и спокойной Парме, а затем превратился в лучшего игрока мира в промышленном Турине, после чего перебрался в Мадрид - в самый знаменитый клуб мира. Улыбчивый шутник Каннаваро во многом повторил путь десятков тысяч своих соотечественников, родившихся южнее Рима и нашедших признание и славу на Севере. Выходец из бедного Неаполя и лицо (пусть уже и бывшее) туринского "Ювентуса", отождествляемого с ФИАТом, на котором когда-то стояла итальянская экономика, - это классический пример итальянской истории двадцатого века.

Наверное, те, кто выбирал Каннаваро на роль "Золотого мяча", не задумывались над тем, что награждают не только капитана "Скуадры адзурры", но и символ всей пестрой страны. Сам Каннаваро, кстати, подобно многим неаполитанцам, отравленным ностальгией, не очень-то комфортно чувствует себя за границей. И недаром подумывает теперь о том, чтобы закончить карьеру там, где ее начал, то есть в Неаполе. Подобная привязанность к родным местам вообще очень свойственна представителям именно южных областей Италии. Не хочу сказать, что северяне меньше любят свою малую родину, но у них эта любовь в целом выражена не так ярко. Если Каннаваро вернется-таки доигрывать в свой родной город, то круг замкнется: уехав зарабатывать деньги и счастливое будущее в Турин, он на пенсии возвращается в Неаполь. Прямо как великий итальянский комик Альберто Сорди в одном из своих знаменитых фильмов.

Но Каннаваро - лишь один из многих игроков победной "Скуадры адзурры", которые отражают итальянскую реальность. Разве Дженнаро Гаттузо, этот уроженец южной Калабрии, не является социальным феноменом? Он ведь, как и Каннаваро, также выходец с неблагополучного Юга. Как и Каннаваро, он пошел по пути миллионов своих соотечественников, уехав со своего Юга в поисках лучшей жизни - правда, сразу за границу. Но в отличие от большинства своих предков, которые выбирали Южную Америку, Австралию или континентальную Европу, Гаттузо перебрался в Шотландию. Впрочем, сути дела название страны в данном случае не меняет. Из Шотландии Гаттузо вернулся в серию А закаленным бойцом, который во время чемпионата мира стал одним из лучших игроков своей сборной и который в северном Милане является примером самоотверженности и самоотдачи. Спросите у итальянца, кто такие "калабрези", и вам скажут, что это страшные люди, с которыми лучше не связываться. А теперь посмотрите на Гаттузо во время матча и спросите себя: а хотели бы вы оказаться его оппонентом на футбольном поле?

Мауро Каморанези - тоже один из символов Италии. Он считается так называемым "ориундо", то есть иностранцем, получившим паспорт благодаря наличию у него итальянских корней. Аргентинец с итальянскими корнями - это экскурс в историю даже не близкого нам двадцатого, а и вовсе далеко девятнадцатого века. В период с 1870-го по 1890-й год население Аргентины за счет притока эмигрантов выросло почти на два с половиной миллиона человек, и огромную часть этих новых поселенцев составили как раз итальянцы. За их счет население Буэнос-Айреса с 1850-го по 1910-й год увеличилось с 76 тысяч человек до 1 272 000! Эти цифры взяты мною из итальянских источников.

Словом, Италия и Южная Америка, в частности Аргентина, уже давно связаны невидимой, но прочной нитью. Вот и получается, что аргентинец Каморанези своим участием в победе на полях Германии как бы отдал дань уважения тем миллионам итальянцев, что вынужденно покинули когда-то родину, чтобы обеспечить себе и своим детям безбедное будущее в далеких краях.

А Франческо Тотти - этот идол Вечного города и кумир болельщиков столичной "Ромы"? Разве случайно он оказался в той "Скуадре адзурре", что выиграла чемпионат мира? Как бы не так! Тотти своим поведением и своим римским происхождением напоминает о былом величии Римской империи и ее идолах. Нет, гладиатором Тотти с его нервными срывами назвать никак нельзя, зато я вижу его среди капризных и упивающихся собой в восторженной толпе римских императоров. Избалованный уже самим фактом рождения в Вечном городе и обласканный славой с детских лет, Тотти, который, кстати, может быть настоящим Тотти только в условиях Рима, - это еще один классический типаж с Апеннинского полуострова.

Другой незаурядный персонаж "Скуадры адзурры" - Марко Матерацци. Тот самый "киллер-провокатор", известный теперь всему миру. Чем характерен этот человек применительно к итальянской истории? А тем, что в отличие от неаполитанца Каннаваро или судьбой приписанного к Риму Тотти, его трудно отнести к какой-то четкой географической диаспоре. Он - этакая странная маска из итальянского карнавала, которая отражает еще одну действительность - ту, в которой человек постоянно мечется в сомнениях, ищет собственное "я" слишком долго и нервозно. Матерацци - это те итальянцы, а их, замечу, немало, которые хотели бы быть настоящими мачо, но при этом рискуют оказаться банальными хулиганами. Они постоянно балансируют на грани геройства и самоубийства, пытаясь обрести самого себя. Такие, как Матерацци, могут в один момент спасти окружающих, в другой - уничтожить их же своими безумными выходками. На счастье Италии, мудрый Марчелло Липпи явил на чемпионате мира ту сторону Матерацци, которая помогла команде выиграть, а не проиграть.

Какие еще маски подарила нам победа Италии на мировом первенстве? Давайте возьмем хотя бы Луку Тони. В нем соединены черты тех итальянцев, которых судьба вознаграждает за их упорство в труде, порядочность и веру в правильность совершаемых поступков. Тони достаточно долго и поступательно шел к славе, причем на пути к ней он, уроженец Севера, сначала стал идолом островного сицилийского "Палермо", после чего перебрался на материк, где превратился в лучшего снайпера серии А, а затем и в чемпиона мира.

Ну а лучший вратарь мира Джанлуиджи Буффон являет собой пример благополучного с рождения итальянца, который обладает при этом фантастическими данными и умеет применять их на практике. Буффон - выходец из спортивной семьи, атлет в научном, генном понимании, и недаром именно он оказался вторым вслед за Каннаваро в списке лауреатов "Золотого мяча".

Дебютировавший в составе "Скуадры адзурры" на стадионе легендарного Льва Яшина - на "Динамо" в Москве, Буффон - это олицетворение преемственности спортивной династии, а также пример человека, беззаветно преданного своему делу. Эту свою преданность вратарь в прошедший понедельник явил всем нам, присутствовавшим на стадионе "Бралья", в рядовом матче отнюдь не первенства мира, а всего-навсего серии В.

Ну и Алессандро Дель Пьеро - куда же без него? Это наследник великолепного Роберто Баджо по части продвижения марки made in Italy не только внутри самой Италии, но и за рубежом, в первую очередь в Азии и Америке. Элегантный и ироничный, он - подобие великого актера Марчелло Мастроянни, по которому мир судил об Италии. Дель Пьеро - мыслящий и умеющий контролировать свои действия человек, что для представителей кальчо большая редкость. Он - символ самой популярной итальянской команды, а следовательно, пример для огромной части населения Италии и для тех многочисленных тифози "Ювентуса", что разбросаны по свету. Ну а после того как Дель Пьеро, став чемпионом мира, еще и не покинул в отличие от многих тонущий корабль в виде опустившегося в серию В "Ювентуса", он создал себе славу человека, который не предает свои убеждения и своих товарищей.

Каких еще типажей не хватает нам в "Скуадре адзурре" для полноты картины? Ну конечно, плейбоя и латинского любовника! Куда же без этого, когда речь идет об итальянцах, которые известны своей страстью к амурным делам. Разумеется, у нас найдется подходящая маска и на этот случай - Филиппо Индзаги. Если верить гламурной итальянской хронике, это один из самых активных специалистов по охоте на женщин во всем кальчо наряду с известным всем Кристианом Вьери и мало кому известным у нас Фабио Галанте. Холостой любитель женщин и красивой жизни, типичный эгоист что на поле, что, как утверждают, за его пределами, человек, слишком зависимый от перепадов настроения и в то же время свято обожающий своих родителей, родного брата и племянника, - вот он, коллективный портрет целого пласта сегодняшних итальянцев!

Нельзя обойти вниманием и удивившего всех в Германии Фабио Гроссо. Кто он, этот загадочный незнакомец? Мне он напоминает хорошо знакомого в России Тото Кутуньо с его хитовой некогда песней про настоящего итальянца Italiano vero. "Настоящий" итальянец в случае с Гроссо равнозначен трудяге, заслужившему полет к славе и не утратившему при этом чувства благородного достоинства, которое отличает тех итальянцев, что не гнушаются своего скромного происхождения и всегда помнят о друзьях из своего прошлого. Гроссо - это футболист с лицом хорошего парня, который долгие годы ждал золотого шанса и не упустил его. Это маска того расторопного итальянца, который трижды за чемпионат мира оказался в нужное время в нужном месте - в матче против Австралии, в эпизоде с ключевым голом в ворота Германии и, конечно же, при пробитии решающего пенальти в ворота французов. Человек из ниоткуда, ставший героем нации, - чем не пример для подражания сотням итальянских мальчишек?

Но хватит, пожалуй, об игроках. Самое время вспомнить о том, кто сделал их чемпионами мира. Да, это он - единственный и неповторимый Марчелло Липпи. Уже довольно давно кто-то приклеил ему ярлык этакого итальянского Пола Ньюмэна. Лично я нахожу лишь некое внешнее сходство между двумя этими знаменитостями - тренером и актером. Куда больше в творческом и жизненном плане нынешний Липпи напоминает мне самого, наверное, известного сегодня в мире итальянца - великого стилиста Джорджо Армани.

Как Армани по кирпичику строил свою империю, так и Липпи за два года создал коллектив, сумевший выиграть чемпионат мира. Как Армани находит наиболее эффективные дизайнерские решения там, где, казалось, найти их невозможно, так и Липпи сшил из "Скуадры адзурры" не всем пришедшуюся по вкусу, но победившую всех на футбольном подиуме коллекцию. Армани и Липпи роднят не только элегантные седые волосы и безупречная выправка, но и умение заставлять окружающих уважать себя и свой труд. Одни не считают одежду от Армани элитной и называют с десяток марок, которые выглядят лучше. Другие не признают футбол от Липпи эталоном для подражания. Однако Армани и Липпи сближает то, что они, если угодно, нашли оптимальное сочетание цены и качества. И за счет этого один процветает со своей империей моды и дизайна, а второй выиграл чемпионат мира по футболу.

Ну а закончить свою попытку создать некий социальный портрет "Скуадры адзурры" хочется на примере выдающегося, на мой взгляд, человека в истории кальчо. О нем мне всегда приятно писать, а с некоторых пор это стало приятно вдвойне, потому как легендарный для Италии персонаж стал другом и колумнистом "СЭ". Речь о рекордсмене по числу забитых за сборную Италии голов, о звезде клуба "Кальяри" и всего кальчо, просто о хорошем человеке - о Луиджи Риве. Сегодня Рива - один из главных помощников чрезвычайного комиссара Федерации футбола Италии, которого зовут Лука Панкалли. А накануне и во время последнего первенства мира он фактически был главной фигурой всей итальянской делегации.

В том, что Италия выиграла золотые медали, огромная заслуга Ривы. Об этом говорили после чемпионата мира и Липпи, и игроки. Не побоюсь громкого сравнения и назову Риву футбольным Джузеппе Гарибальди. Как настоящий Гарибальди помог в свое время свести в единую географическую величину, которую теперь называют Италией, разрозненные государства, так и Рива объединил вокруг себя в самый нужный момент футболистов и тренеров, выступив одновременно и в роли защищающего их от врагов гарибальдийца. На фоне громкого скандала, случившегося в кальчо перед самым чемпионатом мира и очернившего многие известные фигуры, Рива в роли шефа делегации в Германии выступил со своей безупречной репутацией как незапятнанное лицо итальянского футбола. Не изменивший ради богатых грандов серии А своему скромному "Кальяри", с которым он в 1970 году выиграл исторический скудетто, Рива раз и навсегда оставил за собой право на собственное "я" и собственные идеалы, которые никогда не предал. Браво, Рива!

Так почему именно "Скуадра адзурра" стала в Германии чемпионом мира? В том числе, думаю, и благодаря той самой горючей смеси, что таит в себе и сама Италия - страна парадоксов. Провинциальная по своей сути, она сумела переиграть на чужой территории такую мощную нацию, как Германия, и более значимую для Европы Францию. Игроки "Скуадры адзурры" проявили знаменитую итальянскую гордость и сумели победить на фоне грандиозного скандала, грозившего на долгие годы погрузить кальчо во тьму. Многоликая и разношерстная по составу, команда сумела превратиться в единый коллектив под руководством сильного полководца. А озлобленная политическим противостоянием нация сплотилась вокруг своей сборной, которая до прихода туда Липпи вовсе, поверьте, не была всеобщей любимицей.

Вся история Италии соткана из парадоксов, а многие вещи не поддаются логическому объяснению даже со стороны итальянцев, не говоря уж об иностранцах. Но Липпи и Рива вместе со своим штабом сумели превратить игрока по фамилии Парадокс в грозное орудие победы. В итоге в полуфинале "макаронники", как итальянцев называют в мире, переиграли "сосисочников", а в финале отомстили за 1998 и 2000 годы слишком много возомнившим о себе в последние годы "лягушатникам".

А если серьезно, то в нужный для всей Италии момент ее "Скуадра адзурра" оказалась более сплоченной и более нацеленной на победу командой, чем грозные оппоненты. Ее игроки больше других верили в победу, вот и добились ее. "И это все?!" - спросите вы. "Этого вполне достаточно!" - ответил бы вам лучший игрок мира прошлого года и капитан "Скуадры адзурры" Фабио Каннаваро.

Наши блоги